Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Я протестую — значит я существую

 

Как бы ни были близки родители и дети, в жизни человека неизбежно наступает момент, когда ему необходимо со всей силой темперамента заявить о себе, настоять на своем, доказать всем, что он тоже существует на свете. Если вы думаете, что это происходит лет в 13-14, вы глубоко заблуждаетесь. 2 года — вот тот рубеж, переход через который знаменует новую эпоху человеческой жизни.

Мария Осорина, кандидат психологических наук, доцент факультета психологии Санкт-Петербургского госуниверситета, вице-президент Петербургского психологического общества:

– В два года ребенок переходит в принципиально новую фазу своего существования. Сверхзадача нового периода, который продлится лет до пяти, — формирование личностной автономии. Это значит, что малыш должен открыть себя как отдельное и самостоятельное существо: «Я и мама — не одно и то же. Я могу действовать сам. Источник моих действий внутри меня». Именно около 3-х лет закладываются основы индивидуальной воли. Многие проблемы воли взрослых людей берут свое начало в том, как человек проживает трехлетие: одни не умеют хотеть, другие — не могут перевести свои желания в действия, третьи — легко поддаются соблазнам.

– На что стоит обращать внимание в этом возрасте?

– Прежде всего, надо понимать, из чего складываются ощущения ребенка как самостоятельной личности. Во-первых, имя. На первый взгляд, все просто: мама обращается к малышу по имени, он понимает, что его так зовут. Но для русского ребенка (и русский язык в этом уникален) имя — это больше, чем постоянный набор звуков. Это множество производных, которые передают тончайшие психологические оттенки отношений людей друг к другу.

На наших курсах практической детской психологии одно время занималась немка по имени Аня Шмидт. Когда она окончила курс, мы ей, как и всем слушателям, выдали удостоверение на имя Анна Шмидт. Она отказалась его брать. «Это не мое. Меня зовут Аня». Я объясняю, что Аня — это производное от имени Анна, точно так же, как Анюта, Аннушка, Анечка, Нюра, Нюта… «Это все Я?! Меня так много?» — ее реакция была близкой к шоковой. В тот день она не взяла свое удостоверение: ей требовалось время, чтобы сжиться со своими именами. А когда пришла, сказала: «Я теперь понимаю, почему сын наших русских друзей в Германии заявил мне: Аня, ты меня не любишь! Ты называешь меня Ваня да Ваня… Тогда я не поняла, что это значит. Теперь понимаю, что я могла бы обращаться к нему и Ванечка, и Ванюша, и Иван — в зависимости от того, какие чувства я испытываю».

Следующее, что малыш должен четко понять про себя в этот период — свой пол. И здесь очень важным становится поведение окружающих. Во-первых, родителей: их задача не отвергать проявления своего пола у малыша, признавать его пол. Но не менее важно и то, как реагируют «чужие» взрослые. Если дома ребенок может бегать в чем угодно, то, выходя в свет, он должен быть одет соответственно своему полу, чтобы его легко было опознать: мальчик или девочка. Мода «унисекс» (как и всевозможные комбинезончики с ушками, хвостиками и прочими атрибутами зверенышей) мешает ребенку ощущать себя как человеческое существо определенного пола. Если чужие взрослые затрудняются определить, мальчик или девочка перед ними, — это не очень хорошо.

«Кризис» перехода от симбиотических отношений с мамой к самостоятельности приходится на 2 года. Американские психологи называют этот период «ужасное двухлетие», сравнивая его, совершенно справедливо, с подростковым кризисом. Одна из причин «детского протестантства» в этот период — потребность ощутить, как чужая воля упирается в него, малыша, как в непреодолимое препятствие. И он сам не рад, говоря свое «Неть!», но должен это делать, иначе нельзя…

– Как себя вести, столкнувшись с этими, порой нелепыми, протестами? Соглашаться или настаивать на своем родительском решении?

– Готовых рецептов нет. Тем более что причины очередного «Нет! Не буду!» могут быть самыми разными. Но я хотела бы обратить внимание и на культурологические отличия. Скажем, американские психологи, ориентированные на общество индивидуалистов, советуют соглашаться, поддерживая детский протест во всех формах и проявлениях. В русской культуре все немножко не так. Не надо слепо следовать чужим советам, лучше поступать так, как подсказывают собственные ощущения и опыт.

 

 


Правила правильного расставания

 

Для маленького человека уход мамы из дома на работу или прощание в детском саду — серьезное событие. Как правильно себя вести, чтобы решение работать не стало источником страданий? О том, как договариваться с ребенком, рассказывает Оля Куликова, детский практический психолог:

– Расставаться нужно без конфликтов: стресс, вызванный отсутствием мамы, непониманием того, где она и когда придет, может очень болезненно переживаться малышом, отбрасывая его к ранним детским страхам. Но для каждого возраста есть свои «волшебные слова»:

От 0 до 1,5 лет: Ребенок живет непосредственными впечатлениями и эмоциями. Главное, что требуется, если мама вынуждена уходить — отвлечь, предоставить замену. Няне или бабушке важно разговаривать с малышом, смотреть на него, ловить его взгляд, прикасаться к нему, брать на руки. Хорошо, если мама сможет оставить заменители себя: ее халат, ее вещи, наконец, свое молоко. Все это подтверждает ее физическое существование для ребенка, для которого предмет, вышедший из его поля зрения, представляется пропавшим навсегда.

От 1,5 до 3 лет: В этот период самоутверждения и осознания себя как самостоятельной и отдельной личности, главное — договориться. Маме, уходя, следует подробно и в конкретных деталях объяснить: куда она идет, с кем она будет встречаться, разговаривать. Хорошо, когда ребенок сможет в конкретных образах представить, где будет мама и что она будет делать. Тому же, кто остается с ребенком, следует наполнить день яркими событиями и связать их с ожиданием мамы: «когда мы с тобой сделаем то-то и то-то, а потом ты сделаешь это, придет мама».

От 3 до 4 лет: Та же тактика переговоров: обсудить, куда и зачем уходит мама, и что будет делать малыш в ее отсутствие. Но уже действия ребенка могут быть не так привязаны к конкретным операциям: это могут быть занятия, игровые упражнения, игра, обучение.

От 4 до 5 — 6 лет: Договариваться, договариваться и еще раз договариваться! Но в этом возрасте важно дать малышу проявить инициативу: «Я уйду на работу, а ты чем бы хотел без меня заняться?» Такой вопрос позволяет ребенку самому «распланировать» свой день. Это делает процесс ожидания мамы более увлекательным.

Беседовала Лариса Гавриленко

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.