Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Провинция времени

Уткина дачаУткина дача – пожалуй, самый интересный историко-архитектурный памятник Малой Охты. Это место окружено множеством тайн и легенд. Постройка, воплотившая в себе яркие черты торжественного классицизма и романтический дух русской провинции, поражает воображение. Если роман Пушкина «Евгений Онегин» нас учили считать «энциклопедией русской жизни», то Уткина – настоящее хранилище, сундук, набитый воспоминаниями о дореволюционном Петербурге. Вот только не нашлось пока желающих (или смельчаков?), которые попытались бы приоткрыть крышку этого сундука…
Тишина
Это одно из самых забытых и заброшенных мест города. Оно как будто никому не принадлежит. Но здесь не отпускает чувство присутствия какого-то мистического хозяина. Уткина пережила пожар революции, устояла в войну, никем не была приватизирована или перестроена. Сейчас она медленно и верно разрушается, рассыпается в прах, надежно спрятанная от людских глаз за спинами новостроек…
У каждого хоть раз побывавшего здесь возникает странное противоречивое чувство. Грязно, тоскливо, бесприютно. Но дышится здесь очень вольно и думается хорошо.
 Больше всего территория Уткиной напоминает сталкерскую Зону. Отсюда стремишься поскорее уйти, чтобы потом испытать желание возвратиться сюда снова и снова.

«В развалинах бродящий прах…»

«Сожитель пустоты нечистой,
В развалинах бродящий прах
Вещал мне едкостью речистой…»
(Н.А. Львов)


Участком, который теперь занимает Уткина дача, в допетровское время владел шведский полковник Оккервиль. Это его именем была названа живописная и отвратительно грязная река Оккервиль, впадающая в Охту. Затем, со¬гласно Описным книгам 1712 года, эта земля была пожалована Петром I придворному стольнику Нелединскому-Ме¬лецкому.
А в 1730-е годы этим местом владел начальник Тайной канцелярии при дворе Анны Иоанновны граф Ушаков. В те годы Андрей Иванович по праву считался самым страшным человеком в Петербурге. Говорили, что он лично допрашивает государственных преступников, собственноручно их истязая. Ходили слухи, что будучи усердным слугой государыни и Отечества, Ушаков даже «берет работу на дом», то есть пытает узников прямо в своем имении. Для этих целей в его особняке оборудован специальный подвал с дыбами, цепями и даже с большой сковородкой: на ней поджаривали особо строптивых подследственных…
Но, как бы ни будоражила наше воображение эта петербургская легенда, приходится признать факт: к ныне существующему господскому дому деятельность графа Ушакова никакого отношения иметь не может, ведь усадьба была построена на полвека позже… Если страшный пыточный подвал со сковородками и скелетами замученных узников и существует, то он скрыт под мощным культурным слоем.
Ясно, что на территории Уткиной дачи необходимо проводить археологические раскопки. Находки наверняка будут касаться не только истории и культуры XVIII века, но и более ранних времен, ведь Охта существовала как голландское и шведское поселение еще задолго до строительства Санкт-Петербурга. Не сомневаемся, что археологам предстоит сделать здесь немало открытий.
Что же касается мрачного духа – обитателя здешних мест, не будем отрицать его незримого присутствия. Здесь очень безлюдно и тихо – можно ходить вокруг усадьбы мимо заброшенных сараев и конюшен час или два и не встретить ни одного прохожего, не услышать человеческого голоса, шума машин. Кажется, что попал в параллельное измерение, куда не пробиваются звуки современного города… И все это в какой-то сотне метров от шумного Заневского проспекта, станций метро «Новочеркасская» и «Ладожская», вокзала, гипермаркетов и торговых центров! С наступлением сумерек находиться здесь просто страшно.
Ва

Бабушка Анны Керн
«Родился,
Влюбился,
Женился
И жил…
Пока любил».
(Н.А. Львов)

С середины ХVIII века усадьбой владеют помещики Полторацкие, которые не сразу при-ступают к освоению участка. Фактически хозяйкой имения была барыня – Агафоклея Александровна, женщина властная, сильная, нрава крутого и решительного… Прожила она здесь на 27 лет дольше, чем ее супруг, умерший рано.
Агафоклея Полторацкая родилась в 1737 году в Новоторжском уезде Тверской губернии, в семье небогатых поме¬щиков. Имя одной из ее внучек известно всему миру. Это воспетая Пушкиным Анна Петровна Керн. Ее раннее детство проходило здесь, на Уткиной даче (тогда – имение Полторацких). По преданию, на территории усадьбы сохранилась липа, которая росла здесь при жизни Полторацких и Керн.

Судьба и характер бабушки Анны Керн, этой противоречивой личности и типичной для того времени провинциальной барыни, перекликается с пушкинским образом матери Татьяны Лариной. Вполне возможно, что это не случайное совпадение. Помните, в «Евгении Онегине» Пушкин рассказывает, как матушка Ольги и Татьяны была выдана замуж не по любви, будучи наивной и романтической барышней. Но вместо того чтобы зачахнуть от тоски по утраченным иллюзиям юности, она превратилась в решительную и грубоватую хозяйку своего крепостнического «государства», которая
«…Вела расходы, брила лбы,
Служанок била, осердясь,
Все это – мужа не спросясь!».


Вспо¬миная свои детские годы, Керн так пишет о своей бабушке: «Это была замечательная женщина. Она происходила из фамилии Шишковых. Вышла замуж очень рано, когда еще играла в куклы, за Марка Федоровича Полторацкого. Ее выдали замуж, разумеется, без любви, по соображениям родителей... Известно, что Полторацкий учился в Киевской бурсе, пел там на клиросе в церкви и был взят оттуда Разумовс¬ким, восхитившимся его голосом, в придвор¬ную капеллу, сделался придворным Императ¬рицы Елизаветы Петровны...», а позже и директором Певческой капеллы; первым из российских певцов выступил «солистом в ита¬льянской опере Франческо Арайя «Беллера-фонт»... Участие же его в оперных постанов¬ках принесло Полторацкому не только щедрое денежное вознаграждение, но и 1200 десятин земли под Петербургом — ему была пожало¬вана мыза Оккервиль. «Она имела с ним 22 человека детей. Все дети ее были воспитанны и образованны».
В середине 1750-х годов Полторацкие строят дома в Москве, Твери, Торжке и в Петербурге на Фонтанке – у них большое и быстро разрастающееся семейство!
Имение Полторацких за Охтой было об¬ширным, состояло оно из мыз Оккервиль и Косая Гора. Мызой Оккервиль управляла дочь Полто¬рацкой А.М. Сухарева, которая владела уча¬стком выше по течению реки Охты, на месте сегодняшних «Русских самоцветов». Сухаре¬ва вела широкую благотворительную деятель¬ность, была председателем Женского патрио¬тического общества, попечительницей школ, возглавляла женское попечительное общество о тюрьмах. Анна Оленина в своем дневнике описывает сад, дом и свои ощущения летом 1828 года, когда вместе с родителями и братом Алексеем гостила здесь у тетушки Агафоклеи Марковны Сухаревой??????????????? незадолго до продажи имения.
Мыза Оккервиль представляла крепкое хозяйство с каменным господским домом, полуциркульным дворовым флигелем, с ледниками, подвалами, конюшнями, сарая¬ми и сеновалами. В усадьбе были виноград¬ная и цветочная оранжерея, теплица и парни¬ки, большой фруктовый сад с яблоневыми и вишневыми деревьями, обнесенный камен¬ной оградой. На Косой Горе находились дом управляющего, каменный флигель для дворо¬вых людей, разные хозяйственные постройки: винный завод, мельница-мукомольня для пер-ловых круп, рига с молотильными машинами и веяльницами (здесь предпочитали машины, а не ручной, менее производительный труд). Вокруг по берегам речки Малиновки распо¬лагались господские покосы и сараи для хра¬нения сена. Тут же были хлебный амбар, кла¬довые, мастерские и кузница; при деревне Малиновке располагался завод для жжения костей. Господские пашни простирались в сто¬рону Колтушей между реками Оккервиль и Малиновкой; реки Охта и Оккервиль были судоходны.


Каменный дом, оранжереи, теплицы, винокуренный и костеобжигательный заводы строятся стараниями А.А. Полторацкой в 1790-е годы. Умерла А.А. Полторацкая в октябре 1822 года, намного пережив мужа. Незадолго до смерти она составила завещание. Попечителем имений по завеща¬нию был определен генерал-губернатор Петербурга П.В. Голенищев-Кутузов, а душеп¬риказчиком — Алексей Полторацкий, ее сын.


Имена, которые упоминаются при рассказе об этой даче, известны каждому культурному человеку: Кутузовы, Державин, Керн, Оленины, Пушкин… Вопрос о том, как часто эти люди бывали здесь, какие этапы их судьбы связаны с Уткиной дачей, пока остается неизученным и не изучаемым. А ведь в XVIII–XIX веках этот уголок Малой Охты не был в стороне от активной столичной жизни. Уткина дача стоит в непосредственной близости от старого Архангельского тракта – дороги, выполнявшей до строительства мостов Александра Невского и Большеохтинского ту же роль, что и современная магистраль Заневский проспект. По ней ехали экипажи и телеги в сторону Колтушей, Приютина, Волхова и Архангельска. Дорога вела к знаменитому охтинскому перевозу, связывавшему Охту с Петербургом (как напоминание о том времени и по сей день сохранилось название Перевозной переулок). Недаром Полторацкие выстроили огромные конюшни, занимающие большую часть всего комплекса усадьбы. Здесь можно было поменять перекладных лошадей, отдохнуть перед долгой дорогой… До сих пор можно разглядеть камни старой мостовой, по которой когда-то двигалось множество людей, лошадей и повозок, груженных товарами. Все это происходило рядом с Уткиной дачей. Почему же мы до сих пор так мало знаем о значении этой дороги и ее главной «пересадочной станции»? Почему и то, и другое находится в забвении и запустении?
Еще одна загадка.

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.