Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Елена Топильская: «Записки сумасшедшего следователя»

 

О следователе, а ныне — адвокате Елене Топильской, студенты-юристы говорят с восторженным придыханием: «Та самая Топильская». На книжных развалах ценители хорошей литературы изо дня в день втолковывают непосвященным: «Та самая Топильская». Знакомьтесь: блестящий адвокат, талантливый писатель, сумасшедший следователь. Елена Топильская. Та самая.

– В своей книге «Записки сумасшедшего следователя» Вы пишете, что все люди сумасшедшие, но некоторые — более сумасшедшие, чем другие. Это следователи. Писателя можно отнести к этой категории?

– Про кого угодно можно сказать, что у него сумасшедшая профессия. Про орнитолога, про клоуна. По-моему, в человеке, который видит свою цель в работе, всегда есть что-то сумасшедшенькое.

– По какому пути вошла в литературу Елена Топильская?

– По накатанному. Когда человек довольно долго работает следователем, оперативником, естественно, появляются истории, которые просто просятся на бумагу. Всю жизнь писала обвинительные заключения, как романы. Мне всегда хотелось обвинительное заключение сделать хорошим литературным языком, и чтобы при этом не уехала суть дела.

Первое произведение написала, когда не нашла другого способа восстановить справедливость. Было очень тяжелое дело, правда оказалась не на нашей стороне, и когда мы исчерпали все законные способы, осталось только громко крикнуть об этом. Пришлось написать книгу. Так появились «Записки сумасшедшего следователя». Однако издатели сказали: публицистика сейчас никого не волнует, нужна серия художественных произведений.

– И появилась героиня Маша Швецова. Насколько это alter ego?

– Сначала о том, почему я все-таки выбрала женщину-героиню. Во-первых, писать нужно о том, что хорошо знаешь. Писать от имени мужчины я не решалась. Несмотря на то, что очень долго работала следователем, и могу претендовать на знание как женской, так и мужской психологии, все же залезть в черепную коробку мужчин и понять, как они думают, до сих пор не могу. По-моему, там мозги устроены совершенно иначе, чем у нас, причем они совершенно иной формы и цвета. Вскрытие, правда, этого не подтверждает... Так родилась идея написать от имени женщины. Естественно, следователя. А стаж следовательской работы у меня очень большой. Остальную жизнь видела только из следственного кабинета. Когда задумалась, как назвать героиню, вспомнила, что сразу после моего рождения родители бурно поссорились. Папа хотел назвать меня Леной, мама — Машей. Папа-Топильский хотел дать свою фамилию, мама свою — Швецова. Папа, выкрав документы, пошел и меня зарегистрировал под именем, под которым я сейчас и живу. Но полагать, что моя героиня и я — близнецы-сестры, необоснованно. Если я пишу, что у Маши любовник, то совершенно не обязательно, что он есть и у меня; если я пишу, что она раскрыла дело, то это не значит, что следователь Топильская раскрыла точно такое же.

– По мотивам Ваших романов создан сериал «Тайны следствия». Киногероиня очень отличается от литературной Маши. В ней так мало личного...

– Взгляд субъективный. У меня в книгах описана семейная жизнь. По логике она должна быть и в сериале. Однако выяснилось, что очень тяжело снимать детей — они так быстро растут, что сериал за ними не поспевает. Поэтому режиссеры и продюсеры попросили, чтобы личная жизнь у героини была, а детей показывали как можно меньше. Естественно, литературная героиня — целиком мое детище, за которое я отвечаю. В кинематографе процесс абсолютно выходит из-под контроля. Я привожу глыбу мрамора, из которой режиссер по-своему усмотрению что-то вытесывает. Первые сценарии были сильно перекроены, причем подчас без моего ведома. Иногда я спрашивала, почему вычеркивается моя пусть и не очень удачная шутка, и вставляется другая, на мой взгляд, не более удачная. «Я так вижу», — отвечает режиссер. Он видит так, я — по-другому, но ведь главный на площадке он. В итоге Маша настолько преобразилась, что я и сама порой ее совершенно не узнаю.

– На героиню Александры Марининой сериал оказал сильное влияние. В последних книгах Каменская очень напоминает Елену Яковлеву. Маша Швецова в сериале ни с того ни с сего родила ребенка. В книгах этого нет. Но, может быть, появится?

– Актриса, исполнявшая роль Маши, прекрасно зная, что впереди месяцы съемок, вдруг объявила, что беременна. Пришлось соображать на ходу. Продюсеры решили: судьба дарит уникальный шанс, и грех им не воспользоваться. Мне эта идея не понравилась с самого начала. Беременный следователь — нонсенс. Да, в жизни случается, женщины работают до самого декретного отпуска, но что в этом хорошего? Мой сын, например, когда я ему предлагаю почитать детективы, говорит: пресытился ими еще до своего рождения.

– То есть у литературной Маши младенец не объявится?

– Упаси Боже.

– Беременный следователь — нонсенс. А влюбленный?

– Все субъективно. Все зависит от того, кто рядом с тобой.

– У каждого писателя есть мечта создать что-нибудь грандиозное, эпохальное. Елена Топильская — не исключение?

– Когда я начинала, то у меня не было никаких серьезных литературных амбиций: вот очередная работа, которую надо сделать. Сейчас, конечно, вошла во вкус. Поняла, на какие грабли наступать не надо, а в чем можно совершенствоваться. Уже есть идея написать книгу от имени мужчины. И бросить главного героя в ситуацию, в какой рядовой следователь не окажется. Действие будет происходить частично в России, частично в Испании. Хочется верить, что книга станет бестселлером.

– Как Вам общее состояние нашей современной литературы?

– Разочарования нет. Хотя помимо хороших книг появляется столько пены... Стоит больше полагаться на здравый смысл и хороший вкус читателей. Скажем, если перед тобой лежат пирожные, мороженое, наркотики, сигареты — это твоя проблема, что выбрать, а от чего отказаться. Так и в литературе.

– В свое время Вы написали, что лучше иметь дело с мафией, чем с правоохранительными органами, они, по крайней мере, святыми не прикидываются и приличия соблюдают...

– Как говорил Марк Твен, чем больше я узнаю людей, тем больше люблю кошек. Вот чем чаще я сейчас общаюсь с правоохранительными органами, тем большим уважением проникаюсь к мафии. То, что сейчас творится, уму непостижимо и не поддается никакому описанию. Когда я пришла работать в прокуратуру, там был порядок, уважение к закону. Теперь все с точностью до наоборот. Ушли специалисты, ушли люди, способные принимать и отстаивать решения. Одной из задач прокуратуры всегда была помощь людям, и такого равнодушия и бюрократии, как сейчас, не наблюдалось.

– Талантливый человек талантлив во всем. Помимо юриспруденции и литературы, есть какая-нибудь область, где бы хотелось попробовать свои силы?

– Есть такая организация ICJ — Международная комиссия юристов, которая призвана выявлять случаи незаконного воздействия на юристов из-за выполнения ими своих профессиональных обязанностей и следить за соблюдением принципов справедливого беспристрастного суда в странах — членах совета Европы. У нас в Петербурге нет пока отделения этой организации, но мне очень хочется его открыть и возглавить.

– Вы — удачливый человек?

– При всем моем атеизме, считаю, что у меня есть ангел-хранитель. Зачастую изначально плохое для меня оборачивается в конце концов хорошим. Так что я удачливый человек, спасибо ангелу, тьфу-тьфу-тьфу.

Беседовала Анастасия Монастырская

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.