Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Наташа Дригант: «МОДУ ДЕЛАЮ Я!»

Наташа ДригантНаташа Дригант — фигура в российском модном бизнесе заметная. Она первая русская выпускница парижской ESMOD, победительница конкурсов Jeunes createurs в Бордо и Chambre Syndicale de la Couture в Париже, стажер Домов высокой моды Torrenete и Dior. Вот уже девять лет Наташа ведет собственный модный бизнес в Москве, дважды показывала свои коллекции в Петербурге и всерьез подумывает открыть бутик или шоу-рум в нашем городе.

— Наташа, как начинался ваш бизнес?
— Легко! Начинать вообще легко. Ты просто идешь и заявляшься. И к тебе есть интерес — и пресса, и знаменитости приходят. В 1999 году, когда я устраивала свой первый показ (в Кремле, подумать только!), ко мне приходила Кристина Орбакайте, а Малахов был ведущим, — все это не стоило ровным счетом ничего. Второй показ прошел в Большом театре, потом в Свято-Даниловом монастыре, — и все это было как бы само собой. А последние семь лет — настоящая битва за выживание!

— Что же изменилось?
— Наверное, интерес к новому явлению пропал, а серьезной заинтересованности в стабильных дизайнерах в нашей моде нет. Да и вообще, российская модная индустрия, точнее, ее отсутствие создает много проблем! Например, в Милане я показывала коллекцию «Мех. Бумага. Бриллианты». Японцы облизывались! Пришел байер, отсмотрел внимательнейшим образом каждую вещь, ушел. Спустя какое-то время вернулся с коллегой, показывал ей, что-то объяснял, поклонились, ушли. Потом уже вернулись с переводчиком, стали делать заказ, оговаривать сроки, размерный ряд, все детали. И вдруг спрашивают: «Из какого города вы будете отправлять коллекцию?». И мы поняли, что нас принимают за итальянцев. А как только выяснилось, что отправлять коллекцию мы будем из Москвы, тут же переговоры прервались, перед нами извинились, сказали, что должны согласовать, ушли и на этот раз уже не вернулись. В этом преимущество работы с шоу-рум, которая, представляя дизайнера, выступает гарантом его стабильности.

— Ваши коллекции представлены во французской шоу-рум?
— Да. Это шоу-рум Romeo. Как-то владелец шоу-рум сказал мне, что я выбрала какой-то уж очень сложный путь. Сейчас я это тоже понимаю. Хотя сейчас вложенная энергия уже стала приносить свои плоды.

— Энергия, которая тратится на создание коллекции, возвращается?
— Конечно! Мода отличается тем, что в ней ничего не повторяется. Для меня не может быть пустого дня. Невозможно взять и проваляться на диване. Я убеждена, что мир спасет творчество. И это вовсе не значит, что каждый должен писать картины, ведь бизнес — тоже творчество.

— А что для вас творчество?
— Я бы определила творчество как ум трехлетнего ребенка. Дети гениальны, у них на все своя, особенная точка зрения. И для меня самое страшное — поддаться процессу «из толпы», не иметь своего мнения о происходящем.

— Но ведь ваши коллекции нравятся публике. Нравятся практически всем, значит, порождают мнение толпы?
— Нравятся всем — это значит кому? Я стремлюсь к индивидуальному общению, я хочу знать свою публику в лицо, как знаю своих клиентов. Я приехала в Питер с целью быть представленной здесь. И хотела увидеть реакцию публики. Я привозила коллекцию на «Модный десант» несколько лет назад, это было первое знакомство с городом, с публикой. Сейчас — другое дело: это город, в котором я хочу быть, хочу продавать свои вещи. Это заявка.

— То есть, цель поездки на Неделю моды — все-таки продажи?
— Да, продажи. Я никогда не даю свои вещи на реализацию. Я считаю, что выбор коллекции — ответственность байеров и маркетологов. А если у дизайнера остались непроданные тряпочки и их «пустили» повисеть в магазине — авось продастся! — это не бизнес.

— Но даже в Европе Недели моды — это прежде всего PR-мероприятия...
— В Европе на Неделю моды дизайнер выходит, когда его бизнес уже выстроен, успешен. И тогда для него быть представленным на Неделе моды — престиж и имиджевая акция. Ведь только там — пресса, а если пресса не знает дизайнера, его практически не существует.

— То есть моду делает пресса?
— Моду делаю я! Моду делает дизайнер, его идеи, его видение формы и цвета создают то энергетическое поле, которое воспринимают зрители. Массмаркет реагирует на первую линию, представленную на подиуме. Мгновенно. Дизайнер придумал идею — и она тут же ушла в народ. А пресса транслирует это поле, идеи — в этом ее роль.

— Сотрудничаете ли вы с массовыми брендами?
— Да, это один из путей развития бизнеса. Я сделала коллекцию для бренда Savage. Это будет сезон «Лето 2009».

— Насколько эта коллекция отличается от вашего авторского стиля?
— Конечно, это не я, это Savage. Я хорошо понимала, что нужно бренду, и постаралась создать именно такую коллекцию. Массмаркет — это важный сегмент моды, он качественный, трендовый, он должен быть очень профессиональным. Когда создаешь коллекцию, надо понимать, кто будет эти вещи носить. Я, например, люблю ходить по магазинам. Еще в студенчестве нас отправляли бродить по бутикам делать маркетинговые исследования. И у меня есть четкий критерий: если я вхожу в магазин и там нет десяти вещей, которые я хотела бы носить, значит, это плохой магазин. А я хочу, чтобы магазины были хорошие!


  • Для меня не может быть пустого дня. Невозможно взять и проваляться на диване. Я убеждена, что мир спасет творчество.

  • Я стремлюсь к индивидуальному общению, я хочу знать свою публику в лицо, как знаю своих клиентов. Я приехала в Питер с целью быть представленной здесь.

  • Выбор коллекции — ответственность байеров и маркетологов. А если у дизайнера остались непроданные тряпочки и их «пустили» повисеть в магазине — авось продастся! — это не бизнес.


 

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.