Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Ядран Шетлик: искусство фотопортрета – это бесконечная импровизация

Ядран Шетлик, искусство фотопортретаОн отлично говорит по-русски, с приятным акцентом. Эмоционален. Внимателен. В пылу рассказа хватает собеседника за рукав и хлопает по плечу. Жестикулирует, машет руками. Шутит интеллигентно, смеется с удовольствием. Чешский фотохудожник Ядран Шетлик умеет создать непринужденную обстановку. Его метод «фотографической живописи» принес ему заслуженную известность. А пленочная камера в руках мастера успешно конкурирует с «бездушной» цифровой техникой.

− Ядран, при создании портретов вы принципиально не используете цифровую камеру?
− Нет, «цифрой» я пользуюсь только для своих «домашних» съемок. А для портретов всегда использую классическую технологию. Высококачественная фотопленка, традиционная проявка, ручное увеличение и печать. Последний этап – мое собственное изобретение. Верхний слой фотобумаги с изображением снимается, переносится на холст, прессуется и лакируется вручную. И больше никаких дорисовок…

−  То есть вы принципиально не пользуетесь ретушью или фотошопом?
− Абсолютно.

− А если человек, например, уже не молод?
− В первую очередь, для фотосессии необходим профессиональный визаж и прическа. Моя супруга Габриэлла опытный стилист и визажист. Ее тщательная работа – уже пятьдесят процентов успеха съемки. Я подбираю правильное освещение, «мягкий» портретный объектив – и этого вполне достаточно. Тогда на снимке человек останется сам собой. В тот момент, когда вы начинаете в фотошопе убирать одну, вторую, третью морщину, лицо «натягивать», увеличивать грудь (смеется), вы уходите от реальности. В рамках портретных съемок я компьютером вообще не пользуюсь.

− А почему, собственно?
− Мне просто не нравится. Люди становятся неестественными, «доделанными». Я стараюсь все необходимое сделать до фотосъемки, а не после. Чтобы человек остался таким, какой он есть.

− А какие люди вам сегодня интересны? Значимые личности или простые граждане?
− У меня сейчас два основных направления. Во-первых, есть различные галерейные проекты: «Лица России», «Лица Чехии», «Мосты Православия», ветераны, спортсмены и другие. Это партнерские проекты. Во-вторых, портретная семейная съемка. Выставки портретов постоянно проходят в Москве, Петербурге, Праге. Летом будет большая выставка в Смольном.

− Россия обширная страна. Где уже успели побывать?
− Был в Ростове, Краснодаре, Ханты-Мансийске, делал там галерею «Лица Югры».
Следующая фотосъемка касается создателя знаменитого автомата – Калашникова. Она будет на Урале. Собираюсь ехать туда.

− Когда вы были совсем маленьким, мечтали стать фотографом?
− Знаете, я уже в 10 лет начал снимать. Мой дедушка был отличным фотографом и снимал превосходно. Он подарил мне первый фотоаппарат. А мой отец в середине шестидесятых работал журналистом в Риме, и я туда часто приезжал погостить. Однажды, гуляя по центру Рима, я увидел Клаудию Кардинале, окруженную фотографами. Толпа, вспышки, шум… Я тоже решил поснимать. Конечно, волновался, эмоции... Многие снимки получились нерезкими, но несколько кадров вышло довольно удачных. Я пришел домой и сказал: «Папа, я снимал Клаудию Кардинале!» Очень мне понравилось. После этого я почти год ходил с итальянскими папарацци.  Мне было 13 лет, и меня пускали везде, даже если взрослых фотографов тормозили. Звезды вроде Софи Лорен и Брижит Бардо смеялись, увидев меня, – ну, знаете, ребенок с фотоаппаратом! Только однажды муж Брижит Бардо попытался отогнать меня зонтиком (смеется). В результате получился неплохой архив звезд «серебристого экрана» шестидесятых годов.

− А что потом?
− Потом я учился и продолжал уже в Чехии. Индустриальная фотография, репортажи, реклама, мода… Хотя мода у нас тогда была совсем неинтересная, как и здесь, наверное. Занимался художественной съемкой, создавал рекламные проекты для известных заграничных фирм, например «Лореаль» и «Макс Фактор». Потом появилось желание делать что-то без посредников и заданий. Что-то свое. И я решил создать свою личную галерею. Галерею портретов известных людей. Два года я снимал всех известных людей в Чехии. Разных профессий. Искусство, мода, церковь, спорт… Такой кросс-овер. Потом мы создали фотостудию в Карловых Варах, там живет очень много русских. И мои русские знакомые почти год уговаривали меня привезти все мое творчество в Россию.

− И когда это случилось?
− Четыре с половиной года назад. Я просто решил попробовать.

− А вы, кстати, уже говорили по-русски?
− Нет. Когда я приехал, я на английском общался. Хотя в школе русский нам преподавали, но этого абсолютно не хватило, чтобы жить здесь, работать и разговаривать.

− Сложно было чешскому фотографу организовать выставку в Москве?
 − Конечно, я не мог приехать на Красную площадь, встать там и сказать, что я фотохудожник из Праги. К счастью, мой хороший друг договорился о встрече с Сергеем Ястржембским и послом Чехии в России. Мой проект их заинтересовал. Тогда я впервые приехал в Москву на два дня, чтобы показать свои работы и все обсудить. Мне обещали помочь. И уже через три недели я вернулся и начал работать.
Первая выставка прошла в Новом Манеже. Были представлены портреты большого формата. Открыть выставку приехал мэр Праги, было много известных персон, людей искусства, моих знакомых из России.
Кстати, делать выставку мы приехали вместе с Габриэллой, моей будущей женой. Мы и поженились здесь, в Москве, в чешском посольстве. Это огромное «сталинское» здание, сам Сталин подарил его Чешской Республике. Там же я сделал первые местные фотографии.

− Ядран, объясните, в чем секрет хорошего снимка?
− В каждой области фотографии есть свой секрет. В спортивной съемке важно уловить момент, успеть нажать кнопку. А в портретной нужно передать какую-то ауру личности, отразить душу.

 − Чем отличаются портреты людей из разных стран?
−  Логично, что они отличаются внешне, но это не главное. Я пытаюсь соединить разные физиономии, разные типы, разные этники. И при этом отразить то позитивное, что есть в каждой личности. Когда я снимал Жириновского, например, он вел себя очень серьезно. Но на портрете он все же получился весьма приятным человеком.

− Трудно ли сделать хороший портрет? Заставить людей раскрыться?
 − Хороший портретист, по моему мнению, должен быть в первую очередь хорошим психологом, и только во вторую – профессиональным фотографом. Нужно постараться, чтобы человек расслабился, забыл все плохое, полностью включился в процесс съемки.

− Приключались ли на съемках женских портретов какие-то романтические моменты? Влюблялись когда-нибудь в образ?
− Вы знаете, всегда приходится в человека влюбиться. Это такая «микролюбовь», она нужна, чтобы получился одухотворенный снимок, а не фото на паспорт. Хороший портрет – это, по-моему, результат хорошего общения с человеком. Человек должен почувствовать себя принятым в семью, в нашу маленькую компанию. Это очень важно. Когда человек себя хорошо чувствует – он и хорошо выглядит.

− Ядран, когда вы снимаете портрет, то планируете, каким будет результат?
− Знаете, я ничего не планирую. У меня нет готовой концепции съемки. Это постоянная импровизация. Конечно, одежда, прическа украшения обсуждаются до фотосессии. А дальше начинается труд. Съемка парадного портрета − это серьезная работа. Даже если не все идет гладко, нельзя останавливаться, пока не достигнешь результата, который обрадует тебя.

− Всегда ли человек на портрете выглядит хорошо?
− Парадный портрет – это не документальная съемка, не репортаж, не социальная фотография, желательно, чтобы все выглядело хорошо. Но «хорошо» − это не дорисовка на компьютере, а большая предварительная работа и правильное настроение на съемке.

− Бывают ли у фотографа творческие кризисы?
− Пока, на счастье, нет. Времени нет на это. Что значит творческий кризис? Постоянно придумывается что-то новое, интересное. Вот сейчас семейный портрет, детский портрет. Вы не представляете, как можно порадовать человека хорошим портретом, например, его ребенка. Это значит принести людям в семью радость. Это смысл моей жизни и работы. Коммерческий проект, некоммерческий − не имеет значения. Кто захочет повесить у себя в комнате плохой портрет? Плоский, искусственный… 

− Когда заходит речь о портретной фотографии, все ли люди фотогеничны?
− Для меня нет нефотогеничного человека. Есть люди разные. Надо поймать настроение. Есть много замечательных людей, не являющихся признанными красавцами и красавицами, но оставивших прекрасные портреты. Например, Шемякин, Фрейндлих, Волчек. Для меня самая важная награда − их благодарность.

− Женщина в понимании Ядрана Шетлика − это … ?
− В первую очередь красота. Конечно, не только внешняя, но и внутренняя. Но это, безусловно, красота, которая приносит удовольствие от работы с ней и желание ее понять.

− Сложно ли работать с людьми, не зная их языка?
− Ну, людей не знающих ни русского, ни чешского, не английского я пока не встречал... Может, с китайским будут проблемы… Но договориться всегда можно!

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.