Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Счастливы вместе

Альфа ПерсоналВсе разговоры об уюте, созданном благодаря профессиональному дизайну или в результате следования законам фэн-шуй, во время встречи с гостями рубрики «Гостиная» – Татьяной Казенновой, партнером консалтинговой группы «Альфа Персонал», консультантом Executive Search, и ее супругом Владимиром Немцем, совладельцем компании «ПК „Петротекс“», – показались бессмысленными. Только счастливые люди способны сделать дом по-настоящему уютным. И очень гостеприимным.

В пятницу у нас бывают тематические вечера: мы перебрасываем диванные пуфы к камину, садимся перед ним с бокалами вина и обсуждаем дела семейные, работу.

– Вы давно переехали в этот дом?
Т.: Совсем недавно, можно сказать, – 1 ноября. Мы одни из первых жителей, поселившихся среди этой красоты (речь идет о поселке «Новая Скандинавия» на Приморском шоссе. – Прим. авт.), сейчас во всем квартале проживает от силы семей сто.
– Вам здесь нравится?
Т.: Пока соседей мало (многие еще только делают ремонт в своих домах), нам, конечно, здесь очень хорошо – как на даче: тихо, птички поют, воздух чистый, озеро под боком (Нижнее Суздальское озеро. – Прим. авт.). А вот когда все заедут и теплыми летними вечерами будут выходить семьями на прогулку, думаю, будут уже не те ощущения.
Вл.: Главное, чтобы комплекс не превратился в бизнес-коммуналку, как в Репине, – есть там такой комплекс таунхаусов, его видно, когда проезжаешь по Выборгской трассе. Нам очень важно дальнейшее взаимодействие с соседями. По слухам, население поселка будет интернациональным, то есть здесь будут жить люди разных культур, в основном бизнесмены, руководители, со всеми вытекающими отсюда последствиями – я имею в виду стремление каждого играть по своим правилам. Насколько они будут соответствовать правилам общепринятым, прогнозировать сложно. Сейчас мы не знаем, насколько хорошо нам будет в поселке, когда заселятся все семьи. А пока отвечаем на ваш вопрос: да, нам очень здесь нравится!
Т.: Обслуживающий персонал поселка работает с раннего утра: стрижет газоны, поливает цветочки, старательно ухаживает за территорией. Все очень неплохо продумано.
– А внутри дома вас все устраивает?
Т.: Нет, декор, например, еще нужно дорабатывать. Причем хочется самим привозить вещи из путешествий, наполнять дом уникальными предметами. Фотографии какие-то еще хочется повесить, кадки с цветами расставить...
Вл.: Вообще-то декором занимался приглашенный дизайнер, а мы в этом процессе принимали участие на уровне нравится-не нравится.
Т.: Ну, не всегда! Зачастую ситуация с нашим дизайнером выглядела приблизительно так: мы говорим ему, что нашли кухню или диван, после чего он едет в салон, смотрит эту вещь и говорит: «Отличный диван (или кухня), надо брать!» (Смеются.)
Вл.: Изначально концепции дома не было ни у кого: ни у архитектора, ни у дизайнера, ни тем более у нас.
Т.: Для меня образцом семейного очага и уюта является родительский дом. Поэтому мы, делая ремонт, преследовали одну цель – чтобы было уютно. Мы всем (архитектору, строителям, дизайнеру) постоянно твердили об этом: хотим, чтобы было уютно-уютно-уютно!
Вл.: Я много домов повидал: очень дорогих, с идеальным ремонтом, но далеко не в каждом чувствовал себя комфортно. И в то же время, приходя в гости к своим родителям, в обычную квартиру с ковриками, сервантами и стенкой, чувствовал, что вот здесь мне хорошо как нигде. Поэтому я очень боялся, что в нашем новом доме будет не так – неуютно, хотя и не сомневался, что будет красиво.
Т.: Ну, уют зависит не только от ремонта и цвета стен.
Вл.: Бесспорно, от отношений в семье домашний уют зависит напрямую. Но поскольку с отношениями у нас проблем нет, то мы все свои чаяния по поводу уюта обрушили на дизайнера. И надо отдать ему должное: большинство людей, приходивших к нам в гости, говорили, что у нас очень уютно.
Т.: Единственным человеком, который сказал, что ему неуютно, был мой компаньон.
– Вы его не побили за это?
Т.: (Смеется.) Ну, мы же понимаем, что у каждого свое ощущение уюта. Кому-то, как мне, нравится простор, когда и дышится хорошо, и вольготно. А кому-то, наоборот, нравится жить, словно в норке. К тому же дизайнер –  родной брат моего компаньона, поэтому его мнение, я думаю, основывалось на конструктивной критике работы родственника.
Вл.: Сейчас соседи приходят к нам, как на экскурсию, чтобы понять, что можно сделать с подобными стенами, как распланировать пространство четырех этажей, как оформить лестницу (а она у нас, как и во всех таунхаусах поселка, непростая: делит дом на две половины, поскольку проходит ровно по центру помещения через все этажи).
– Ваше любимое место в доме?
Вл.: Это диванная зона на втором этаже: здесь и камин, и телевизор; и до столовой, где мы с вами сейчас находимся, рукой подать. В пятницу у нас бывают тематические вечера: мы перебрасываем диванные пуфы к камину, садимся перед ним с бокалами вина и обсуждаем дела семейные, работу. Вот, например, старший сын Сева сейчас на перепутье – выбирает, где будет учиться дальше.
Т.: Сегодня он при параде – у него была защита диплома. Он стал бакалавром СПбГУ по специальности «биолог».
Вл.: Биология – это его первая страсть, а вторая – фотография.
(Все это время, кстати, Сева весьма оживленно беседовал с редакционным фотографом об искусстве фотографии.)
– Я так и поняла, увидев штатив у камина...
Вл.: Сева работает подмастерьем у одного из петербургских мастеров фотографии.
Т.: У Севы очень хорошее чувство композиции.
Вл.: Да, мы показывали его работы профессионалам, чтобы выяснить, что это у него – просто желание с пафосом нажимать на кнопки дорогой техники или он действительно способный. Как ни странно, выяснилось, что способности у Севы есть и их нужно развивать.
Т.: Вот на наших пятничных вечерах мы и решаем, кем Севе в дальнейшем быть: то ли биологом, то ли фотографом, то ли... Володя – из творческой семьи, его папа пианист, а мама преподаватель вокала. Естественно, и у детей, и у внуков вокальные данные старательно развивают. И Сева не исключение – он занимается вокалом с бабушкой. Вследствие чего терзается еще и этим вопросом: а может быть, петь? (Смеется.)
Вл.: Вокал – очень хорошее занятие в том плане, что это – последний шанс. Ведь окончательное становление голоса у человека происходит в районе тридцати лет. Поэтому если до этого из него ничего не получилось, то есть еще шанс стать... космонавтом. (Смеется.) А если серьезно, то вокал, конечно, запасное направление развития Севиной биографии, а приоритетные – биология и фотография. Я считаю, ему надо грамотно организовать свой режим, и тогда он будет успевать заниматься и тем, и другим любимым делом.
– А кто является главным объектом Севиных фотоопытов? Семья?
Т.: Нет, что вы! Семья в последнюю очередь! Я ходила за ним месяца четыре, упрашивая сделать семейную фотосессию.
(К разговору подключается Сева.)
С.: Я готовился к диплому!
Т.: Неотъемлемой частью Севиных фоторабот являются лабораторные крысы. (Смеется.) Он очень любит фотографировать природу. Снимать всяческие нестандартные предметы.
С.: Например, девушек.
Т.: Иногда Александра Владимировича – младшего члена нашей семьи. Сева, кстати, является единственным авторитетом для младшего брата. Он научил Сашу говорить «дай», «на». Еще ребенок говорит «але», это первое, что он вообще сказал. Теперь он все прикладывает к уху и говорит «але». Когда я учила его говорить «ма-ма», он старательно, с той же интонацией произносил «па-па».
– Какой-то культ мужчин в доме!
– Саша только когда плачет говорит «мама».
– Есть ли у вас потребность в дополнительных помещениях?
Вл.: Один мой состоятельный приятель на этот вопрос отвечал так: ты знаешь, какой бы ни была площадь квартиры, одной комнаты всегда не хватает. Со временем я понял, что он абсолютно прав. Сейчас мы, в принципе, не жалуемся, правда, подумываем родить еще одного ребенка, и вот тогда вопрос о дополнительной детской комнате встанет остро. Ну что ж, придется пожертвовать кабинетом.
Т.: Пока места хватает всем: на первом этаже у нас хозяйственные помещения, ванная, холл, на втором – гостиная со столовой, на третьем – спальни и детская, на четвертом – Севино царство, автономная область.
Вл.: Если ему не хочется ни с кем разговаривать, он гордо удаляется к себе: там есть телевизор, компьютер, всевозможная техника, ванная и все необходимое для жизни. Правда, нет кухни... (Смеется.)
Т.: Когда очень хочется есть, Сева спускается.
Вл.: В этой ситуации, когда самые, казалось бы, простые физиологические потребности берут верх над потребностью самореализации и тянут вниз (в нашем случае с четвертого этажа на второй, на кухню), легко проверяется правильность пирамиды Маслоу. Когда хочется есть, надо спуститься вниз и поесть. И ничего тут не поделаешь!
– Ваш дом застрахован?
Т.: Я страхую свою жизнь. (Смеется.) Это меня обязал сделать банк, выдавший ипотечный кредит.
Вл.: В обычных квартирах страхование, наверное, актуально: сосед затопил и т. п. У нас же соседей сверху нет, мы в нашем таунхаусе живем сами по себе. Страхование автомобиля, дачи − это понятно, а что в нашем случае страховать – не очень. Если честно, я больше опасаюсь людей, нежели природных явлений. У нас, к сожалению, люди иногда ведут себя хуже, чем природные явления. Да и уровень защищенности в нашем районе – чисто символический. Вокруг озера по законодательству должна быть не огораживаемая территория шириной в двадцать метров – о какой полноценной охране поселка в этой ситуации можно говорить? Только надеяться на лучшее.
– Чего вам и желаю. И удачи!
 

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.