Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Им нужна правда

 

Говорит попугай попугаю: я тебя, попугай, напугаю! Я это помню: не боялась темноты до тех пор, пока, сидя в тесном кружке девчонок в детском саду, не наслушалась историй про красные туфельки, черные пятна и белые перчатки. До сих пор предпочитаю оставлять включенный свет во всей квартире, а, поворачиваясь спиной к темному помещению, чувствую, как мурашки предательски пробегают по спине. Но что поражает больше всего, так это то, что не только сейчас, но и тогда я точно знала: все эти истории выдуманные. Потому что сама их придумывала: сидишь, фантазируешь, а к концу страшилки уже и не знаешь, куда деваться от страха!

Почему дети придумывают страшилки? Прежде всего, им очень страшно. Потому что непонятно, как устроен этот мир, и что от него можно ждать. Страшно большим и маленьким, младенцам и подросткам, страшно даже взрослым. Но только дети достаточно мудры, чтобы свой страх не прятать за агрессивностью, не превращать в неврозы, а просто с ним играть.

Сказки должны быть разные Страх – вечный спутник и первый учитель ребенка. Сразу после мамы с папой. Он приходит именно тогда, когда мамы с папой нет поблизости. Естественная реакция родителей – защитить малыша, убедить его, что бояться нечего, даже если их нет рядом. А как это сделать? Убрать из обращения все пугающее. Есть примеры, когда родители, щадя нежную душу ребенка, переиначивали все сказки: Колобок благополучно обхитрил лису, Красную Шапочку волк не съел, а только слегка понадкусывал, Теремок, разрушенный медведем, отстроили заново, стал еще лучше прежнего. Причем не только родители стремятся «улучшить» народный фольклор. Эта тенденция просматривается в современной детской продукции: сказки с оговорками. Мол, все хорошо. Но хорошо ли?

Многие психологи считают, что таким образом ребенку оказывается медвежья услуга. Во-первых, народный фольклор возник не на пустом месте. Сказки – это зашифрованный опыт поколений, призванный адаптировать сознание малыша к миру, в котором ему придется жить. И если уж Колобок оказался таким легкомысленным и недальновидным, что решился на рискованное путешествие без благословения бабки с дедкой, да еще расхвастался об этом, то расплата неизбежна. И не надо ничего никому объяснять. Дети поймут глубинный смысл истории без наших неуклюжих попыток растолковать ее по-своему. Для этого сказки и существуют.

Есть еще один момент. Последовательно формируя безобидное представление о мире, родители рискуют заслужить репутацию обманщиков. Пройдет совсем немного времени, и ребенок узнает истинное содержание сказки из книг, оттуда же он почерпнет и другие истории, полные неприятных персонажей. В лучшем случае он сформирует невысокое мнение об информированности родителей. А в худшем – заподозрит их в фальсификации. Вот тут-то и возникает вопрос: как теперь вернуть утраченное доверие? Нет ничего более неприятного для ребенка и, в конечном итоге, более вредного с точки зрения дальнейшего воспитания, как понимание, что самые близкие люди его обманули или пытались обмануть.

Наконец, сказки, даже самые страшные, всего лишь сказки. Ребенок прекрасно понимает, что он находится дома, под защитой мамы с папой, а значит, можно позволить воображению поместить себя на место героя сказки и вместе с ним преодолеть все, даже самые пугающие трудности. Таким образом, дети учатся бороться со своим страхом, играя. Для этой же цели сочиняются и рассказываются страшилки.

Если после какой-нибудь волшебной истории малыш стал бояться Бабы-Яги или Кощея Бессмертного, объясните ему, что сюда они никогда не придут, потому что живут далеко-далеко. Из сказки выбраться невозможно. Ведь это будет правда, не так ли?

И последнее: что категорически не рекомендуется делать родителям со сказочными персонажами, так это ими пугать. Есть такой воспитательный прием: «не перестанешь плакать (не будешь слушаться), придет Баба-Яга и заберет тебя». Взрослым подобный метод кажется совершенно безобидной фантазией. Для ребенка он означает жизнь под страхом неизбежного и ужасного наказания. Я наблюдала, как самостоятельный мальчик четырех лет, открытый и общительный, вдруг резко изменился: не отпускал маму не на шаг, не мог оставаться без родителей ни на секунду, легко мог расплакаться. Как оказалось, на новогоднем представлении малыш увидел Бабу-Ягу, которой родители иногда его слегка стращали. Наверняка, она не была уж такой страшной. Просто оказалась рядом. Отдаленная угроза приблизилась…

Дети и Голливуд Вопрос, что смотреть детям и в каком возрасте, чтобы не напугать – актуальный для многих родителей. Решается он, исходя из здравого смысла и вкуса заботливых мам и пап. Существуют ли какие-нибудь объективные критерии отбора телевизионной продукции и мнения на этот счет психологов?

Если бегло пробежаться по сетке передач, то самым безопасным зрелищем после советских мультиков, как это не странно, являются мыльные оперы. Бразильские и мексиканские сериалы, представляющие собой череду житейских разговоров об одном и том же, вполне безобидное зрелище. В чем-то даже полезное: не особо вдаваясь в перипетии сюжета, ребенок старается понять специфику людских взаимоотношений, правила поведения, мораль и этику. А вот последнюю строчку в рейтинге «что смотреть вашему ребенку» занимают боевики, фильмы ужасов и … новости.

Новости, как понимает любой ребенок, важны и значимы для родителей. Значит, и для него. Но понять все значение информации ребенок не может в силу недостатка житейского опыта. И тревога нарастает. В мире, как оказывается, происходят очень опасные вещи: катастрофы, террористы, проблемы всех мастей.

Для ребенка страшен не сам черт, и не то, как его малюют, а подозрение, что он существует… где-то рядом. Дистанции между событием и малышом нет. Все, что происходит в этом мире – происходит с ним. И если еще не произошло, то только по счастливой случайности. Завтра все может случиться.

Метод прививки Но стоит ли категорически запрещать, жестко ограждать малыша от возможных ужасов современной масс-культуры? Однозначного ответа нет. Конечно, просмотр низкопробной кинопродукции с реками крови и монстрами пользы никому не приносит. Но новости — это мир, в котором мы живем. И если искусственно ограждать ребенка, нарочито выключая телевизор при его заходе в комнату, это никого не обманет. Если вам важно просмотреть информационные сообщения – просмотрите их. И если вам кажется, что там было что-либо пугающее — объясните малышу смысл происходящего, спросите его о том, что он понял. Ведь страх возникает у ребенка от непонимания устройства мира, его размеров и разнообразия, наконец, от незнания правил, по которым он существует.

Миф о беззаботной поре детства активно поддерживается масс-медиа, детской литературой и рекламой. Но психологи давно уже говорят о том, что не стоит взрослым усердствовать с розовыми очками при взгляде на детство вообще и на собственного ребенка в частности. Детство существует вовсе не для того, чтобы быть безоблачным и беззаботным. Действительно стоящее детство – трудное и сложное, но счастливое (трудности и несчастья – разные вещи, хотя взрослые часто их путают, в отличие от детей.).

Задача правильных родителей сделать так, чтобы трудности в детстве были, а вот несчастий, по возможности, нет. На самом деле это просто. Трудно – самому завязывать шнурки, трудно – самому делать выбор: учить уроки или нет, трудно – самому нести ответственность за свои решения. Несчастье и самый большой страх состоит только в одном: когда тебя не любят. Или могут разлюбить, если ты что-нибудь сделаешь не так.

Лариса Гавриленко

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.