Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Один на один со вселенной

 

Первая мысль, которая мне пришла в голову после рождения ребенка (ну, после всех этих ахов и охов) была приблизительно следующая: «А ведь родилось существо, которое меня будет любить несмотря ни на что, просто потому, что я его мама!». Я поняла, что уже никогда теперь не смогу почувствовать себя в одиночестве. Факт этого гарантированного рецепта от самого глубокого человеческого страха — потрясает. С появлением собственного ребенка излечиваешься от него процентов на 90. А как чувствует себя маленькое «лекарство»?

«Детское одиночество» — словосочетание, которое очень трудно спокойно писать или произносить. За ним целая вселенная переживаний. Но для того, чтобы повзрослеть, нужно пройти через одиночество. И мы, взрослые, уже умеем с ним бороться или мириться, спасаться или прятаться от него. А дети еще только этому учатся. Поэтому так невыносимо жалко каждого маленького человечка, которому приходится оставаться один на один с собой и этим непонятным миром.

Мы не станем затрагивать социальные проблемы: брошенные дети — это настолько болезненно, что даже не стоит браться за эту тему на страницах рубрики. Им нужны не наши статьи, а любовь и поступки. То, что мы очень редко можем дать. Но хочется понять: а умеем ли мы делать счастливыми наших благополучных детей, окруженных, как нам кажется, заботой и вниманием?

От двух до пяти Этот возраст не только замечателен забавным словотворчеством, что нашло отражение в знаменитой книге Корнея Чуковского, но и первым возрастным кризисом. Где-то после двух лет малыш осознает ужасающий факт: он и мама два раздельных существа. И все последующие годы он учится с этим жить. Но сначала он вновь и вновь проверяет свою догадку. «Нет!», — то и дело слышат мамы в этот период от маленьких упрямцев. Ему нужно проверить, а правда ли его воля может противостоять маминой? И когда он в этом убеждается, ужасно расстраивается: чего хорошего знать, что он может быть и свободным, и самостоятельным, когда еще толком и не знаешь, что с этой свободой и самостоятельностью делать.

Оглянитесь вокруг. Видите детей? Вот девочка 6-ти лет идет за руку с мамой. Мама разговаривает с подругой. Девочка одна. Вот мальчик на велосипеде крутит педали рядом с мамой и папой. Мама и папа о чем-то оживленно болтают. Мальчик один. Вот мама с дочкой едут в транспорте. Мама читает, а дочка в одиночестве смотрит в окно.

Мы достаточно быстро оставляем их один на один с миром. Как только дети учатся твердо произносить гордое «я», родители постепенно расстаются с местоимением «мы», которое так было популярно еще недавно: «А какие мы сейчас веселые! А почему мы такие грустные? Ах, что же мы сейчас покушаем вкусненькое! Ух, как мы хорошо поспали!"… И очень печально, если где-то это местоимение задерживается в монологах мамы надолго.

«Умному человеку никогда не бывает скучно» — так мне говорил мой папа, но вовсе не потому, что хотел от меня отвязаться, а потому, что не имел возможности все время меня развлекать. Я понимаю теперь: человек, умеющий думать и размышлять, всегда сумеет договориться с миром один на один и найти себе занятие. Если же каждую секунду ребенку предлагают развлечения, то у него атрофируется какое-то важное человеческое умение.

Психологи проводили такой эксперимент: в комнату, где было много интересных и необычных предметов, запускались мамы с детьми. А экспериментаторы, по версии, запаздывали. Никто не предписывал участникам эксперимента как нужно себя вести. И по- этому каждая пара мама-ребенок вели себя по-разному. Одни мамы сидели смирно и периодически покрикивали на детей, чтобы они ничего не трогали до прихода хозяев, которые скажут, что нужно делать. Другие — тут же использовали момент для плодотворного общения: показывали детям предметы, рассказывали им про них, учили и обучали. А третьи —просто-напросто брали и исследовали те предметы, которые им показались привлекательными и интересными, особо не обращая внимания на ребенка, и не мешая ему делать то же самое. Как вы думаете, чьи дети оказались самые развитыми? Тех мам, которые преспокойно занимались своими делами. Вывод очевиден: нашим детям полезно, когда мы им даем возможность побыть один на один с этим миром, демонстрируя в то же время способы взаимодействия с ним: изучение, интерес, доверие.

Наша излишняя опека лишает возможности гармонично развиваться. А наше равнодушие — калечит. Где находится та золотая середина, которой бы нам всем хотелось придерживаться? Там же, где и способность любить, искренне и честно, не предлагая готовых решений, но и стараясь помочь в главном. Красиво сказано, но что это значит в наших каждодневных баталиях с проблемами, суетой, бытом? Выполненные обещания, память на просьбы и самый искренний интерес ко всему, что происходит в жизни вашего ребенка. Единственное, что избавляет и взрослых и детей от щемящего чувства одиночества — любовь близких. Важно научиться ее правильно демонстрировать. И здесь правила одинаковы для всех.

Сбиваясь в стаи По спирали развивается не только история человечества, но и сам человек. Стоит только ребенку привыкнуть к своей роли самостоятельного человека, стоит только научиться жить по правилам, которые ему предлагает его семья, как новое потрясение: кризис подросткового возраста, когда ему уже требуется осознать, что то одиночество, которое он ощущал до сих пор — цветочки. Он не просто один, не просто самостоятелен, но настолько, что должен сам определить, каких правил придерживаться в этом мире. Ибо то, чему он учился до сих пор — вовсе не аксиома, а только один из взглядов на жизнь. «Нет!» — опять становится популярным словечком, но теперь оно относится не только к маминым распоряжениям, но ко всему родительскому миру. Без почвы под ногами ощущение одиночества может толкнуть на самые безумные поступки. Острейшие приступы индивидуализма, болезненные, но необходимые, сочетаются с потребностью подростков найти свою стаю. (А как иначе спастись от этого кошмарного одиночества самостоятельного и самодостаточного, то есть — взрослого человека?) И то, насколько принципы этой стаи будут далеки от мира родителей, зависит от всего предыдущего опыта жизни подрастающего человека.

Психологи считают, что кризис подросткового возраста перекликается с кризисом двух лет: отрицание подростка будет настолько радикальным, насколько властно родители обходились в два года или давали возможность ощутить себя в этом мире, найти свое место. Свобода — это одиночество. Но только она может чему-нибудь по-настоящему научить. Как и любовь.

Лариса Гавриленко

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.