Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Ключ от рая

 

Мы все очень хорошо знаем, что такое поцелуй, и не понаслышке. Дело известное — «уста сахарные», поцелуй сладкий. Все ясно: поцелуй — это сфера интимного, любви-ласки. Оказывается, однако, что впечатление это обманчиво, и на самом деле все обстоит вовсе не так, как нам кажется.

«О поцелуях нет и речи, и это приятное занятие им совершенно неизвестно, введение его вызывало первое время много насмешек среди островитян, а бывшие его объектом индейские девушки, не понимая, что это должно значить, испытывали полное недоумение; но скоро они привыкли к этому и впоследствии встречали такое обращение очень охотно» — это написано в начале прошлого века об аборигенах Гвианы. И они не составляют исключения из общего правила: едва ли не половина жителей земного шара наших привычных взглядов на поцелуи не разделяет, более того, отвергает их. Когда на Новую Гвинею начали привозить американские фильмы, папуасы смеялись при виде целующихся парочек; по их мнению, белые люди вели себя более чем странно, и ничего, кроме смеха, это ненормальное поведение вызвать не могло. Зрелище, совершенно не представимое, — целующиеся японцы; в их языке даже нет слова, обозначающего это действие. В Китае могут поцеловаться, но не публично. И вообще у китайцев поцелуй вызывает не самые приятные ассоциации, например, с людоедством. Еще хуже обстоят дела во Вьетнаме и соседних странах: там поцелуями пугают детей, и иная мама может сказать расшалившемуся ребенку: «Если ты не успокоишься, придет белый человек и поцелует тебя!» А африканцы даже боятся поцелуев: вдруг во время поцелуя партнер втянет душу того, кого он целует! Ведь это смертельно опасно!

Нет, есть гораздо более безобидные, и главное, приятные способы выразить свои чувства, например, прижаться друг к другу щеками, как это делают до сих пор эскимосы и жители Океании, или потереться носами, как поступают жители острова Таити. Чукчам поцелуи заменяло взаимное обнюхивание: «Чукча-отец, оставляя на некоторое время свою семью, иногда целует свою жену, но обычно он прикладывается носом к шейке ребенка и втягивает запах его тела и одежды», — писал В.Г. Богораз, не один год проживший среди этого народа. Итак, в традиционных культурах Африки, Америки, Австралии, Океании и многих странах Азии наш привычный поцелуй не был известен до распространения там современной цивилизации европейского типа.

Совсем иначе обстояли дела в Индии, где «наука страсти нежной» была известна с глубокой древности, и поцелуи, как, впрочем, и все остальное, имеющее к ней отношение, досконально изучены и описаны. Сделал это ученый брахман-жрец по имени Ватсьяяна Малланага предположительно в III-IV вв. н.э. в серьезном труде «Кама Сутра», «Наставление в каме», т.е. в чувственной жизни человека. Ватсьяяна ничего не придумывал и не создавал заново; он лишь подвел некий итог существовавшей до него древнейшей традиции. В отличие от наиболее известного европейцам классического аналога — «Искусства любви» Овидия, образца художественной дидактики, «Кама Сутра» — настоящий научный трактат, в котором автор все называет, объясняет, систематизирует, классифицирует. Так, он выделяет по три типа мужчин и женщин, а также все возможные сочетания их; восемь видов объятий и других ласк; восемь любовных восклицаний, десять ступеней любви и т.п. Педантичность в трактовке такой тонкой сфере чувств подчас может шокировать западного читателя, но нельзя не восхититься предельно глубоким проникновением в предмет. Древнеиндийская наука о каме не оставляет равнодушным и современного читателя, причем интересно и то, как описывает Ватсьяяна свой материал, и то, что он описывает.

Естественно, он не мог обойти вниманием поцелуи, которые «применимы во всякое время, ибо влечение ни на что не обращает внимания». Целуют в лоб, щеки, локоны, губы, грудь и т.д.; причем места поцелуев различаются «в силу влечения и местных обычаев». Но вне зависимости от этого у девушки есть три вида поцелуев: «умеренный», «трепещущий» и «трущий». Разумеется, каждому из них дано описание, например: «Когда, немного освободившись от стыда, она желает удержать его нижнюю губу, проникшую в ее рот, ее нижняя губа дрожит и она не отваживается на большее, — это «трепещущий» поцелуй». Помимо этих поцелуев приводятся другие: «равный», «наклонный», «прижимающий», «облекающий», «вызывающий» и т.д. Некоторым поцелуям не дается специального названия: «Когда он целует отражение возлюбленной в зеркале, на стене или в воде, это делается, чтобы обнаружить свою склонность». Но каким бы ни был поцелуй и как бы он не назывался, Ватсьяяна советует на поцелуй обязательно отвечать ответным поцелуем. Если бы древние греки были знакомы с индийским трактатом о любви, они бы по достоинству оценили усилия Ватсьяяны: в древнегреческой поэзии поцелуй назван «ключом от рая».

Ну, а что же в нашей отечественной культуре? Любовные поцелуи в древнерусских текстах сурово осуждаются как недостойные проявления блуда и похоти, и если какой-нибудь поп «пил в вечере или глаголал речи срамныя или кощунял или лобзался, то не служити ему» — вот так, в одном ряду со «срамными речами» и другими непотребствами стоит и поцелуй. Совсем другое дело — поцелуй ритуальный, торжественный, исполненный высокой святости, «о Христе целование». В «Домострое» есть инструкция, как такой поцелуй надлежит совершать: «дух в себе удержав, поцеловатисе, а губами не плюскати; поразсуди: человеческия немощи, нечювьственаго духа гнушаемся чесночного, хмелного, болного и всякого смрада, коль мерско Господеви наш смрад, и обоняние — сего ради со опасением творити».

«Христосоваться» в XVII веке полагалось не только в пасхальное воскресенье, но и все сорок дней от Пасхи до Вознесения, утверждая тем самым равенство людей перед всеобщей радостью воскресения Христа. Так называемый «поцелуй мира» был принят в христианской культуре, особенно в первые века христианства и в период средневековья. Его считали символом взаимной любви и единения последователи Христа, сказавшего «Мир оставляю вам, мир мой даю вам», и христиане символически передавали завещанный им мир поцелуем. Апостол Павел учил: «Приветствуйте друг друга лобзанием любви». Но в этой же культуре известен и прямо противоположный «Иудин поцелуй», как символ предательства и коварства: ведь именно поцелуем Иуда указал на Христа римским воинам. Как бы то ни было, поцелуи были включены в разные церковные обряды: крещение, бракосочетание, погребение, исповедь и т.д. В православной церкви «святое целование» до сих пор совершается в пасхальную утреню, и этот церковный по происхождению обычай давно вошел в быт.

Иностранцев это удивляло и смущало. «Со стыдом и с большим принуждением подошел я и поцеловал ее в уста, говоря «Христос воскресе»; я был словно лишенный зрения и разума, ибо никогда ничего подобного не видел. Нам рассказывали, но я не верил, что не только в этот день Пасхи, но и когда угощают у себя постороннего человека, то приводят к нему свою жену, чтобы они и все присутствующие поцеловали ее в уста, причем муж ее спокойно смотрит на это, и никто не может ее не поцеловать, а то выгонят из дому», — писал один из иностранцев, побывавших в России того времени. Речь идет о поцелуйном обряде — сложном действе, включавшем в себя взаимный обмен поклонами и питье вина «друг другу». После угощения хозяин велел своей жене, красиво одетой и убранной, выйти к гостю и, пригубив чарку водки, собственноручно подать ему; гость же в знак особого расположения целовал жену хозяина в уста. Поцелуйный обряд воспринимался как знак почета и дружбы, оказываемой гостю. Существовал он и в средневековой Европе, где было принято, чтобы всякого гостя приветствовали поцелуем жена, дочери и другие родственницы хозяина. Но в России он удержался дольше, в XVI-XVII вв., и потому вызывал удивление иностранцев. Одна из английских дам писала из России в начале XIX в., что даже привычка русских немилосердно румяниться не кажется ей такой странной, как неприятное обыкновение целоваться в обе щеки.

Широко бытовало на Руси и крестное целование, и целование икон, и целование земли при клятвах, и ритуальное целование замка, например, при трудных родах, не говоря уж о поцелуях в дипломатическом церемониале, когда поцелуй рук, плеч или ног расценивался как знак подчинения и почтительности. Использовался поцелуй и как магическое средство, например, для разрушения злых чар, как в сказке о спящей царевне. На Брянщине во время первого выгона скота женщины целовали пастуха, «чтобы коровы гуляли», передавая таким образом энергию плодородия, а желая уберечь животных от падежа, их целовали в лоб. Число подобных примеров можно увеличивать и дальше, но, думается, ни у кого не осталось сомнений в том, что далеко не все так просто с поцелуями в нашей жизни. Вот и славянский корень слова «поцелуй» — цел- свидетельствует о том, что поцелуй передает пожелание быть целым, цельным, здоровым, а идея целостности и полноты была одной из самых важных для наших предков. Может быть, не случайно некоторые современные врачи считают, что реже болеют те, кто чаще целуются? Они и спят лучше, и пищеварение у них лучше работает, и кровяное давление нормализуется…

Маргарита Альбедиль

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.