Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Бабье царство, или Русский сплинs

В спектаклях Додина воплощена тоска по гармонии. Мужчины здесь, как и везде, нуждаются в восхищенных женских взглядах, в поддержке, ласке, внимании. Женщинам следует делать вид, что решающее слово принадлежит сильному полу. Пожалуй, лишь героиня пьесы отчаянного женоненавистника Августа Стриндберга «Фрекен Жюли» позволила себе выйти из тени и командовать с хлыстом в руках. За что и поплатилась жизнью. Анжелика Неволина, играющая фрекен на Камерной сцене МДТ, обнажает этот конфликт — вечную борьбу мужского и женского начал. Ее прекрасная утонченная героиня заранее понимает, что обречена, но с максимализмом юности решает: «Хоть час да мой!».

 

Сцена из спектакля МДТ «Чевенгур»

Согласно актерскому фольклору, театр — мужского рода, а сцена — женского. Поэтому сцена нуждается в завоевателях, а театр сам претендует на роль покорителя зрительских сердец. Доля истины в этих профессиональных наблюдениях присутствует. Однако бывают театры мужские, а бывают — женские. Скажем, БДТ изначально мужествен. Столько лет вел его железной рукой Георгий Товстоногов! Сильная (по половому признаку) половина труппы всегда была мощнее, да и программно театр строился как патриархальный. Даже если появлялись актрисы такого уровня, как Татьяна Доронина или Алиса Фрейндлих, нам, как правило, напоминали о том, что «джентльмены предпочитают блондинок». В Мариинке, напротив, во все времена царили женщины, у которых лишь изредка находились достойные кавалеры — все как на подбор восточные красавцы (от Бориса Брегвадзе и Рудольфа Нуриева до Фаруха Рузиматова). Можно считать, что здесь дамы предпочитают жгучих брюнетов.

О театре Льва Додина сразу не скажешь, мужской он или женский. Руководителю не откажешь в брутальности, костяк труппы — настоящие «мачо», такие как Игорь Иванов, Сергей Власов, Петр Семак, Сергей Курышев, Сергей Козырев, Игорь Черневич. Да и спектакли зачастую делаются с точки зрения мужчины — герои ли это Достоевского, Платонова или современного ирландского автора Брайана Фрила. Однако мужской мир Льва Додина и его артистов полон драматизма. Оставшись в одиночестве, как скажем, в «Повелителе мух» или «Чевенгуре», они впадают в депрессию, паникуют и превращаются в беспомощных и опасных детей.

В чеховской трилогии Додина («Вишневый сад», «Пьеса без названия», «Чайка») не одна, а целый букет женских индивидуальностей воплощают идеальное начало, без которого мужские амбиции не могут быть удовлетворены.

В бабьем царстве героев Федора Абрамова («Дом», «Братья и сестры»), где обитательницы северной деревни Пекашино вкалывают на лесоповале и поют: «Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик», женская масса — согласно советскому патриархату — подчиняется власти «настоящих партийцев», признавая их право на первые роли. Откуда взяться гармонии в этом мире, где у человека нет ни дома, ни свободы выбора? О счастье он может только мечтать. В Европе это называется «русский сплин».

Елена Алексеева

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.