Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Традиционная семья и "западные ценности"

Традиционная семья и западные ценностиВ недавнем интервью «Эху Москвы» остроумнейшая Татьяна Толстая на вопрос о том, что такое западные ценности, ответила, что никаких западных ценностей нет, а есть ценности христианские, просто на западе они раньше появились. Все люди равны, «нет ни эллина, ни иудея», и бояться, следовательно, ничего не следует. Но так ли все просто?
Мы продолжаем начатый в прошлом номере разговор о том, что в обертке «западных ценностей» импортируются нами в период распада последних бастионов российской патриархальности. А находиться там, к примеру, еще и индивидуализм.
Индивидуализм − это такой ценностный, мировоззренческий кокон, в котором человек проживает свою жизнь. Кокон считается двигателем прогресса, поскольку, заботясь о себе любимом, человечек стремится продвинуться по социальной лестнице, заработать побольше денежек, а зарабатывая их, он производит материальные и прочие ценности для других таких же индивидуалистов.

Окукливается человек не сразу, в ранней молодости до него еще можно достучаться, психология «мой дом, моя семья, моя зарплата – моя крепость» берет верх с возрастом. Тут-то и прячется некая закавыка, а именно: с семьей у индивидуалиста выходит не очень, поскольку индивидуализм его распространяется на все области жизни. Мысль о том, что самое важное − это я и мои удовольствия, распространяется как эпидемия. Традиционные семьи с заботливыми бабушками, мудрыми дедушками, любящими родителями и внимательными детьми на Западе у среднего класса почти не встречаются.

Пример. В Германии есть явление, заслужившее значительное время в телеэфире: образцово-показательная большая семья. Старшее поколение, от которого на данный момент осталась одна старенькая бабушка, основало небольшой заводик по производству мясных изделий и ресторанчик при нем. Столовочку. Поскольку основателям удалось найти уникальный рецепт любимых всеми немцами сосисок, в средней руки городишке заводик свою нишу занял. Со временем старшее поколение передало основные заботы о производстве своим детям, а само остались работать на вторых ролях, одновременно присматривая за внучатами. Теперь эти внучата, люди цветущего возраста, переняли производство из рук своих родителей, и старенькая бабушка иногда обедает в столовочке своих внучат. За деньги. Хорошо хоть в дом престарелых пока не сдали. Когда нас подобные случаи перестанут шокировать, значит, западные ценности окончательно нами усвоены.

Совершенно естественно, что все большее число людей не желают расставаться со своей свободой ради семьи, и ради детей − тем более. Приведу немного статистики. В той же Германии проводился опрос на тему «Готовы ли вы отказаться от занятий в свободное время, путешествий и прочих хобби в пользу семьи и брака?». В 2003 году на этот вопрос отрицательно (то есть отказаться не готовы) ответили 34 % молодых мужчин, а в 2006‑м уже 43 %. А если бы статистики опросили мужчин, уже побегавших по темным аллеям с коляской в то время, когда приятели отрываются по клубам, процент бы удвоился. Поскольку я – это самое дорогое, что есть у меня и моей цивилизации, то совершенно непонятно, зачем мне чем-то жертвовать. Нет мотива.

Интересно, что в ходе того же самого опроса к жертве оказались не готовы только 22−23 % процента молодых женщин. При всем социальном прессинге (будь успешной, карабкайся в министры) истребить естественные женские потребности в семье и детях, оказывается, труднее.

В этом месте я должен раскрыть маленький мужской секрет. Дело в том, что мужчины, особенно мужчины молодые, – порядочные «сво…». Виноваты в этом, конечно, не они, а тестостерон, это он толкает их агрессию и сексуальные подвиги. Если многие женщины подходят к вопросу брака с определенной долей прагматичности (редко выходят замуж за мужчину исключительно потому, что у него длинные ноги), то юноши бледные со взором горящим именно на ноги и другие части и ведутся. Если кто-то говорит вам, что женится на девушке из-за ее прекрасной души, значит, жениху шестьдесят, а «душе» восемнадцать. Кроме того, девушки, как правило, имеют какое-то представление о будущей семье, некую вымечтанную модель, которую они собираются реализовать. Юноши женятся не на семье, а на девушке. То, что происходит потом, является для них полной неожиданностью. Полностью изменившаяся жена, навалившиеся обязанности, отчеты о проделанной работе – все это наводит на мысль о том, чтобы, как пел Визбор, «не мудрствуя лукаво бежать туда, где синева».
Традиционная большая семья была механизмом сдерживания «убегающих в синеву», инструментом давления и вразумления строптивого. Ведь ценности прививаются. Если социальный статус юноши повышают танцульки в клубе, он, конечно, будет рваться на танцульки. Если же существует сообщество, в котором ценится умение детей пеленать или шашкой махать, – будет пеленать и махать.

Кроме того, большая настоящая традиционная семья представляла собой идеальный механизм воспитания детей. У родителей в таких семьях (у женщин особенно), оказываются развязаны руки. Отошедшие от активных социальных баталий бабушки и дедушки оказываются идеальными воспитателями. Никакие горничные, няни и гувернантки их не заменят. Кстати, и как биологический вид мы запрограммированы на воспитание внуков. И не мы единственные. У самок львов, так же как и у наших женщин, с наступлением менопаузы жизнь не обрывается, хотя, казалось бы, с точки зрения краткосрочной пользы нерожающие самки природе не нужны. Ан нет, старые львицы продолжают заботиться о подрастающем поколении, за счет чего повышается выживаемость всей львиной популяции.

В семье львиной модели дети в большей степени проникаются семейными ценностями. Все в их микроокружении ведут себя в одном ключе, предъявляют сходные требования, хвалят за сходные вещи, находят общий язык друг с другом. Совсем другое дело − заброшенные на приходящих нянечек и «продленки» дети «кукушек». Чему научит их карусель «девушек по вызову», предсказать никто не возьмется, но никакие самые расталантливые педагоги, работающие с детьми по долгу службы, не научат их общаться по душам. Официоз есть официоз, какими бы прогрессивными педагогическими моделями он ни прикрывался. Вот и вырастают кукушкины дети, искренне не понимая, что бывают отношения за рамками оплаченных услуг и разговоров с соседом о погоде. А то, что за обед им платит родная бабушка, так ведь на его приготовление были человекочасы затрачены. Бабуля, деньги на бочку!
 

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.