Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

В фирме только девушки

 

Наталии Сморгонской еще нет 30 лет. Она носит серьгу в пупке, обожает свекра со свекровью (и их сына), радуется за свою маму и проектирует интерьеры. Недавно она открыла собственную дизайн-студию, в офисе которой работают четыре девушки.

На их счету есть «солидные» работы — представительство Петербурга в Москве, офисы телепрограммы «Сегоднячко-Питер» и страховой компании «РОСНО», бизнес-центр «Сенатор», ночной клуб «Улей» и центр мебели «Рим». Признанием своего мастерства считают и то, что планировку квартир и оформление интерьеров им заказывают друзья. Заставки офисных компьютеров — спроектированные и реализованные интерьеры офисов, магазинов, ресторанов, квартир… На открытии студии гости — в основном мужчины — живо интересовались работами, время от времени восклицая: «А это мой санузел!» или «А где же Петькина спальня?»

– Почему в Вашей дизайн-студии работают только девушки?

– А мальчики у нас не приживаются. Было два: одного выгнали, другой сам ушел. Мужики — хорошие архитекторы, но на интерьеры им не хватает терпения. Интерьер — занятие скорее женское, чем мужское. Все эти походы по магазинам, выбор плитки, обоев, паркета, штор... Ни один нормальный мужчина этого не выдержит.

– Но большинство тех, с кем приходится работать — мужчины?

– И пытаются обозвать нас «девушками» или «доченьками». Особенно строители. Но уровень сделанных нами чертежей убеждает их в нашем профессионализме. Кроме того, если начинают «тыкать», мы играем в «плохого и хорошего полицейского». Если по-хорошему непонятно, можно и наорать. И тогда обращение звучит иначе: «господин архитектор».

– Вы и собственную жизнь проектируете, как чужие квартиры?

– Нет, в моей жизни все происходит случайно. Я закончила физматшколу и училась в Политехническом на программиста, одновременно получая второе высшее образование по специальности «менеджмент, маркетинг и внешнеэкономическая деятельность предприятий». На пятом курсе института — на дворе стояли «почти советские» времена — мой преподаватель пригласил меня в свою «контору» заниматься базами данных. Я представила: и так каждый день, с девяти до пяти... Кошмар! В общем, я скисла. Но тут появилась новая программа трехмерной компьютерной графики 3D studio, и я начала ее осваивать. Через год фирма «перепрограммировалась» на компьютерную графику, а затем — на компьютерный дизайн интерьеров.

А потом в один прекрасный день я случайно познакомилась с человеком, которому нужен был дизайнер, и убедила его в том, что я и есть самый великий дизайнер всех времен и народов. И запросила зарплату в 4 раза больше, чем у меня была.

Вместе мы проработали три года. Это была дизайн-студия при строительной фирме. Я убеждена, что так быть не должно: строителям хочется, как проще, а нам, дизайнерам и заказчикам, — как красивее. Возникают конфликты и ссоры «кто главнее». Сейчас, когда мы работаем сами по себе, отношения со строителями равные: строители могут спорить и предлагать, но не указывать. А есть и такие, которые готовы делать все, что мы придумаем.

Главный архитектор у нас Анна. Она закончила ЛИСИ, характер у нее сложный, но по работе мы — идеальная пара. Мы вместе уже пять лет. Некоторые даже считают нас сестрами. Я начинаю фразу — она заканчивает и наоборот, иногда в один голос. Она говорит — я тут же рисую.

– Женщина женщину лучше понимает?

– Не обязательно. Просто у нас с Аней совпадают взгляды на жизнь и творчество. Квартира — это же как ребенок, как произведение для писателя или музыканта. Когда заказчик пытается повесить шторки с рюшечками, мне обидно, и я «дерусь». Он говорит: «Это моя квартира!», а я возражаю: «Нет, наша!» Для меня работа — это почти все. У Ани, например, есть хобби — собаки, а у меня хобби — это работа… и путешествия. Когда я в работе и она получается — за уши не оттащишь! На свои первые «большие» деньги я купила орудие производства — компьютер. Теперь — офис, тоже орудие производства, лицо фирмы.

А могли бы вместо этого?

– Поменять машину, например. Почти пять лет за одним рулем. Не люблю стоять в пробках, езжу по трамвайным рельсам, в результате имею раздолбанную «восьмерку».

– Ну, хоть дома-то пальму первенства отдаете в сильные мужские руки?

– Нет, дома, к сожалению, тоже я главная, видно, характер такой. И в школе круглой отличницей была... Я по гороскопу Овен и Бык — смерть ядерная. Они всегда мечтают, чтоб был кто-то сильнее, и всегда верховодят.

– Собственную квартиру «делали» сами?

– Еще делаем. Когда один из супругов дизайнер, а второй нет, обычно возникают проблемы при оформлении именно своей квартиры. Но у нас такого не было — правда, вначале муж, как истинный южанин, хотел все потемнее и побольше блеска. Дизайн его офиса тоже делали мы. И если с заказчиком трудности, мне девчонки говорят: «Иди с мозгами посоветуйся». Ему нравится все, что я делаю.

– А поздние приходы домой?

– Муж мне — друг, он меня любит, а главное — уважает и поэтому все понимает. К тому же он сам трудоголик! (Муж Натальи — Александр — занимается оценкой недвижимости. В этом году Наталья и Александр отметили пятилетний юбилей совместной жизни. Любовная лодка не разбивается о быт, поскольку, по собственному признанию Натальи, «с бытом тяжело».)

– Любите готовить?

– Не сказала бы. Вот если бы целый день свободен и не знаешь, чем заняться, тогда, может, и любила бы. Мечтаю в скором времени обзавестись помощницей: в офис, например, мы наняли женщину, и она готовит нам обеды. Очень вкусно! У мужа настоящая еврейская мама, с которой на кухне трудно соперничать, но он (если не врет, конечно) говорит, что я готовлю не хуже. Мы по выходным ездим в гости к Сашкиным родителям. Я ему не раз говорила, что и замуж-то вышла не за него, а за свекра со свекровью. Они такие гостеприимные, радушные. Мне крупно повезло. Как и с собственной мамой.

– Это она привила такую страсть к труду?

– Скорее — жизнь. Мама — инженер, больших денег не получала. Я начала работать еще в школе. Снималась в массовках на Ленфильме, потом пошла в фотомодели. Я по молодости даже в голом виде для журналов снималась. Не порнуха, конечно, эротика. Все фотомодели в стиле «ню» снимаются, у кого-то снимки до сих пор дома в столе лежат, а мои даже публиковали. Однажды едем с мамой в метро, соседка «Калейдоскоп» читает, а там — «эротический гороскоп» с моей фотографией.

– И что мама?

– Мама в курсе была. Она — самый лучший мой друг. Я ей обязана всем. Все свое детство я загадывала, чтобы мама была счастлива, и вот наконец-то, кажется, исполнилось.

– А Вы?

– А мне сейчас хорошо: и главнее меня никого нет, и глазки никому не надо строить.

Беседовала Вера Кочеткова

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.