Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

«ЛЮБЛЮ ЕГО ДО ОБМОРОКА!..»

Похороните меня за плинтусомВ «лихие» 1990-е, как их теперь величает канал НТВ, в библиотеках вдруг образовались очереди и запись на один из номеров журнала «Октябрь» с повестью тогда еще никому не известного автора. Повесть называлась «Похороните меня за плинтусом», а двадцатишестилетней автор Павел Санаев оказался сыном известной актрисы и пасынком Ролана Быкова, которому и посвящена повесть. «Одна из самых удивительных повестей о детстве, когда-либо написанных на русском языке» − как вполне справедливо утверждают сегодня в издательском послесловии. Два года назад повесть была издана отдельной книгой, а совсем недавно переиздана.

Восьмилетний Саша Савельев, от лица которого ведется рассказ, мечется между мечтой о маме, которая все время «мотается» в Сочи к любимому человеку, и невероятной силы, как ураган, любовью Бабушки, на воспитание которой он оставлен в Москве. «Мама не могла меня забрать, счастье не могло стать жизнью, и жизнь никогда бы не позволила счастью заводить свои правила» − так говорит восьмилетний ребенок (!)

И вот накануне Нового года, в петербургском театре «Балтийский дом» сыграли наконец премьеру, представили первую в России театральную версию популярной книги.

Спектакль, поставленный Игорем Коняевым, (одним из авторов блестящего «Московского хора» в МДТ−Театре Европы), смотрится на одном дыхании, как и читалась книга – запоем, одним глотком. Особая редкость и радость − спектакль не оказался ниже первоисточника, повесть Санаева перенесена на сцену практически без потерь. Сохранена главная тональность рассказа, его нерв − пронзительнейшая эмоциональная исповедь «маленького героя».

   Не только остроумной, но и доказательной оказалась идея пригласить на роль восьмилетнего героя Игоря Скляра (особенно накануне его первого юбилея). Совершенно не мешает ни его черный костюм, ни отстраненность актера, когда он вдруг присядет в сторонке, где-нибудь на диване, закурит трубку и, не отрываясь, начнет наблюдать за жизнью в бабушкиной московской квартире.
Но главный козырь спектакля – приглашение на роль Бабушки Эры Зиганшиной! Эра Зиганшина – актриса отважная, всегда рвущаяся к чему-то новому, неизвестному, всегда стремящаяся к эксперименту. Вот и в декорации «Плинтуса» актриса вошла, как к себе на кухню, будто здесь, среди этих шкафов, диванов, умывальников и мусоропроводов, прошла вся ее жизнь. Это ее среда – среда
художника и поэта. Она поэт: и на кухне, и в гостиной, и в телефонных разговорах, и в ссорах с простодушным Дедушкой. Правда все, что «озвучивает» Бабушка, вряд ли может остаться в благодарной памяти ребенка: слова «сволочь», «урод», «придурок» − это лишь самая легкая часть ее артиллерии. Действительно, с этой Бабушкой не всякий сапожник (или милиционер, например?) мог бы потягаться!

Кроме криков и ругани, в этой Бабушке много чего намешано. Здесь, ненавязчиво объясняет нам актриса, слились воедино и киевская эмоциональность (именно оттуда привез ее Дедушка), и нереализованное актерство (брак помешал), и потеря первого ребенка в эвакуации… Но что поделать, если у тебя в десятки раз больше чувств, чем положено нормальному человеку, сердце просторнее, фантазия без границ, язык без костей… Всего чересчур! Совсем как у Цветаевой: «Что же мне делать, певцу и первенцу… с этой безмерностью в мире мер?!» Трагедия чрезмерности…

Во втором акте − в сценах ссор с дочерью, тайного побега внучка с мамой, особенно в получасовом монологе перед запертой дверью на лестничной площадке − актриса поднимает конкретную семейную историю на качественно иной уровень обобщения. Тут же на память приходят и Васса Железнова, и Кабаниха, и история о суде царя Соломона, положенная Брехтом в основу «Кавказского мелового круга». И, конечно же, король Лир…

Главное − любовь к внуку, она-то и оправдывает все в жизни Нины Анатольевны. «Это мой ребенок, люблю его до обморока!» – чем не цветаевская фраза?

Та пронзительность, с которой Э. Зиганшина играет, вернее − проживает финал, те регистры и октавы души (вторая, третья, четвертая…), какие охватывает актриса, сразу же поднимает спектакль куда-то ввысь, укрупняет эту довольно частную историю до вселенских масштабов, факт личной биографии Павла Санаева выводит из быта на безграничные пространства бытия… Спектакль растет и на наших глазах превращается в событие нынешнего театрального сезона, становится «историей»; спектакль, который нужно непременно посмотреть.
И. Тургенев когда-то очень точно распределил роли читателей (заодно и зрителей) этой истории, с его легкой руки все мы – «отцы и дети» и соответственно – внуки и внучки, дедушки и бабушки… Может быть, в этом и таится причина столь небывалого интереса к книге, а теперь – и к спектаклю?..

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.