Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Архитектура Петербурга: нелинейный процесс

Архитектура ПетербургаWorld Monuments Watch (WMW), международный список ста памятников истории и культуры, находящихся под угорозой разрушения, составляется раз в два года. Силуэтная линия Санкт-Петербурга должна войти в WMW-2008. Главной опасностью для неповторимого силуэта города считается строительство высотных зданий, которое планируется и ведется как в историческом центре города, так и в непосредственной близости от него.


Строго говоря, первый раз линия силуэта Ленинграда оказалась под угрозой еще в 1930‑х годах, когда для обеспечения своей деятельности требовал большого количества новых помещений влиятельный аппарат советской власти. На защиту исторического центра встал главный архитектор Ленинграда Лев Ильин, который вовремя убедил Кремль в целесообразности переноса административной части города в район Московского проспекта и примыкающей к нему улицы Типанова. Несмотря на то что война помешала воплощению проекта, специалисты утверждают, что Лев Ильин спас центр Ленинграда. Как полагают градостроители и эксперты, из-за аналогичной ситуации в Москве центральная часть города была серьезно перестроена, и можно говорить о частичном уничтожении исторического центра столицы.

Петербург – город с архитектурной точки зрения сложный. Исторически здесь нельзя было строить выше последнего карниза Зимнего дворца, то есть все здания в центре города не должны были превышать одиннадцати саженей, или 23,5 метра. Этот регламент считался основополагающим до начала ХIХ века, но тем не менее никак формально не регулировался. Существовали так называемые красные улицы – основные, центральные, там находилось жилье богатых людей, – на этих улицах существовал приоритет высоты застройки. Таким образом, ситуация была обратной сегодняшней: чем ближе к центру, тем выше можно было строить, жители менее престижных районов ограничивались одно-, двухэтажными зданиями. Разумеется, нарушители-новаторы находились и в то время. Например, первый русский небоскреб, дом Зингера на Невском, против которого отчаянно протестовали Бенуа и Лансере, возводился по образу и подобию аналогичного строения в Нью-Йорке. Это был первый случай нарушения царского указа о высотном регламенте. Семиэтажное здание в стиле модерн отс
троили в 1904 году, правда, архитектурная общественность значительно сгладила планируемую высоту дома, чтобы избежать зрительного давления шедевра на Казанский собор и башню Думы. Споры были благополучно разрешены, когда архитектор предложил возвести вместо седьмого этажа башню со стеклянным глобусом. Интересно и другое, техническое сходство дома Зингера с небоскребом: это первое здание в России, в котором предусмотрена конструкция на металлическом каркасе. Теперь дом Зингера используется в качестве любимого аргумента защитниками строительства трехсотметровых зданий.
«Вокруг нынешнего Дома книги действительно было очень много споров, – говорит заместитель председателя комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников Алексей Валентинович Комлев. – Но это участь почти всех модерновских зданий: дом банкира Вавельберга (Невский проспект, 7–9) – почти двадцать пять метров в высоту, дом Мертенса, даже Елисеевский магазин – тоже не соответствуют «эрмитажным» стандартам. Приблизительно к концу ХIХ века пошло существенное послабление по высоте зданий, архитекторы строили двадцатипятиметровые дома, но, заметьте, это был уже предел. Дело в том, что ограничения распространялись на высоту верхнего карниза, и установленные границы легко размывались надстройкой различных мансард. Сегодня мы понимаем, что мансарды могут быть и двух- и трехэтажными, поэтому теперь учитывается не только фасадная линия, но и фактическая высота здания».

И еще одна любопытная тенденция: никогда при регулировании домостроительной деятельности в Петербурге не стремились к тому, чтобы внутриквартальная застройка была выше линии застройки квартала.

Все постройки внутри должны быть либо ниже, либо не выше самого высокого дома в квартале. Например, высота застройки по карнизу составляет 23,5 метра, фактическая высота дома – 28 метров и внутриквартальное строение – 28.

Собственно, до возникновения понятия «инвестиции» в городе на Неве проблемы высотного регламента не существовало. При советской власти были только квартальная реконструкция, капитальный ремонт. А капитальный ремонт не предполагает увеличения габаритов здания, равно как и не подразумевает дополнительного бюджетирования в этих целях. В 1988 году были созданы определенные зоны охраны, правда, весьма расплывчатые, и вопрос высотности зданий регулировался сам собой. Когда же появились инвестиции и застройщики заинтересовались центральной частью города, выяснилось, что документа, регламентирующего высотность застроек, просто не существует. «Бюро генерального плана под руководством Бориса Васильевича Николащенко взялось за разработку этого регламента, – рассказывает Алексей Валентинович, – и к 2003 году был подготовлен проект документа, который служил в то время неким соглашением между двумя комитетами, подготовлен, но никаким правовым актом не закреплен, а просто подписан двумя председателями комитетов. В тот же са
мый период, пока не состоялось утверждение высотного регламента в правительстве, быстро проводят все необходимые согласования для строительства «Монблана» и «Авроры». По прошествии года Валентине Ивановне Матвиенко удалось добиться выпуска правового акта о введении временного регламента высотности застройки».
С этого момента город действует по регламенту, смысл которого в целом заключается в следующем. Чем ближе к историческому центру планируется возвести здание, тем сдержаннее нужно быть потенциальным инвесторам и застройщикам относительно высоты будущего шедевра. За основу по-прежнему берется верхний карниз Эрмитажа, а внутриквартальная застройка, согласно проведенной экспертизе, не должэтому же регламенту было установлено пять основных зон, регулирующих высотность зданий в городе. Четвертая и пятая – зоны повышенной высоты, 48 метров и выше. Пятая зона – запредельный максимум, 52 метра. Если мы говорим о пошаговом увеличении метража в высоту, то на каждую зону приходится примерно по одному дополнительному этажу. Не существует прямой зависимости повышения возможной высоты застройки от удаленности стройплощадки от центра. Например, на Васильевском острове есть небольшая площадь, относящаяся к пятой зоне, несмотря на то что это исторический центр города. Место на Охте, где планируется построить Газпром-Сити, – чет
вертая зона. Если сегодняшнюю правовую ситуацию не изменят законодательным путем, то постройка даже 70‑метрового здания в этом месте не состоится. Сейчас Борис Николащенко, руководитель Первой мастерской Бюро генерального плана города (КГА), разрабатывает проект высотного регламента, в котором будут определены все анклавы, где может проводиться высотное строительство. Задача этой работы – найти оптимальный высотный режим для всех точек подобных застроек. И если уже и вносить коррективы в постановление правительства, то не ради одного только Газпром-Сити. Необходимо найти наиболее приемлемые варианты, которые не повредили бы городу, например, вынести все высотные застройки за Кольцевую автодорогу.
Есть надежда, что работа Николащенко будет рассмотрена и принята за основу в этом году. И тогда если правовой регламент и будет правиться, то он будет правиться под все возможные высотные точки. Этот документ – составная часть правил землепользования и застройки; если его одобрит комиссия, это будет полезно для города в целом. С набережных Невы открывается потрясающая панорама – в хорошую погоду здание высотой в триста метров будет видно из любой точки исторического центра.

Архитектура Петербурга

Наш город сложен не только с эстетической точки зрения: по взлетно-посадочным параметрам также существует ряд ограничений. Максимально допустимая высота на самой окраине – всего 200 метров. Вариант высотных застроек за пределами Кольцевой автодороги кажется все более и более привлекательным. Идея построить отдельный бизнес-сити по примеру Лондона (Докленд) и Парижа (Дефанс) обсуждается уже давно. Намывная территория «Морского фасада» площадью 470 гектаров, по мнению большинства экспертов и сторонников идеи, – лучшее место для бизнес-сити. Здесь не действует временный высотный регламент, нет никаких серьезных архитектурных препятствий, за исключением Морского вокзала. Правда, в этой зоне разворачиваются самолеты, пользующиеся аэропортами в Пулково и Левашово, и строить здания выше 190 метров здесь запрещает авиационная служба, но и эта проблема вполне решаема. В конце концов, можно использовать проигравшие в конкурсе Газпрома проекты небоскребов пониже.  

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.