Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Ирина Георгиевна Генслер

Ирина Георгиевна ГенслерТворческий путь Ирины Георгиевны Генслер, характерной танцовщицы Кировского театра, долгие годы украшавшей ленинградскую сцену, начался 60 лет назад. Зрители любили Генслер, ее танцы с восторгом смотрели молодые артисты, учились у замечательного мастера даже в коротких вставных характерных номерах создавать яркий, запоминающийся образ. Уже много лет Ирина Георгиевна делится секретами своего мастерства со студентами Академии русского балета имени А. Я. Вагановой.

Начало
Путь к балету начался у меня во Дворце пионеров. По мрачным улицам города с затемненными окнами (был 1939 год, шла финская война) возила меня мама на занятия хореографией. После я поступила в хореографическое училище. А потом началась война...
Нас отправили в эвакуацию сначала в Кострому, потом в Молотовскую область, в село Полазна. Жили мы в деревенских домиках, а заниматься классикой нас устроили в холодной церкви, где по углам лежал лед. Весь первый месяц я рыдала: родители остались в Ленинграде. Нас ведь отправляли в эвакуацию с чемоданчиком летних вещей: думали, что война через месяц закончится. Потом ко мне приехала мама – это было такое счастье!
После возвращения в разрушенный Ленинград начался новый жизненный этап. К счастью, наша квартира сохранилась в пережившем блокаду городе, она была разграблена, но все-таки осталась жилплощадь. Я продолжала учиться в училище. В то время Кировский театр репетировал в залах на улице Росси, и все свободное время мы проводили на антресолях репетиционного зала, могли смотреть все репетиции, прогоны перед спектаклями и иногда ради этого даже прогуливали уроки. Это было очень поучительно. Я с восхищением наблюдала за работой Н. А. Анисимовой, И. Д. Бельского, Р. И. Гербека, хотелось на них смотреть, им подражать.

Путевка в жизнь
Последние два года я училась у Вагановой. Мы ее жутко боялись – тряслись так, как сейчас, наверное, никто не трясется. Нас объединили с более старшим классом, где все девочки были взрослее и сильнее меня. Чувствовала я себя в том классе очень плохо. Когда мы заканчивали училище, на банкете после выпускного спектакля Агриппина Яковлевна мне сказала: «А ты молодец, я тебя так обижала, но ты мне понравилась на сцене. Так что давай, танцуй характерный репертуар». Так я получила «путевку в жизнь» от Вагановой.
Меня взяли в театр. Но характерного репертуара пришлось ждать. Сначала были два года работы в кордебалете, во всех операх, во всех балетах и даже в мимансе. По двадцать пять спектаклей в месяц! Но все равно я всегда с таким наслаждением выходила на сцену! Через два года стала участвовать в молодежных спектаклях (тогда регулярно ставились спектакли, подготовленные силами молодежи). И однажды напротив своей фамилии в списке, где указывалось, какие кому даются партии, увидела весь характерный репертуар. Наконец-то долгожданная интересная работа!

Гастроли
Самая первая моя поездка планировалась не куда-нибудь, а в Париж! Я была совсем молоденькая, а оказалась в компании известных артистов. Но незадолго до отъезда меня вызвали в особый отдел и сообщили, что взять в поездку меня не могут, потому что я не указала в анкете, что мой отец (коммунист, но немец по национальности) был репрессирован. Я обратилась к художественному руководителю, и мне посоветовали ехать в Москву, в Министерство культуры. А я – девчонка, у меня никого в Москве! Но поехала, нашла министерство. Все как есть рассказала и пожаловалась: «В театре теперь на меня будет наложен крест: мне не будут давать роли, не будут брать в поездки». А был 1953 год, умер Сталин. И я получила ответ: «Не беспокойтесь, я позвоню вашему директору, и вы будете ездить». И действительно, уже в следующую поездку меня взяли. Хорошо, что не побоялась, съездила в Москву, а не то рисковала остаться с черным пятном в биографии!

Роли
Однажды, когда я только третий год работала в театре, солисткой еще не была, заболела Нина Александровна Анисимова, а она должна была танцевать Цыганский в «Дон Кихоте». Меня вызвали, и сказали, что танцевать буду я. Мы с партнером, Игорем Бельским, пошли в зал, он показал, что помнил, и добавил: «А остальное придется досочинить». Так и состоялась моя премьера Цыганского. В Индусский я так же входила — сегодня сообщают, а завтра надо танцевать. В «Конек-Горбунок» тоже срочно, без репетиций вводилась.
Судьба щедро одарила меня встречами с разными хореографами: довелось работать с Лопуховым, Якобсоном, Григоровичем, Бельским, Чабукиани, Фенстером, Вайноненом, Сергеевым. Интересной, увлекательной была работа с Якобсоном над Катькой из балета «Двенадцать». Но станцевать эту партию удалось всего несколько раз. Пытаясь доказать отсутствие в спектакле «антисоветских настроений», Якобсон был вынужден несколько раз переделывать финал «Двенадцати», в результате балет был показан всего четыре раза, а потом запрещен и вышел из репертуара.
Тридцать три года я протанцевала в Кировском театре и ушла с удовольствием — уже больше не хотелось танцевать. Хотя мне говорили: «Ира, зачем ты уходишь, ты еще хорошо выглядишь и можешь танцевать!» Ну и хорошо, что я не ползком со сцены уходила! Я была счастлива, что мне дали прощальный бенефисный спектакль. Телевидение снимало весь тот вечер. Через некоторое время звонит мне поклонница (у меня было много поклонников, которые ходили на все спектакли с моим участием), просит позвонить на телевидение, чтобы вечер показали еще раз. Я звоню, а мне говорят, что уже стерли: пленки не хватало для других передач. Очень было обидно!
За свою творческую жизнь я танцевала и видела многие спектакли и сегодня счастлива передавать накопленный опыт подрастающему поколению. Много лет я учила детей, а теперь готовлю будущих педагогов характерного танца, очень хочется сохранить традиции нашей ленинградской школы.


Заниматься классикой нас устроили в холодной церкви, где по углам лежал лед. Весь первый месяц я рыдала: родители остались в Ленинграде.

Агриппина Яковлевна мне сказала: «А ты молодец, я тебя так обижала, но ты мне понравилась на сцене. Так что давай, танцуй характерный репертуар».

Наша квартира сохранилась в пережившем блокаду городе, она была разграблена, но все-таки осталась жилплощадь. Я продолжала учиться в училище.

 

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.