Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Цыганское счастье

В песнях цыган жестокие рыдания сливаются с фейерверками праздника, горечь полного поражения – с торжеством победы, а тайна смерти – с жизнью.
И поют они так, как будто гордо смотрят в глаза смерти и бросают ей вызов. Все у цыган на надрыве. Иной музыки у них нет. И жить по-другому они не умеют.
О своем народе рассказывает скрипач Сергей Эрденко, один из лучших цыганских музыкантов Европы.

Когда цыгане поют – сердце реагирует мгновенно. Боль какого-то непонятного горя проживается одновременно со сладостью, блаженством и счастьем, рождая совершенно новое измерение, похожее на вечность. Цыганские песни уносят чувства в запредельность, гипнотизируют своей неукротимо-дикой, неистовой мощью…

– Музыка – это магия, – говорит Сергей Эрденко. – Она легко проникает внутрь человеческого существа, наполняя его собой, и там, внутри совершается таинство. Безусловно, музыка (я имею ввиду живую музыку, а не электронную) способна преобразить человека, и музыканты, рождающие ее – это волшебники.

Цыгане от природы владеют многими тайнами, в том числе музыкальными, такими, которые не передаются по наследству посредством слов или обучения – только через кровь! Ведь всегда можно с первых звуков определить, цыган или не цыган поет или играет на скрипке, потому что через его голос, через пальцы начинает говорить обнаженная страстная цыганская душа.

Цыгане вне музыки вообще не существуют. Все европейские цыгане делятся на две группы – романи и синти. Романи – рома, как говорят в России, выходцы из центральной части Индии. В Индии они относились к низким кастам и имели право зарабатывать только музыкой и развлечениями. Самая многочисленная их каста называлась «дом» и профессионально занималась попрошайничеством; в Индии их брезгливо называли «неприкасаемые». Более благородные, синти, жили на самом севере Индии, в горах, и были знаменитыми воинами. Они славились своей силой и непобедимостью, так что историки часто сравнивают их со спартанцами. К тому же все они были искусными музыкантами. И не случайно французский цыган Джанго Рейнхардт, которого я признаю как цыгана всех времен и народов, назвал созданное им направление новой цыганской музыки «синти-джаз». Это романтический цыганский джаз, который играют сейчас все цыгане Европы. Именно он стал их новой цыганской традицией.

Во время Второй мировой войны фашисты расправлялись с цыганами крайне жестоко. Подобно еврейскому, цыганский народ подлежал тотальному уничтожению. Цыган тысячами убивали в концентрационных лагерях – 90 процентов их погибло на оккупированных фашистами территориях.

Джанго Рейхард уже обладал к тому времени мировой славой. Война застала узыканта в Голландии. Его арестовали, увезли в гестапо, и как любого цыгана собирались расстрелять. К счастью, один из гестаповцев оказался поклонником Джанго… Ночью он помог Джанго бежать, и затем переправил его через Альпы в Швейцарию. В Европе музыкальные традиции цыган постоянно обновляются. Их музыка живет, изменяется, развиваясь в новом времени. Она совершенно не похожа на ту, что играют в России. Музыка российских цыган до сих пор находится во власти стереотипов цыганского искусства, принятых еще в советское время.

Она стала как бы законсервированной музыкой.

Недавно я побывал в Москве на большом цыганском фестивале, в концертном зале «Россия», где почти все цыганские музыканты без стеснения выступали под фонограмму. На европейских цыганских фестивалях слышна только живая музыка. Кстати, эти фестивали в Европе собирают огромные стадионы и очень популярны.

Пришла пора говорить о настоящем кризисе цыганской культуры в России. Дело в том, что на государственном уровне давно перестали заниматься цыганской музыкой. Ведь раньше почти во всех филармониях существовали цыганские ансамбли, им выплачивались государственные дотации. Сейчас этого нет. Цыгане разбрелись по ресторанам, поют для заработка и услады почтенной публики, никак не развивая цыганское искусство. Репертуар «ресторанных» цыган везде один и тот же, не более 30 песен. А ведь репертуар существовавших до революции цыганских хоров насчитывал до тысячи произведений. Причем каждый цыганский хор искал свое особенное, неповторимое лицо, имея в внутри собственных композиторов. В цыганской культуре царил непрерывный творческий процесс.

Цыгане по сути – творцы. Если они и поют чьи-то песни, то преобразовывают их по-своему. Попав в русские города, цыгане начали петь на русском языке, но все равно пели по-цыгански, оставляя слушателей в полном потрясении, потому что изнутри зажигали давно знакомые песни, делая их огненными.

Слушая цыган, трудно усидеть на месте. Цыганское пение заводит человека, и внезапно он обнаруживает в себе кипящую цыганскую кровь. Потому что в каждом человеке есть что-то цыганское. Фламенко – неповторимое цыганское искусство, достояние всего мира.

Фламенко родилось в Испании, которая в период Инквизиции была самой жестокой страной по отношению к цыганам.

После долгих гонений цыган вытеснили под палящее солнце в пустынные горы Андалузии. Цыгане поселились в пещерах и жили обособленно. Они были самодостаточны и очень горды. Поколения, которые выросли в изгнании, обладали неутолимой жаждой риска. Из их среды выходили неуловимые разбойники, контрабандисты, конокрады, самые известные тореадоры. Их жизнь – это захватывающая дух пляска на лезвии ножа.

В их крови выработалась потребность дразнить смерть, играя с жизнью. Так в андалузских пещерах родилось фламенко, пронизанное бесконечной страстью, риском, дикой красотой и бессмертием, потому что этот танец для цыган есть разговор со смертью. Андалузия находится недалеко от Африки и арабских стран, и, естественно, цыгане добавили в свое искусство самые жгучие особенности этих народов, как и непримиримость испанского темперамента, создав гремучую, переперченную, пересоленную смесь. За этими странными звуками, треньканьем на гитаре, гортанным пением и неистовым, яростным танцем кроется бесконечная космическая глубина.

Сотни лет исконное цыганское фламенко считалось в Испании чем-то грубым, неприличным, подобным современному матерному тюремному шансону. Его исполняли в самых опасных, злачных местах, где собирались контрабандисты, воры, разбойники, цыгане.

Пока не появился поэт Гарсиа Лорка. Он вывел фламенко на сцену, показал его миру, пригласив на выступления влиятельных журналистов разных стран – и фламенко сразу стало великой сенсацией. Теперь испанцы гордятся им.

Цыганский мужчина – герой по состоянию души. Может, я говорю грубо, но особенность цыгана вижу в том, что его очень трудно «обабить». Цыган чахнет без риска, у него непреодолимая потребность всеми фибрами своей души ощущать риск, жить экстремально.

Размеренное, предсказуемое существование не для него! Самое страшное – просто плыть по течению, быть обычным человеком.

Свой музыкальный коллектив я назвал «Лойко», в честь литературного героя Лойко Зобара. Для меня он истинно цыганский герой. Лойко был красив как бог, полон достоинства, его любили женщины, он был конокрадом, гордым одиночкой, и он был музыкантом. Все, что только может быть разнообразного, собрано в этом человеке неразделимо.

Одно без другого тускнеет. Если бы он не был рисковым конокрадом, его не уважали бы. И красота его не стоила бы медного гроша. Музыкальные способности цыгана – тоже огромный плюс.

Авторитет прекрасного музыканта среди цыган не меньше, чем у «криминального авторитета». Потому что музыкальность – это великая ценность, душа.

Цыганская натура сочетает в себе непримиримые на первый взгляд противоречия, и чем больше в мужчине разнообразных граней, тем более авторитетным, значимым он становится.

Внутреннее богатство цыгана в многообразии его личности.

Цыганские женщины – это отдельный разговор. Как и цыганская музыка, они имеют свою тайну, которую разгадать невозможно. Известно, что многие российские дворяне, блестящие кавалеры, помещики теряли голову от любви к цыганкам и брали их в жены. У Льва Толстого был двоюродный дядя, граф Федор Иванович Толстой – полковник, красавец, силач. Он был бретер, дуэлянт. Влюбился в цыганку, да так, что предложил ей руку и сердце. А она молчала – пройдет мимо, обожжет взглядом и ничего не отвечает. Он страдал дико, любовь сжигала его. Однажды он проиграл в карты 20 тысяч рублей – огромные деньги. У него было три дня, чтобы вернуть долг, но денег он за это время не нашел. На исходе третьей ночи решил застрелиться, вдруг –стук в дверь, входит его любимая цыганка, а у нее в охапке 20 тысяч, которые она насобирала по цыганам. Оставила деньги и ушла. И только после этого дала согласие на брак. Вот какая. Жили они счастливо.

В XVIII-XIX веке среди городских российских цыган возникла цыганская интеллигенция. Общаясь с людьми высшего общества, цыгане соответственно менялись, приобретали манеры. Многие уважаемые цыгане отдавали своих дочерей в институты благородных девиц, где цыганки получали образование, изучали языки. Они одевались в парижских лавках, были уникальными модницами и красавицами, при этом еще прекрасно пели, танцевали. Было модно жениться на цыганке или уйти с цыганами кочевать. Молодые русские, разъезжавшие по степям с цыганами, были своего рода первыми хиппи.

Цыганский табор имеет очень четкую схему взаимоотношений, жесткую организацию маленького государства, со своими законами, главой, судом, старейшинами и безупречной дисциплиной.

Это необходимо для выживания табора, потому что цыгане часто были не в ладах с законом, занимаясь воровством, конокрадством, обманами. Чтобы уйти от наказания, табору требовалась постоянная готовность молниеносно исчезнуть.

Достаточно было одного знака, чтобы в течение двух минут огромный табор срывался с места, не оставляя после себя ничего. Но при этом в таборе царила абсолютная свобода. Отмечу также, что при всей видимой страстности и необузданности, у цыган нерушимый культ семьи. Развестись в цыганском таборе почти невозможно.

Конокрады никогда не жили в таборе, чтобы не ставить его под угрозу. Ведь до ХХ века конокрадство в русском народе считалось страшным преступлением, и если крестьяне ловили цыгана, то устраивали самосуд. Цыгана брали за руки, за ноги и били спиной об пенек. Он оставался парализованным. У каждого народа был свой суд – у евреев забивали камнями, у арабов отрубали руку, а здесь вот ломали спину.

В истории еврейского и цыганского народов много общего. Оба народа покинули родину и долго были изгоями. И тех, и других много терзали. Евреев за то, что расправились с Христом, а цыган за то, что ковали гвозди для распятия.

Наконец, среди цыган и евреев много музыкантов. Но между ними имеется коренное отличие. Когда евреи попадали в какое-либо общество, то быстро внедрялись в него, изучали, поднимались наверх и участвовали в управлении.

Цыгане же, придя в новое общество, действовали по-другому: они не внедрялись в него, а существовали параллельно, жили самостоятельно. Соприкасались с коренным народом, чтобы воровать, продавать, зарабатывать, но никогда не участвовали в управлениии.

Вообще цыгане и политика – вещи несовместимые. Цыгане находятся вне каких-либо социальных или политических установок. Они живут в свое удовольствие, им просто нравится жить.
Цыгане никогда ни на кого не равняются, у них своя правда. Цыгане, по сути – разрушители стереотипов. Я счастлив бесконечно, потому что занимаюсь любимым делом. У меня есть красавица жена, дети, есть скрипка и верные друзья-единомышленники, которые воспринимают музыку так же, как и я. Музыка – мое счастье, мой праздник. Только с музыкой я полноценно живу. Когда играю, то возрождаюсь – снова и снова!

«Лойко» – первооткрыватель нового музыкального направления в России. Мы создаем и играем настоящую цыганскую музыку, которая даже шире цыганской – она многонациональна, принадлежит мультикультурному миру. Мы долго бродили по всему миру, жили и выступали в Ирландии, Париже, Англии, Нью-Йорке, Румынии, Венгрии...

Постепенно в наше творчество стала вливаться музыка этих народов, обновляя кровь цыганской музыки кельтскими, французскими, румынскими мотивами, синти-джазом. Сыграв несколько тысяч живых концертов, мы обрели свой неповторимый стиль. Объездив весь мир, заслужив успех, коллектив «Лойко» приобрел колоссальный опыт, которым готов делиться. Я хотел бы возродить в России лаутаров, воскресить исконное цыганское искусство. Это невозможно сделать на «Фабрике звезд».

За границей, когда мы достигли определенного уровня, вокруг моментально появилось большое количество людей, которые активно начали нас продвигать. С «Лойко» работала целая группа менеджеров, и гастроли были расписаны на год вперед. Через некоторое время я все это оставил. Понял, что меня засасывает некая машина и я становлюсь несвободен. Вернулся в Россию полный идей, вдохновения, и что же наблюдаю?

Менеджеры, с которыми я начинал здесь работать, брали у нас взаймы деньги и исчезали. Мечтаю о хорошем директоре для нашего коллектива, потому что цыган не может управлять цыганским ансамблем. Он для другого рожден. Мы способны выплеснуть великую эмоцию в песне, а вот написать симфонию не можем: цыгане – мастера малой формы.

Цыган можно сравнить с витаминкой – она маленькая, а какой заряд в себе несет! Бух! И человек получает большие силы. Сам я считаю свой народ людьми праздника. С детства мечтаю, чтобы именно так цыган всегда и встречали.

До сих пор остается загадкой, почему несколько тысяч лет назад цыгане оставили свою родину – Северную Индию и отправились кочевать по миру. Они появлялись всюду как непонятные, но интересные чужаки, искусно находившие контакт с местными жителями. Цыгане были кузнецами, кожевенных дел мастерами.

В Византии цыгане какое-то время даже владели монополией на работы с металлом. Кроме того, они знали тайны врачевания, умели дрессировать животных, петь, танцевать и предсказывать будущее.

Несмотря на приветливость, цыгане очень закрытый народ. Мало кому из гауджо (нецыган) они открывали душу. С чиновниками и представителями власти они постоянно конфликтовали. Во-первых, цыгане проявили себя непревзойденными гениями воровства, во-вторых, не вписывались ни в какие общепринятые рамки, оставаясь независимым кочующим народом, чем пугали власти многих западноевропейских стран. Практически во всей Западной Европе цыгане были объявлены вне закона. В 1492 году испанский король Фердинанд изгнал цыган из своей страны, заявив, что тем, кто посмеет остаться, грозит уничтожение. Вскоре таким же образом поступили французы и англичане.

Цыгане были изгнаны из Венеции, Милана, Швеции. Но, имея верных людей среди местного населения, цыгане умудрялись затаиться и не покидали обжитых мест. К концу XVIII века цыгане, вопреки всему, все еще кочевали по большей части Западной Европы. Ни гонения, ни казни, ни многовековое воздействие культур других наций не изменило их темперамента, сути и породы.

Этнографы, изучающие жизнь цыган, утверждают, что по статистике преступников среди них ничуть не больше, чем среди других народов. Цыгане справедливы, не агрессивны и не мстительны. Женщины строго блюдут свою честь. И даже «цыганского барона», якобы обладающего безграничной властью, будут слушаться только до тех пор, пока он справедлив.

В России цыгане появились более пятисот лет назад и с тех пор стали неотъемлемой частью нашей жизни и культуры. В отличие от Западной Европы, в России они получили официальное царское покровительство. Граф Орлов, военачальник и меломан, привез из Бессарабии группу лучших цыганских музыкантов – лаутаров под руководством Ивана Трофимовича Соколова, в подарок Екатерине II ко дню рождения. Их выступление во дворце стало сенсацией – цыган приняли восторженно. Ни один бал с тех пор не проходил без их участия, цыгане стали крайне модной темой. Российские цыгане быстро разделилось, образовав три группы. «Таборные» цыгане продолжали кочевать, «городские» осели в городах, а «лаутары» посвятили себя музыке.

Цыганские музыканты были в дружеских отношениях с богемой и элитой русского общества: их любили градоначальники, министры, писатели, композиторы, поэты.

В России их именно любили. Над их песнями рыдали и веселились без удержу, узнавая в цыганском творчестве что-то настолько родное, щемящее, сокровенное, что пьянели душой и обретали крылья.

Цыган в России не обременяли паспортами, не требовали оседлости и ни к чему не принуждали. Они кочевали, где им вздумается, легко пересекая границы без таможенных проволочек – их лица были их паспортами. Однако время коллективизации стало для цыган трагедией.

Насильственное объединение в колхозы многим принесло гибель. Наши дни являются для цыганского народа суровой школой выживания. Невозможно быть по-цыгански свободными, вольными в неволе современного мира, с его жесткими законами, границами, политическими и экономическими ограничениями. В основном цыгане уже не кочуют, а если кочуют, то не в своих расписных вардо – домах на колесах, а в комфортабельных трейлерах, имея прописку, паспорта, пользуясь благами цивилизации, оставаясь по духу все теми же цыганами – неукротимыми, беззаботными и вольными.

автор, алена суханова
фото, наталья онищенко

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.