Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Хулиганка и барин

Есенин и ДунканОб их первой встрече, совместной жизни, скандалах и примирениях, ссорах и страстях написано так много, что хватит для заполнения приличной библиотеки. Им выпало два года счастья среди битых черепков посуды и Империи. Они вытянули тот счастливый билет, после которого уже нет пути назад. Они – Есенин и Дункан.

Так получилось, что все женщины, оставившие в жизни и творчестве Есенина яркий след, были с ним не больше трех – пяти лет. Зинаида Райх была первой женой поэта, матерью его двоих детей, Тани и Кости. До встречи с ней Есенин около двух лет прожил в гражданском браке с Анной Изрядновой. У пары родился сын Юрий, но в судьбе и творчестве самого Есенина этот брак не оставил никаких серьезных следов, несмотря на бескорыстную и бесконечную любовь Изрядновой.

С Зинаидой Райх Есенин познакомился летом 1917 года – она трудилась машинисткой в редакции газеты «Дело народа», он был начинающим поэтом. Официально Райх считалась девушкой поэта Алексея Ганина, что не помешало ей и Сергею заключить брак в августе, в ходе поездки по России. Деньги на венчание выслал отец невесты на основании краткой телеграммы: «Вышли денег. Венчаюсь» – Зинаида была девушкой решительной, не боялась принимать судьбоносных решений. Однако когда по возвращении в Петербург Есенин потребовал, чтобы молодая жена оставила работу, она беспрекословно согласилась, тем более что ей и самой хотелось посвящать все время семье, будущей дочери. Со временем Райх снова вышла на работу, а весной 1918 года была переведена в Москву. Между супругами начались ссоры, но окончательный разрыв произошел позднее, в период ожидания второго ребенка. Не последнюю роль в их разрыве сыграл ближайший друг Сергея Есенина Анатолий Мариенгоф, который с первых дней знакомства пришелся Зинаиде не по нраву – и это чувство было взаимным. Именно он по просьбе Есенина сообщил Райх, что у поэта якобы есть любовница. Женщина поступила в полном соответствии со своим характером: молча собрала вещи и ушла в никуда.

Сына Есенин увидел случайно, когда он и Райх оказались на вокзале в Ростове: она ехала в Кисловодск, он вместе с Мариенгофом возвращался из Ташкента. Есенин согласился посмотреть на мальчика, но при первом же взгляде отшатнулся со словами: «Черный! Есенины черными не бывают!» Райх не сказала ни слова.

Следует упомянуть о двух малоизвестных фактах. Слова Мариенгофа о том, что у Есенина есть любовница, были ложью, придуманной им «во спасение» друга. Но нельзя забывать, что осенью 1918 года, после года семейной жизни, Сергей писал Андрею Белому: «Лежу совсем расслабленный в постели. Черкните мне, когда Вы будете свободны» – и адрес, в котором строчка: «Лидии Ивановне Кашиной для С.Е.». Лидия Кашина является далеко не проходным персонажем в судьбе поэта. Именно ей посвящена поэма «Анна Снегина», а об отношениях, связавших этих людей, остались воспоминания сестер поэта.

Прежде чем закончить разговор о Зинаиде Райх, необходимо упомянуть интереснейшую запись Мариенгофа: «Больше всех он ненавидел Зинаиду Райх. Вот ее, эту женщину, с лицом белым и круглым, как тарелка, эту женщину, которую он ненавидел больше всех в жизни, ее – единственную – и любил». Анатолий Мариенгоф открыто враждовавший с Райх – и вдруг такое признание. Да и сам Есенин хоть и отрицает такое суждение о своей единственной любви – но как-то вяло… Да, он пишет похабные частушки с обращением к Мейерхольду, женившемуся на Зинаиде и принявшему его детей, да, он грустно усмехается: «Но ты детей по свету растерял,/Свою жену легко отдал другому», позднее и подавно трактует расставание как инициативу жены:

          Вы помните,
          Вы все, конечно, помните,
          Как я стоял,
          Приблизившись к стене,
          Взволнованно ходили вы по комнате
          И что-то резкое
          В лицо бросали мне.

          Вы говорили:
          Нам пора расстаться,
          Что вас измучила
          Моя шальная жизнь,
          Что вам пора за дело приниматься,
          А мой удел –
          Катиться дальше, вниз.

          Любимая!
          Меня вы не любили…
    Но нельзя отрицать одного – только с Райх у Есенина были настоящий семейный очаг и обустроенный быт. Одного Сергей не смог простить: «Зинаида сказала Есенину, что он у нее первый. И соврала. Этого Есенин никогда не мог простить ей. Не мог по-мужицки, по темной крови, а не по мысли.
     – Зачем соврала, гадина?!
     И судорога сводила лицо, глаза багровели, руки сжимались в кулаки».
    Тот же Мариенгоф считал, что Райх продолжала любить Есенина и после того, как вторично вышла замуж за обожающего ее человека: «Помани ее Есенин пальцем, она бы от Мейерхольда убежала без резинового плаща и без зонтика в дождь и в град». На похоронах поэта Зинаида Николаевна кричала: «Сказка, жизнь моя, куда ты уходишь?!», а спустя уже десять лет после смерти Есенина она подарила своей близкой подруге фотографию с надписью: «Мои печальные глаза тебе, как воспоминание о самом главном и самом страшном в моей жизни – Сергее…»
    Есенин оставался если не в сердце, то в душе всех любивших его женщин. В ноябре 1920-го состоялось знакомство поэта с Галиной Бениславской, самой верной и самой несчастной его подругой. Она ждала его свободы между браками, следовавшими один за другим, кормила, снабжала деньгами и вещами, встречала его друзей, взяла на себя хлопоты, связанные с издательством его стихов. В ответ получала лишь: «Вы мне очень, очень дороги, Галя. Но я не люблю Вас как женщину». Бениславская страдала, терпела, изливала злость в письмах и дневниках – и обещала ждать, сколько нужно, ждать всю жизнь. Через год после смерти Есенина она застрелилась на его могиле: «Здесь покоится все самое дорогое для меня». Галина Бениславская была очень красивой женщиной и бесконечно одинокой в своей любви.
    Осенью 1921 года Сергей Есенин знакомится с приехавшей в Советскую Россию всемирно известной танцовщицей Айседорой Дункан. Из дневника Бениславской следует, что это произошло в день рождения поэта, 3 октября. Воспоминания современников об их первой встрече разнятся, но доподлинно известно одно: судьба соединила рязанского крестьянина и европейскую аристократку властно и моментально. Два года их громкой связи пролетели как один день – и растянулись на всю жизнь. Их любовь была разной, расставание – тяжелым, но особенно страшна схожесть их смерти с промежутком в неполных два года.
    Впервые Дункан посетила Россию в 1905 году. Она была звездой мирового масштаба, ее новаторство в танце повсеместно вознесло ее на Олимп. Не было только счастья в личной жизни. У нее были многолетние привязанности: в 1905 году в Париже Айседора познакомилась с красавцем Гордоном Крэгом. Между ними вспыхнула страсть, 24 сентября 1906 года у них родилась дочь Дидра, но два гениальных человека редко могут долго быть рядом. Расставание с Крэгом оставило глубокий след в ее душе – лучшим лечением стала работа: триумфальные гастроли по Америке, новая школа для девочек в Берлине. В 1909 году, после возвращения в Париж, Айседора знакомится с миллионером, владельцем всемирно известной фирмы по производству швейных машинок Зингером. Она родила ему сына Патрика, чье милое детское лицо было известно всему миру благодаря рекламе мыла: очаровательный малыш с кудряшками, весь в мыльной пене. И дочери, и сыну Айседоры была суждена нелепая и страшная смерть: 19 апреля 1913 года машина с ними свалилась в реку. В 1914 году у нее рождается третий ребенок, который умирает сразу же после родов, и женщина чувствует, что она не в силах оставаться в этой стране: вместе со своей школой она переезжает в Нью-Йорк. И, наконец, в 1921 году восторженно относящаяся к русской революции европейская танцовщица Айседора Дункан получает из Советской России приглашение для создания школы танца. 24 июля, в возрасте 44 лет, она приезжает в Москву…
    Первая встреча Есенина и Дункан многократно описана в различных воспоминаниях. Им не мешали ни разница в возрасте, ни отсутствие общего языка.    Есенина всегда тянуло не только к женщине-любовнице, но к женщине-матери, около которой он мог бы чувствовать себя уютно и спокойно. Айседора понимала это и делала все возможное для того, чтобы возлюбленный чувствовал себя защищенным от всех невзгод, бушующих за окнами ее особняка на Пречистенке.
    Про Дункан говорили, что она обладает удивительным чутьем. Сам Есенин с удивлением отмечал, что она, понимавшая по-русски несколько фраз, чувствует его стихи лучше многих соотечественников. Позднее она так же остро будет чувствовать, что в грубом русском словце ее Сергей находит для себя отраду, – и будет нежно просить: «Skaji mne dryan’!» Он же не преминет внести в свои стихи одно из любимых к ней обращений последних лет:
         Сыпь, гармоника. Скука... Скука...
          Гармонист пальцы льет волной.
          Пей со мною, паршивая сука,
          Пей со мной...
    Все это странным образом перемежалось в чувствах Есенина: то он приходил в исступление и кричал «А я влюблен, влюблен в Дункан! Любил и буду любить!», то озвучивал на всю Россию:
    Что же ты смотришь синими брызгами, иль в рожу хошь.
    В огород бы тебя на чучело, пугать ворон.
    До печенок меня замучила со всех сторон.
   
    Они потому и могли быть вместе, что понимали друг друга на каком-то высшем уровне. И могли только стекленеть от человеческой подлости и глупости, слыша «Денег нет. Вот дурак! А что ж тогда на старухе-то женился?!» или частушку Мариенгофа:
    Толя ходит неумытый,
    А Сережа чистенький.
    Потому Сережа спит
    С Дуней на Пречистенке.
    От всей грязи и пошлости Дункан решила увезти Есенина в заграничное путешествие. В связи с этим имел место забавный инцидент: Айседора диктовала в трубку текст телеграммы своему продюсеру: «Можете ли организовать мои спектакли с участием моего мужа, знаменитого русского поэта Сергея Есенина». Ничего не понимавший в английской речи Сергей спрашивал присутствующих, в чем дело, на что получил лаконичный ответ Ильи Шнейдера, бывшего переводчиком Дункан: «Насколько я понял, вам, Сергей Александрович, только что сделали официальное предложение…» Стоит ли говорить, что началось тут в роскошном доме Дункан: Есенин бегал по комнатам с хохотом: «Я Дункан!», окружение ярой противницы брака Айседоры не могло поверить в происходящее, а сама танцовщица была на седьмом небе от счастья:
    – Поздравлять! Поздравлять! Теперь я буду настоящая, толстая, русская жена!
    Казалось, что впереди у них светлая и, несомненно, долгая жизнь. К тому же подоспело разрешение на заграничное турне. Правда, именно оно и стало началом конца.
    В Европе и в Америке Есенина встречали не иначе как «молодого мужа известной танцовщицы Дункан». Он приходил в бешенство, пытался читать стихи, которые не принимала европейская публика. А встречи с русской аудиторией были редки и тоже не всегда успешны, ударялся в безудержное пьянство. Супруги вернулись в Россию совсем другими. «Если увозила она его надломленным, то вернулся Сергей окончательно сломанным», – свидетельствует современник.


    После возвращения Есенин уже не стремился в особняк на Пречистенке каждую свободную минуту – напротив, он старался появляться там как можно реже. Более того, стал изменять жене – так, 12 мая 1924 года нежная, трогательная и удивительно по-житейски мудрая поэтесса Надежда Вольпин родила Сергею сына Александра. Есенин не хотел это ребенка. Да и о своем творчестве он размышляет все мрачнее: «Моя поэзия здесь больше не нужна. Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен». Единственное место, где он был нужен всегда, особняк на Пречистенке. И еще скромная квартира Галины Бениславской. Так он в те годы и метался: то к «Сидоре», то «Галя – это моя жена», то опять нигде и один. 
    Дункан уезжает на гастроли по югу России, куда следом обещает приехать и Есенин. Потом его начинают задерживать «дела», Айседора забрасывает его телеграммами с заверениями в вечной любви, а он живет у Бениславской. В конце концов несчастная женщина получает от мужа такую весть: «Я люблю другую женат счастлив».


    Айседора как всегда лечилась работой. Есенин – новой любовью. В августе 1923 года он познакомился с актрисой Августой Миклашевской. Ей посвящены совсем другие, не как Айседоре, нежные стихи:
    Я б навеки пошел за тобой
    Хоть в свои, хоть в чужие дали…
    В первый раз я запел про любовь,
    В первый раз отрекаюсь скандалить.

    Пускай ты выпита другим,
    Но мне осталось, мне осталось
    Твоих волос стеклянный дым
    И глаз осенняя усталость…


    Роман с Миклашевской длился недолго, а 18 сентября 1925 года Есенин заключает брак с внучкой Льва Толстого Софьей.
    Того покоя, который пошел бы ему на пользу, поэт так и не обрел: 28 декабря 1925 года его нашли в пятом номере гостиницы «Англетер» повесившимся.
    Через два года Дункан погибла в результате несчастного случая: ее шарф, с которым она так любила танцевать, запутался в спицах колеса автомобиля и задушил ее.
    Остались его стихи и ее танцы, осталась их мировая слава и страшная, пронзительная история любви.
    …
    И какую-то женщину,
    Сорока с лишним лет,
    Называл скверной девочкой
    И своею милою.

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.