Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Идеальная женщина

Идеальная женщина«Ах, как же хочется быть красивой! Вот иду я по улице, а мужчины так и падают, и сами собой в штабеля укладываются!..»  (Из к/ф «Девчата») Каждой женщине хочется быть красивой. И далеко не каждая может поверить в собственную красоту, увидев в своей непохожести на остальных достоинство, а не недостаток. Нам свойственно стремиться к идеалу, совершенствовать свои черты,  порой весьма радикальными методами. Но времена меняются, и меняются идеалы красоты.

Нам кажется смешным и невероятным, что в древности красавицей считалась женщина массивная, с широкими бедрами и огромными грудями. Изображающие ее статуэтки археологи назвали палеолитическими Венерами. Кстати, и сегодня на африканском континенте и в странах Востока худая женщина не считается красивой.

Да и сама Венера далека от современной Барби. Рядом со своими атлетически сложенными мужчинами древнегреческие красавицы выглядели рыхловатыми: ягодицы у них почти плоские, талия – широкая, а ноги  – упитанные и совсем не длинные. «Вечный идеал» красоты, Венера Праксителя,  – ростом 164 см, окружность ее груди – 86 см, талии – 69 см, бедер – 93 см. Совсем не «модельные» параметры!

Римлянка должна была быть высокой, полной дамой, в те времена полнота была в моде, ее специально «наедали». Изменились каноны телесной красоты в эпоху христианства: телесное стало полагаться грехом, и в стремлении к аскезе дамы стремительно стали худеть. Неестественно узкие бедра, почти отсутствующая грудь, которую шнуровали специальным корсетом, создавали образ рахитичной девочки-подростка. Бледность и подбритый лоб для придания более возвышенного облика дополняли картину. Парадоксально, но в это же время господствовала мода на беременность – сказывался образ Девы Марии как идеала женщины. Поэтому знатные дамы под платьем с завышенной линией талии носили накладные животики.

В эпоху Возрождения представления о женской красоте вновь изменились: красивой стала считаться дородная, полная здоровья дама с округлыми плечами, белоснежной кожей, пышной грудью и роскошными кудрями, желательно белокурыми.

Новое время, напротив, ввело моду на неестественность. Блистательные красавицы XVII–XIX веков затягивали талию в корсет, подкладывали на бедра и ягодицы турнюры и валики, а в декольте – специальные подкладки, дабы придать груди дополнительной пышности. Специальные кринолины, округлые, как у Скарлетт О’Хара, или овальные, как у испанских инфант, делали фигуру изломанной: колоссальная разница между талией и бедрами придавала женщине сходство с цветком в вазе. Лишь ненадолго в самом конце XVIII века вошли в моду платья стиля ампир с завышенной талией и тончайшей юбкой, которую модницы мочили водой, чтобы та прилипала к ногам. Однако «нагая мода» просуществовала недолго, и корсет вернулся на свое место.

Начало ХХ столетия ознаменовалось борьбой с корсетом. Тонкая талия, конечно, красива, но корсеты убийственной тесноты деформировали внутренние органы, затрудняли дыхание и вообще мешали свободно двигаться. На моду в первое десятилетие XX  века сильнейшее влияние оказали спорт и русский балет Сергея Дягилева. Восхищенный костюмами Леона Бакста к «Шахеразаде» и «Клеопатре», парижский модельер Поль Пуаре ввел в моду «ориентальный» стиль. Делу освобождения женщины от корсетов послужила и Габриэль Шанель, предложившая спортивного покроя платья с заниженной линией талии.

Мода на тело стала стремительно меняться с развитием женского спорта и феминистских настроений в обществе. За телом теперь не просто ухаживают и облачают его в модные наряды, его тренируют и выстраивают, и что самое важное — законно демонстрируют. Произошло это не вдруг: такие аристократические виды спорта как чинный крикет или верховая езда не требовали разработки специальной формы. В крикет можно было неспешно играть в длинной юбке и тесном корсете, а для наездниц давно была изобретена амазонка — специальное платье с косо скроенным подолом, приспособленное для боковой посадки в дамском седле. Нововведений в конструкции женского костюма потребовали теннис, велосипедный спорт, футбол... В 1895 году был образован «Клуб британского женского футбола», и его члены поставили перед собой две главные задачи: укрепление здоровья и уничтожение «этого монстра, современного женского костюма». В 1895—1897 годах разгорелась «велосипедная лихорадка», и вопрос о практичности женского костюма встал довольно остро: в длинной юбке дамам было весьма затруднительно ездить на этом новом виде транспорта. Параллельно женщины начали осваивать и сферу трудовой деятельности: «женских» профессий становилось все больше, и отношение к женщине постепенно изменялось.

В 20-е годы ХХ века идеалом женской красоты стала девушка-мальчик, стройная, худенькая, с короткой стрижкой и порывистыми манерами. Этот образ был шокирующим, ведь лишь десятилетие назад платья были закрытыми, а формы подчеркнутыми. Теперь же – впервые в истории моды – внимание сконцентрировалось на ногах. Силуэт модного платья напоминал мешок, скрывающий и талию, и бедра, зато его длина резко скользнула вверх, позволяя задорно танцевать модный чарльстон. Именно тогда Марлен Дитрих озвучила иронию всех феминисток, вместе взятых: «Женщины гораздо умнее мужчин. Вы когда-нибудь видели, чтобы женщина бегала за мужчиной только потому, что у него красивые ноги?»

Макияж начала ХХ века делал женщину томной и загадочной. Искусственно опущенный внешний уголок глаза придавал красавице вид печальный и таинственный, румяна клались высоко на скулу, подчеркивая акцент на глаза, а контур губ строился таким образом, чтобы сделать рот маленьким и капризным. Этот образ вошел в моду благодаря Теде Баре, звезде немого кино, красавице с черными волосами, густо накрашенными ресницами, кроваво-красным ртом.

В 1930-е идеал красоты резко меняется. Реабилитируются пышные женственные формы, ведь в моде добродетельные женщины, хорошие матери и верные жены. Женщины становятся блондинками. Талия вернулась на свое естественное место, вновь стали подчеркиваться грудь, бедра. После Олимпиады 1936 года, прошедшей в Берлине, все шире стал распространяться спортивный, атлетический тип фигуры. В это время появились эластичные грации, а королева косметики Жермен Монтейль стала разъяснять, как важны уход за кожей, здоровое питание и фитнес. Доминантой становится секс – обложки глянцевых журналов явили миру новый тип красоты – женщина-вамп. Новый тип женской красоты воплощали Марлен Дитрих и Грета Гарбо: высокий лоб, широко расставленные глаза, выщипанные в ниточку брови, высокие скулы и впалые щеки. В моду вошли занятия спортом, диеты, пластические операции. Роковая загадочность требовала специфического подхода к своей внешности, некоторые красотки даже удаляли себе коренные зубы, чтобы щеки выглядели буквально ввалившимися. Этот эффект доводился до совершенства макияжем: темный румянец под скулой и высветленная часть выше делали лицо скульптурным. Губы стало модно «носить» пышные, уголки губ должны были быть приподняты, а центральная часть подчеркнута цветом. Выщипанные брови заботливо подрисовывали полукругом. Фальшивые ресницы и тени придавали взгляду особую глубину. Уголок глаза по-прежнему печально приопущен, игра теней придавала взгляду томность, а высветленное под бровью веко усиливало восприятие скульптурной формы лица. «Интересная» бледность и золотые локоны, уложенные соблазнительными волнами, завершали образ.

Мода на сексэппил оказалась довольно длительной. В 1940-е годы эффектные красавицы путешествовали по местам дислокации войск, поднимая боевой дух воинов. Красота была возведена в ранг тайного оружия. Именно тогда вошло в обиход выражение «секс-бомба», а выражение «пинап» иногда выводят от английского «pineapple», имея в виду бомбу в форме ананаса. Все эти красотки, как одна, имели личико ангела, обрамленное сложно уложенными и залитыми лаком золотистыми локонами, порочные пухлые губки и глазки капризницы-кокетки. Высокие брови придавали лицу выражение капризное и удивленное, светлое веко контрастировало с длинными наклеенными ресницами. Лицо стало более округлым, коренные зубы красоткам удавалось сохранить. А главный акцент в макияже теперь делался на губы – неестественно пухлые, очень яркие, насыщенных чистых тонов. В годы Второй мировой войны появилась новая манера красить губы. Джоан Кроуфорд впервые стала наносить помаду не только на губы, но и на кожу, через край, подчеркивая чувственность и пухлость.

1950-е годы подарили миру сексуальную красоту Мэрилин Монро — новое воплощение вызывающей женственности. Мэрилин в своем знаменитом развевающемся платье с «американской» проймой стала иконой стиля пинап. Контрастом по сравнению с прошлым образом красоты стали широкие брови, придавшие лицу эмоциональность и страстность. Румянец переместился на скулу, словно придавая лицу «разгоряченность», губы остались пухлыми, а глаза таинственными. В целом этот образ стал воплощением галмура – рафинированной «сделанности», красоты, требующей жертв, времени и усилий. Если дама сделала макияж, мужчина, пожелавший поцеловать ее, рисковал бы услышать: «Не трогай меня, я уже накрасилась!»

Идеальная женщина1960-е изменили понятие сексуальности, раз и навсегда связав его с понятием свободы. Во второй половине ХХ столетия мода на пинапок утихла, уступив на время феминизму, сексуальность стала сдержаннее, а синонимом соблазна стала тайна. Единственной настоящей пинапкой осталась кукла Барби, откровенно пропагандирующая свои неправдоподобные формы. Вновь пришла мода на худобу: идеалом красоты стала английская топ-модель Твигги, которая весила 40 кг при росте 169 см. У нее («твигги» по-английски значит «веточка») – «ручки тоньше лютика», острые коленки и выпирающие ключицы. Неправдоподобно огромные, как у котенка, глаза ярко накрашены, накладные ресницы делают их еще больше. В моду входят перламутровые и цветные тени, румянец кладется ярким пятном, контрастируя с бледным от постоянного недоедания лицом, губы, как будто вывернутые, подчеркнуты перламутровой помадой. Однако тон губ моден блеклый, а не яркий. Акцент – на огромные глаза.

Экстремальное мини, яркие тона и синтетические ткани определяют модные веяния. Шестидесятые прошли в моде под знаком космоса. Первый человек побывал на просторах Вселенной, и мир был чрезвычайно потрясен этим обстоятельством. А уж после того, как в 1963 году в космосе побывала женщина – Валентина Терешкова,  «инопланетная тема» не сходила с подиумов. Модельеры словно свихнулись на инопланетянах: Андре Курреж, Пьер Карден, Пако Рабанн. В моду вошли синтетические парики немыслимых расцветок, помады, отливающие перламутром. В 1966 году появилась новинка – фальшивые мелкие камешки, которые  наносили с помощью специального клея на брови и ресницы. Это было похоже на звездную пыль.

Другая тенденция 1960-х – «дети цветов», любящие природу и естественность. Однако не надо думать, что модники, носящие цветастые балахоны, брюки-клеш и фенечки, не делали себе макияж. Те же огромные, подчеркнутые цветными тенями глазищи, блеклые губы, объемные прически. Кумир поколения – Брижит Бардо, воплощение образа хиппи. Благодаря ей поколение матерей стало одеваться и краситься, как дочери, Ив Сен Лоран легализовал молодежную моду, «сделанность» уступила место продуманной небрежности.

В 1970-е женские образы становятся разнообразнее. Хиппи пропагандируют небрежность, моду на длинные волосы, унисекс в одежде. По-прежнему в моде этно, появляется стиль ретро – возвращение 1930-х: платформы, широкие брюки, узкий рукав. Волосы должны быть длинными, причем как у женщин, так и у мужчин, и вольно распущенными по спине. Новую небрежную прическу разрекламировала рок-опера «Волосы». В макияже цвета становятся пастельными, модны голубой и розовый, размытые, чуть небрежные контуры. На место сухих, четких рисунков пришли жирные фактуры. Тело по-прежнему «мальчишеское» – тенденция к унисексу правит бал.

Все изменилось в 1980-е, когда вошли в моду два женских образа – диско и леди-босс. 1980-е – триумф блестящих фактур и яркого макияжа. Контрастные желтые и фиолетовые, перламутр, засилье платиновых блондинок и мода на загар – такой эклектики мир моды еще не видел. Стиль диско воплощали завсегдатаи знаменитой дискотеки на Манхэттене Studio 54: Лайза Минелли, Бьянка Джаггер, Дайана Росс. Это образы театральные и искусственные – тонкие брови, густо накрашенные или наклеенные ресницы, яркие помады и тени, блестки. В моду вновь входит вызывающая сексуальность – узкие юбки, костюмные пиджаки с гипертрофированными плечами, рукава «летучая мышь» и макияж в стиле «дикая кошка». Воплощение свойственных десятилетию почти вульгарной роскоши и агрессивной сексуальности – Джеки Коллинз в знаменитом телесериале «Династия».

1990-е, казалось, были так недавно! Как всегда случается в истории моды, они стали протестом против времени предыдущего. Как дети «детей цветов», молодые конца 1970-х – начала 1980-х, решительно отвергли любовь к природе, так их наследники вновь провозгласили культ естественности. Назад к природе на этот раз означало моду на этнику, экологичные ткани, макияж «без макияжа» и распущенные волосы. Тело 1990-х вновь истончается. «Героиновый шик» в исполнении Кейт Мосс напоминает повальную диетологию Твигги, только теперь невинность, увы, не в моде. К концу тысячелетия начинает цениться непохожесть, иконами стиля становятся вечно молодые, эффектные, неординарной внешности актрисы, такие как Николь Кидман или Джулия Робертс. Наконец-то некрасивые красотки получают свой шанс. Протесты против слишком худых моделей на подиуме звучат все громче. Вот уже идеалом становится пухленькая Софи Даль, модно становится «носить грудь», дизайнеры вновь обращаются к женственности. Но моду сегодня кидает из крайности в крайность – цитирование то гламурных 1920-х, то роковых 1930-х, то слащавых 1940-х, то бесшабашных 1960-х создает впечатление, что идеал мы обрести никак не можем. А в последние два сезона на нас настойчиво надвигается мода 1980-х, так что впору вспомнить лиловые тени, яркие губы и лак на ногтях в тон, кошачьи повадки и деловые костюмы. Кажется, сегодня нам впору задуматься о том, что идеальная красота проиграла спор харизме – стиль становится важнее канонов, единственное требование эпохи – оставаться молодым.

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.