Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

О девичьей скромности сестер наших меньших

На тему, что естественно для девушек, а что нет, высказались все, начиная от тещи приемщика стеклотары из нашего подъезда и заканчивая великим Чарлзом Дарвиным. Самое удивительное, их учения (в смысле Дарвина и тещи), в принципиальных моментах совпадают, что наводит на мысль, что и у Дарвина тоже была своя теща. Суть их, Дарвина с тещей, учения сводилась к тому, что девушке полагается быть скромной. Дарвин выражал эту мысль английским прилагательным «coy», теща же английским прилагательным предпочитала бездонные синонимические глубины великого и могучего русского языка. Разнилась и аргументация. Если теща учила по Канту, в том смысле, что частенько прибегала к категорическим императивам, то великий натуралист апеллировал к миру животных.
Дарвин склонялся к мысли, что самец должен стремиться вступать в состязание с другими самцами и использовать победы для осеменения как можно большего количества самок, в то время, как самкам не мешало бы проявлять большую разборчивость и стремиться завести потомство от самца-победителя, носителя самой замечательной наследственности, остальных же к себе не подпускать. Представление о врожденной дамской скромности легко вписывалось в кодекс поведения Викторианской Англии и потому никакой революции, в данном случае, великий ученый не произвел.


Эксперименты над дрозофилами Уже в ХХ веке, в результате экспериментов над плодовыми мушками (знаменитые дрозофилы, так полюбившиеся генетикам), британский биолог Бэйтман придумал объясение дарвиновскому предположению. То, что увидел ученый, было отпетым мушиным мачизмом. Мух (самец), вступавший в «отношения» со многими мушками (самками), оставлял в несколько раз больше потомства, чем мух, придерживавшийся моногамной морали (есть у них и такие). Таким образом, в борьбе за существование побеждал первый мух, который к тому еще и получал удовольствие. Самкам же, пустившимся во все тяжкие, не удавалось настолько существенно повлиять на свою продуктивность. Объяснение этому нашлось следующее. Сперматозоид — штука биологически дешевая. Самцовому организму производство этого добра почти ничего не стоит. Другое дело, яйцо или яйцеклетка, являющаяся штучным товаром, на изготовление которого организм самки тратит значительное количество времени и энергии. Именно поэтому самцы, в общем и среднем, существа довольно неразборчивые в половом отношении, в то время как самки вынуждены выстраивать более избирательную стратегию репродуктивного поведения.
Без обезьян не обошлось Ученые, уловив веяния времени, спешат задать природе новые откровенные вопросы. В частности, такие вопросы были заданы обезьянам-хульманам (честное слово, так называются) и обезьяны поведали, что у них самки в период, когда возможно зачатие, стараются спариться с несколькими самцами, но самое интересное, так это то, что, когда к власти приходит новый самец, то спариваться с ним бегут все самки без разбора, включая даже беременных. С точки зрения викторианской морали ведут себя эти самки просто отвратительно, но движет ими отнюдь не половая распущенность. Дело в том, что самцы частенько стараются от чужого потомства избавиться, чтобы больше внимания досталось потомству собственному. Особенно это относиться к свежеиспеченным «авторитетам». Спариванием с разными самцами самки стараются запутать самцов и отключить у них систему распознавания «свой-чужой».
Дальнейшие наблюдения показали, что подобное «неразборчивое поведение» самок наблюдается у множества самых различных животных, насекомых и членистоногих и может объясняться самыми разными причинами. У некоторых насекомых (пример — сверчки) принято дарить самкам подарки (денег у них нет, одежды тоже, поэтому дарить принято еду) и поэтому за спариванием с различными самцами у них стоит чисто пищевой интерес.
Война «сперм» «Фривольное» поведение самок вызвало к жизни и такое знаменитое явление как «война сперм», достигающая выдающихся масштабов у насекомых. У многих из них самки вначале собирают сперму самцов в специальные мешочки и позже используют для оплодотворения. Собрав сперму одного самца самка не останавливается на достигнутом и продолжает спариваться дальше. Коварство самок привело к появлению хитроумных приспособлений у самцов. Так у самца стрекозы (стрекозла) пенис принял ложковидную форму и снабдился специальными крючками для вычерпывания и уничтожения спермы соперника. Чтобы не допустить последующего надругательства над своей собственной драгоценной жидкостью, стрекозлы прицепляются к голове стрекозы специальными цангами и сопровождают ее пока она не отложит яйца (многие видели на речке эти «спаренные» полеты). У обитающих в средиземном море рачков «морских козочек» ревнивые самцы замуровывают сперму конкурентов прямо в половом протоке самки.
Не совсем понятно, как это получается, но иногда спаривание с несколькими самцами позволяет самке избежать зачатия от близкого родственника. Эксперименты с теми же сверчками показали, что самки спаривающиеся с родственником и «незнакомцем» умудряются оплодотворяться от незнакомца и тем самым значительно повышают шансы потомства на успешное рождение и выживание.
Групповые занятия У некоторых видов поведение самок принимает переходит все границы приличия. Так, например, самцы анаконд не бьются друг с другом за право овладеть самкой, а делают это одновременно. На одну самку за один раз могут накручиваться до десятка и более, благо гибкость тела позволяет и «занимаются любовью» по нескольку часов.
Будучи коварными изменщицами, самки при этом зачастую требуют от партнеров верности и иногда делают это очень агрессивно. Эксперименты с саламандрами однозначно продемострировали, что сходивший «налево» саламандр-самец получает агрессивный отпор от самки, с которой он прежде состоял «в отношениях». Своим агрессивным поведением самки принуждают самцов к моногамии. До недавнего времени считалось, что принуждение к моногамии агрессивными методами — прерогатива самцов.
Цели и задачи свинг-пати Таким образом, в живой природе наблюдается интересная картина. Однозначного разделения по половым ролям, скромничанью и проявлению агрессивности — нет. И самки и самки бывают агрессивными, и те и другие бывают верными и неверными и даже, страшно сказать, устраивают свинг-пати. Но это не значит, что в природе царит хаос и разврат. Просто каждый занят своим делом и преследует определенные цели. Дело самца, как уже было замечено, распространить свое семя как можно эффективнее и шире. Но что значит эффективность? Оплодотворение — дело непростое, поэтому иногда самцу нужно для надежности провести с самкой побольше времени. Тогда он будет пытаться ограничить ее свободу. Если этого не требуется, он будет просто «бегать по девочкам» пока силы его не оставят.
У самки же свои задачи, она должна произвести на свет максимально конкурентоспособное потомство. Вот главное ее дело, основной закон. Если для этого нужно захомутать лучшего самца, привязать его к себе, заставить заботиться о потомстве, то она будет это делать. Если, напротив, у какого-то вида заботиться о потомстве особенно не нужно, а нужно устроить «конкуренцию сперм», то самки не погнушаются пуститься во все тяжкие, лишь бы потомство было самым лучшим и многочисленным. Надо убегать — будут убегать, надо догонять — будут догонять.
Природа — продуманная штука. Там никто не делает лишних движений. И вот эта продуманность — это и есть то, что «естественно» и не безобразно.

 

 Георгий Левит

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.