Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Наталия Никитайская: женская экспансия в литературе — явление положительное

 

Женской прозы нынче не счесть. На прилавках — масса так называемых детективов и так называемых любовных романов. Количество очень редко переходит в качество. Книги Наталии Никитайской — как раз тот редкий случай. Роман «Будь ты проклят, любовь моя!» — не детектив, не любовный роман. Проза. Настоящая. Написанная женщиной.

– У нас появился иронический женский детектив, женское фэнтези, классический любовный роман. Как Вы относитесь к женской эмансипации в литературе?

– Я бы сказала, что речь идет не об эмансипации, а о женской экспансии в литературе. И лично я воспринимаю это явление как исключительно положительное. Ведь долгое время, несмотря на то что женщины читают не меньше мужчин, а значительно больше, питаться им приходилось продукцией, изготовленной писателями-мужчинами, трактующими окружающий мир со своей, мужской, точки зрения. Наверное такая однобокость неправильна. Впрочем, мы дожили до удивительных времен: если раньше, чтобы напечататься, женщины прикрывались мужскими именами, то теперь поток «женской» литературы пополняется мужчинами, публикующимися под женскими псевдонимами. Чудны дела твои, Господи!

– Но хорошей отечественной женской прозы по-прежнему мало. Почему? И каковы, на Ваш взгляд, критерии женской прозы?

– Что касается по-настоящему хорошей прозы, то ее всегда было немного, и это уже никак не зависит от половой принадлежности авторов. Да и о критериях прозы тоже не стоит говорить с этой точки зрения. И хотя я не эксперт по критериям, мне кажется, что и женская хорошая проза, и мужская действительно хороша тогда, когда повествует о живых людях, об общечеловеческих проблемах, но повествует так, что после прочтения остается у читателя ощущение новизны, открытия и веры в то, что слово — категория волшебная, ну все-все способно передать слово, даже музыку!..

– Ваша героиня из романа «Будь ты проклят, любовь моя!» не участвует в криминальных разборках, не расследует преступления. Она просто хочет быть любимой и делает все для этого. Вы сознательно отказались от привычной для российского читателя детективной или авантюрной интриги?

– Мне вообще кажется, что простая жизнь — без криминала — все-таки явление куда более распространенное. А в этой обычной жизни решать приходится порой очень трудные задачи. И меня всегда интересовало, почему люди так плохо понимают друг друга, откуда и как возникают чувство любви и чувство неприятия. К тому же мир людских взаимоотношений таит в себе столько интриг, что только подхватывай! Так что ни от чего я не отказывалась. У меня и выбора-то такого не было: писала о том, что волнует.

– В романе сплелись две линии — бытовая (реальные события) и философская — взгляд на взаимоотношения мужского и женского начал. Вас не упрекали в морализаторстве, желании расставить все точки над i?

– Это вы как читатель и критик моего романа выделяете из ткани повествования линии. Для меня же как автора ткань эта неделима. Моя героиня осмысляет окружающее и расставляет точки над i — это ее отличительная особенность. Светлана Дмитриевна Гладышева, как говорят психологи, встраивается в мир. Она хочет знать и, как правило, знает, на каком свете она живет, в каждый миг своего существования. А о морализаторстве ей в голову и мысли не приходит. Свой анализ мира она производит для себя. Впрочем, к чему на практике приводят Светлану ее теоретизирования, вы и сами могли увидеть. Но я (как автор опять-таки) не заблуждаюсь: я прекрасно представляю читателей, которым интересна в романе только жизненная история и которые пролистывают с раздражением страницы рассуждений героини. Наверняка есть и такие читатели, которых, напротив, волнуют именно эти страницы. Но не может не быть и того читателя, который от первых до последних строчек романа мчится рядом с героиней, следуя за стремительным потоком событий, чтобы иногда погрузиться в более спокойные, но не менее энергичные воды размышлений о жизни.

– Ваша героиня довольно тяжело переживает измену, причем измену собственную. В каких случаях Вы оправдываете ложь во спасение?

– Между мной и моей героиней все-таки есть дистанция. Она-то порой врет и не краснеет. А я вранья терпеть не могу. В неприятных случаях скорее прибегну к тактике умолчания. А уж когда мне врут, просто не выношу! У меня, может, вообще мечта есть такая, вполне идиотская: жить в окружении только честных, прямодушных, умных, веселых, умеющих чувствовать людей.

– Современная женщина — женщина самостоятельная. А самостоятельность предполагает независимость. Можно ли сохранить личную независимость и одновременно остаться женой своего мужа?

– Конечно, можно. Знаю, смею надеяться, это по собственному опыту. Печалит меня другое: увы, закономерная для нашего общества постановка такого, в общем-то, странного вопроса. Все станет понятно, если вопрос я переиначу: «Можно ли сохранить личную независимость и одновременно остаться мужем своей жены?» Даже представить нереально, чтобы кто-нибудь из мужчин задался когда-нибудь таким вопросиком.

– Читателю всегда интересно, что сталось с героями по прошествии времени. Не возникало желания написать «Будь ты проклят, любовь моя — 2»?

– Нет, никогда не возникало. Все в этой истории сказано и рассказано. А то, что читателю хочется еще пожить с моими героями, кажется мне добрым знаком для судьбы романа.

– Что для Вас есть любовь?

– Герой другого моего романа говорит: «Для меня любовь — не что, а кто». Вот и для меня тоже. Любовь — это конкретный человек, и связанная с этим человеком работа души, ума и сердца.

Беседовала Анастасия Монастырская

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.