Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Таня Котегова: «Я уверена: то, что мы имеем, – лучшее!»

Таня КотеговаЕе стиль называют петербургским, и, поскольку сама Таня устала спорить, она стала «самым петербургским модельером». О том, как Котегова принимает своих клиенток, ходят легенды. Несмотря на все капризы моды и политики, Тане удалось не только сохранить круг своих клиенток, одевавшихся у нее до открытия собственного салона, но и привлечь к себе женщин нового времени. Одежда от Тани Котеговой стала символом безупречной элегантности и даже знаком принадлежности к изысканному светскому обществу.
-    С чего началось ваше увлечение модой?
-    С самого детства!  Мама шила очень хорошо, у нее было изумительное чувство вкуса. Она обшивала детей, и мне нравилось ей помогать. Свое первое платье я сшила в 6 лет, и мне кажется, что я всегда хотела стать модельером.


-    Вы помните это платье?
-    Конечно! Красное, с крохотными зелеными розочками, с юбкой солнце-клеш и воротничком-хомутиком. (Улыбается.) Мы жили тогда под Магаданом, в Золотых Песках, и я сшила это платье на маленькой машинке, сидя на завалинке. Я помню все свои платья, обувь. Помню мамины платья… Мама всегда выходила к гостям в вечерних платьях, тогда было принято наряжаться, и я помню все эти удивительные наряды.


-    Где вы учились?
-    После школы я поступала в техникум легкой промышленности, но меня не приняли, потому что не было стажа. А в ателье я работать категорически не хотела. Поэтому я просто стала шить. Дома, на заказ. С 16 лет уже у меня были постоянные клиенты, сначала подруги, потом их знакомые, знакомые знакомых… Случалось, за одну ночь я шила платье, которое становилось предметом всеобщей зависти!


-    И какие это были платья?
-    В стиле new look, как тогда было модно, – с узкой талией и очень широкой юбкой. Помню, как-то раз я сшила себе платье из простыней, у нас был очень красивый комплект с жаккардовым рисунком, и я сделала из него платье – белое, без рукавов, с широкой юбкой до середины колена… К счастью, мама меня никогда не ругала! А я шила и представляла себе, как я еду в этом платье на велосипеде. Я тогда увлекалась велосипедным спортом. И всегда – с самого детства – я представляла картинку: что это будет, как будет смотреться. Но тогда я и мечтать не могла, что у меня будет собственный Модный дом!


-    Вы одевались скромно или экстравагантно?
-    Я уже тогда предпочитала черное, носила обувь на маленькой шпильке, платья, а для занятий велосипедным спортом бриджи. Очень любила мужские рубашки, из папиных себе часто перешивала блузки, а из льняного полотна шила себе большие сумки. Я любила вещи нестандартные, экстравагантные, я всегда выделялась, хотя вещи были минималистичными.


-    А где вы учились крою, технике шитья? Неужели все на собственном опыте, самоучкой?
-    Когда я окончила школу, училась у мастеров фирмы «Бризак». Это были портнихи одной из известнейших петербургских фирм. В 1855 году «Бризак» имела 120 салонов по всей стране. А в 1918 году все они закрылись, но мастера остались, они работали частным образом. Мама пришла к ним заказывать платье, и я была поражена тем, как нас приняли! И попросила, чтобы меня взяли подмастерьем. В этой мастерской кроили муляжным способом, это сложно, но зато гарантирует идеальную посадку по фигуре. Именно там я научилась тому, что пропорции – важнее всего, что чрезвычайно важно качество ткани, что вещь должна выглядеть идеально как с лицевой, так и с изнаночной стороны. Вообще, мое детство и юность прошли под знаком красоты, меня окружали удивительные люди, у которых я многому научилась.


-    Магадан – вероятно, там были многие, кто пережил репрессии и ссылку?
-    Да, мой отчим отсидел в ежовщину 10 лет, и многие из тех, кто жил там, пережили тяжелые испытания. Это были интеллигентные люди – художники, поэты, ученые… Каждую пятницу мы принимали гостей. Читали стихи, танцевали… Мама хорошо готовила, а там было все неплохо с продуктами, как говорится, икра ведрами (смеется). Мама идеально вела дом, учила меня накрывать на стол, принимать гостей… Она приучила меня к порядку и к тому, что стиль – важнее, чем мода.


-    Как же соблюсти грань между модой и индивидуальным стилем?
-    Для этого нужно просто иметь врожденное чувство вкуса. А оно есть не у всех, и вот именно тогда особенно нужен модельер или стилист. Не нужно стесняться обращаться за советом. Я, например, не имею специального экономического образования, и когда мне нужна консультация по бизнесу, ищу совета. Так же и дизайнер, модельер — его работа в том, чтобы подчеркнуть индивидуальный стиль клиента, несколькими акцентами сделать его современным. Но даже современные вещи не должны быть односезонными. Я всегда за то, чтобы были качественные ткани и безупречный крой, это позволит вещам жить долго. Я к вещам отношусь, как к людям: они должны проживать с нами жизнь, а не попадать в шкаф уже в следующем сезоне.


-    А с чего же начался ваш Модный дом?
-    Как только стало можно зарегистрировать собственный бизнес – в 1991 году, – мы взяли в аренду помещение, сделали ремонт, пришли в новый дом с чемоданом тканей и начали работать. Все мои клиенты стали клиентами Модного дома, а те люди, с которыми я работала еще в 1970-е и 1980-е годы, стали работать вместе со мной.


-    Сколько вас было тогда?
-    Четыре мастера и конструктор, еще были мастера-надомники, которым мы давали заказы. Первое???????? начали расширяться, как раз тогда стала разрушаться структура Дома моделей, к нам переходили многие мастера. Многие из тех, с кем мы начинали, работают в Модном доме  до сих пор.


-    Когда вы начали делать коллекции?
-    Сразу же с открытием салона. Мы делали поначалу четыре коллекции в год, потом, когда в Европе перешли на две сезонные коллекции, мы тоже стали делать две.


-    Где проводили показы?
-    Первый показ был на корвете «Петергоф», потом были показы в Доме дружбы, в отеле «Европа». Нам очень помогал «Клуб жен дипломатов», они и помещение арендовали, и фуршет организовывали. А когда появился проект «Дефиле на Неве», мы стали участвовать с самого первого «Дефиле». Наш показ всегда закрывал неделю.


-    Расскажите о теперешнем адресе Модного дома.
-    Сюда мы переехали в 2000 году. Это доходный дом Татьяны Путиловой. Она занималась мануфактурой и вкладывала деньги в недвижимость. Может быть, раньше здесь тоже был салон? Я верю в совпадения!


-    Кто делал для вас интерьер салона?
-    Проект интерьера – фирма «Витрувий и сыновья». Мы делали капитальный ремонт, но мне хотелось, чтобы эти стены сохранили память прошлых столетий. Поэтому мы постарались сохранить очарование исторического дома: дубовый пол, старинная мебель. Я старалась создать ощущение старого петербургского салона, стремилась к атмосфере теплоты и спокойствия. Здесь раньше был детский сад, так что в этом месте – самая положительная энергия.


-    Вы с трепетом относитесь к прошлому? Любите антиквариат?
-    Лет с двадцати хожу по антикварным магазинам. Собираю старинные аксессуары, у меня целая коллекция сумочек, шляп, кружев. Раньше я работала на тканях, которые покупала в комиссионных магазинах: люди сдавали превосходные шифоны, шерсти, габардины. Везде надо было иметь знакомых, чтобы вовремя позвонили, сказали, что появилось то-то и то-то… Все «доставали» – слово из тех времен.


-    У вас есть и коллекция винтажных платьев?
-    Да, случалось, что я покупала «убитые» платья, реставрировала их, восстанавливала. Я покупаю кружева, бисер, старинные платья; смотрю, как они скроены; если возможно  –  восстанавливаю, если нет – создаю на их основе новые вещи. У меня есть 12 платьев, которые я шила из старых тканей.


-    А есть ли среди них «знаменитые», именные вещи?
-    Есть шаль, которая будто бы принадлежала Айседоре Дункан. Но я в этом не уверена…


-    А есть любимые?
-    Все они любимые. Наиболее, пожалуй, платье, фрагменты которого были куплены в пяти магазинах, – очень красивое, с бисерной вставкой. А в Париже, например, я в антикварной лавке купила костюм от Chanel. Теперь он живет у меня в гардеробе, и знаете, я даже иногда с ним советуюсь, словно спрашиваю саму Шанель: понравилось бы ей это, как бы она сделала…


-    Из путешествий вы привозите платья, ткани и, наверное, впечатления?
-    Мои путешествия в основном связаны с моей работой. Когда ведешь бизнес, тем более такой, твой долг – быть в Доме. Да я и не могу отдыхать больше 10 дней.


-    Какие места в мире вам особенно дороги?
-    Люблю ездить в Италию. Париж, конечно. Недавно я была в Стамбуле, ездила со Школой Александра Васильева. Этот город меня загипнотизировал, потряс! И я благодарна Васильеву за его комментарии и экскурсии – содержательные, интересные, красивые.


-    Повлияют ли эти впечатления на новую коллекцию?
-    Еще не знаю, впечатлениям нужно отлежаться… Может быть, еще раз съездить куда-то на Восток. Но я сама себя не узнавала, когда примеряла какие-то цветные, яркие вещи с блестками и мне это нравилось! Атмосфера восточной культуры захватила меня. И люди такие чудесные – открытые, улыбчивые.


-    Как вы полагаете, мода на все восточное доберется и до фэшн-индустрии?
-    Я уверена, что Восток возьмет в моде самую высокую планку. Сочетание закрытости и открытости, соблазн и строгость, комфортность одежды – все это будущее моды.


-    Какое самое сильное впечатление было в этой поездке?
-    Водохранилище, «Цистерны Юстиниана». Это словно мир духов, там потрясающее спокойствие, умиротворение. Мне казалось, что из-за каждой колонны я вижу женщину в белых одеждах – руки, часть лица, край платья… Это симфония образов!


-    Воображение играет большую роль в вашей жизни?
-    Да, я всегда отличалась ярким воображением. Порой даже слишком. Я все вижу как картинку. Может, поэтому и не люблю эскизов. Эскиз – мертвый лист бумаги, а нужен живой образ. Я должна представить модель –  как она двигается, как выглядит. Конструктору я могу рассказать все в деталях – в объемах, сантиметрах. А эскиз рисую лишь потом – чтобы сохранить впечатление.


-    Что вас вдохновляет на создание коллекций?
-    Идеи витают в воздухе. Чем дольше я работаю, тем сложнее мне объяснить, как возникают коллекции. Вдохновением для меня может стать что угодно: случайная встреча, лицо в толпе, или хорошо знакомые клиенты, или какой-то пейзаж, уголок города, ткань, старый фильм…


-    Как начинается работа?
-    Всегда неожиданно. Я думаю, представляю себе какие-то образы — и все время чувствую: не то, не годится… А потом вдруг — как озарение: возникают две-три идеи, из которых складывается образ. Маленький фрагмент может послужить началом коллекции. Когда я работаю, могу сидеть и смотреть перед собой. Но стена для меня – как экран, на котором сменяют друг друга образы. Я представляю модель, чувствую пропорции, вижу аксессуары. И дальше работа идет непрерывно, одно влечет за собой другое, идея развивается, растет. Я до сих пор не могу выплеснуть все идеи, которые меня переполняют. Так что, создав коллекцию, я уже начинаю думать о следующей.


-    Эти модели имеют лица?
-    Конечно! Лицо, походка, жест – все заложено в костюме.


-    Что ждет нас в новой коллекции?
-    Как всегда натуральные ткани. Много шифонов, я очень люблю этот материал – он такой… неоднозначный. Будет блок одежды для отдыха, для путешествий, будет и деловая одежда. Впрочем, все это пока – секрет!


-    Недавно вы открыли свой бутик. Там представлена вторая линия модной одежды?
-    Да. Мода в России становится образом жизни, люди начинают ценить стиль, красоту, индивидуальность. Я думаю, что наша одежда будет актуальна.


-    Производите вещи вы по-прежнему в ателье? Планируете ли расширять производство?
-    Пока мы все отшиваем в Доме. Поэтому вещи получаются довольно дорогие. Так что открывать производство – необходимость. Я хочу, чтобы вещи были более доступны, чтобы их носило как можно больше женщин. Нужно, чтобы были помощники в создании коллекции, но статус Дома необходимо сохранить.


-    С какими трудностями вы столкнулись, открывая бутик?
-    С практическими, в первую очередь –  строительство, поиск персонала…


-    Кто проектировал бутик?
-    Делали бутик нам тоже архитекторы фирмы «Витрувий и сыновья», я верна не только стилю, но и людям (улыбается). Мне жалко времени на то, чтобы пробовать новое, я уверена, что то, что мы имеем, и есть самое лучшее! Получился узнаваемый бутик, в стиле Дома. Но для меня было сюрпризом, что люди, заходя в бутик, стесняются даже примерить одежду, многие говорят, что «это слишком дизайнерское», их пугает само имя. А ведь одежда – самая повседневная!


-    Что же нужно для популяризации стиля?
-    Конечно, нужны реклама, публикации в журналах. Но одеваться по журналам – дурной тон. Нужно больше показов устраивать, может быть, даже два раза в месяц!


-    Собираетесь ли вы продвигать свою марку в регионах?
-    Это задача «Дефиле на Неве» – привлечь байеров из регионов. Многие дизайнеры, даже молодые, могли бы получать заказы.


-    А планируете ли вы участвовать в других неделях моды?
-    Конечно, хотелось бы, но наши коллекции раскупаются, что называется, «с подиума». Нам придется отшивать все заново!


-    У вас есть клиенты из других городов?
-    Конечно! Из Екатеринбурга, Калининграда, Москвы приезжают. Я мечтаю открыть бутик в Москве! Но для этого должны появиться близкие по духу, доверенные люди.


-    Как вам кажется, русский дизайн имеет будущее за рубежом?
-    Наверное, но ведь все происходит здесь! Здесь – настоящий Клондайк, все развивается и будет развиваться еще лет 10. Здесь наш бренд, наше имя, мне кажется, наше место – в России.


Беседовала Анна Конева

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.