Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Битва за безграничную искренность

Кто из нас в детстве и в юности не мечтал о настоящей дружбе и не зачитывался историями о друзьях, готовых на любые жертвы ради друга! Такая дружба — самое возвышенное, что есть в человеческих отношениях; она берет верх над любым иным чувством, преодолевает годы разлуки и самые серьезные препятствия и, в конце концов, освящается одновременной смертью героев. Возьмем наугад средневековую историю Ами и Амиля, изложенную Раулем ле Туртье предположительно в 1109 году, известную позже в разных редакциях и в разных текстах и пользующуюся в свое время немалой популярностью.

 

Испытание на верность   Ами и Амиль — не просто друзья, но некие сверхъестественные, мистические близнецы. Они родились от разных родителей, но в одну и ту же ночь. Как водилось в средние века, о каждом из них возвестил ангел, и он же предсказал их будущую дружбу «по величайшей верности». У них общий крестный отец, Изоре, сходные по звучанию имена и даже внешне они похожи, как человек и его отражение в зеркале. Словом, «Господь в них сотворил чудо», создав их неразличимыми. Папа Изоре символически дарит каждому из них по одинаковому кубку, «отлитых в одной форме». Это потом поможет Амилю узнать Ами, когда того обезобразит проказа.

Как водится, у друзей есть противник, некий Гардре, тщетно пытающийся их устранить. Злодей действует, разумеется, главным образом через женщин, Белиссанту и Любиас. Первым делом Гардре предлагает Амилю свою племянницу Любиас, но тот отклоняет дар и передает его Ами. И Любиас не только прилагает все усилия, чтобы поссорить друзей, но и жестоко обходится с мужем. Гардре косвенно причастен и к браку второго друга с Белиссантой: он донес королю, что королевская дочь соблазнила Амиля, надеясь, что тот будет жестоко наказан. Но Ами выдает себя за Амиля, с честью выходит победителем из судебного поединка, и сам король отдает Белиссанту в жены Амилю, а Ами убивает злонамеренного Гардре, заместив Амиля в схватке с Гардре. В сложной интриге все время идет игра с подменой друзей, и их сходство облегчает эту подмену.

Каждому из друзей предназначено испытание на верность и преданность другому, и если Ами в поединке защищает Амиля от обвинений Гардре, то Амиль, направляемый ангелом, убивает собственных детей, чтобы вылечить Ами от проказы, окропив его их кровью. Когда умершие дети воскреснут, они составят новую пару, на этот раз — настоящих братьев.

Раскрывая собственное «Я»  Это ли не образец настоящей дружбы, когда близкие друзья настолько полно идентифицируются друг с другом, что нередко воспринимают себя как две половинки единого целого! Здесь и идея исключительности, экстраординарности, превышения общих норм и правил. Друзьям не просто дозволяется, от них требуется то, что обычно запрещено другим. И, конечно, у них есть определенные нравственные обязательства по отношению друг к другу. Словом, здесь есть все, что мы обычно ожидаем от настоящей дружбы и что выделяет ее из всех форм других отношений. Считается, что исключительность эта имеет глубокие корни, связанные не только с нашим социальным, но и с биологическим прошлым. Как известно, каждое животное имеет свое личное пространство, и вторжение в него воспринимается как агрессия, вызывая невольный инстинктивный отпор. Но для некоторых особей делается исключение, и непосредственный телесный контакт с ними воспринимается как ласка и проявление близости. Что касается содержания дружеского общения, то оно так же исключительно, как и способы его проявления. Другу мы безоглядно раскрываем свое «Я», не опасаясь заглянуть в его глубины, мы полностью доверяем другу и не боимся быть предельно искренними. Прав был немецкий философ Карл Ясперс, сказав, что дружеское общение — это «битва за безграничную искренность», когда мы полностью открываемся другому и сами себе.

Главный дефицит Спору нет, настоящая дружба — мечта каждого из нас, но беда в том, что она считалась большим дефицитом во все времена. Перефразируя Ларошфуко, говорившего о любви, можно смело утверждать, что истинная дружба, как и любовь, «похожа на привидение: все о ней говорят, но мало кто ее видел». Однако не стоит забывать, что идеал истинной дружбы так же историчен, как и идеал настоящей любви, и в разных культурах в разные времена утверждались разные ее каноны. Что же касается наших сетований об оскудении чувств в нынешние времена и упований на то, что раньше было лучше, вот не менее горькие сетования по тому же самому поводу, высказанные в древнеегипетском «Споре разочарованного со своей душой», написанном в XXII-XXIII вв. до н.э.:

Кому мне открыться сегодня?
Братья бесчестны,
Друзья охладели…
Нет закадычных друзей,
С незнакомцами душу отводят!

Братство по-гречески Но предел нашего исторического горизонта — античная Греция. И там образцов идеальной дружбы мы обнаружим немало: вспомним известные со школьных лет имена Кастора и Полидевка, Ореста и Пилада, Ахилла и Патрокла, Гармодия и Аристогитона. Однако дело в том, что дружба тогда понималась несколько иначе, чем теперь. К примеру, братья Диоскуры, Кастор и Полидевк, считавшиеся воплощением и покровителями дружбы, были не только неразлучными друзьями, но и братьями-близнецами, т.е. понятие дружбы было тесно связано с понятием родства. И позже дружба была чем-то вроде искусственного родства, видов которого известно немало: кумовство, побратимство, «кровное братство», «названное братство» и т.п. Из всех них ближе всего к дружбе побратимство, восходящее к древнейшим первобытным временам, когда существовали возрастные группы, члены которых, будучи сверстниками, совместно проходили обряд инициации и на всю жизнь сохраняли чувство групповой солидарности и обязанности помогать друг другу. Отношения побратимов, как и другие ритуализованные личные отношения, не зависели от кровного родства или от принадлежности к определенной общине, территории и т.п. Они связывали личными, индивидуальными узами конкретных людей, права и обязанности которых были закреплены традицией и охранялись ею, поэтому личное начало и добровольность непонятным для нас образом сочетались с жестко регламентированным отношением. Лукиан в диалоге «Токсарид, или Дружба» описал подобную дружбу-побратимство у скифов. Участники диалога, грек Мнесипп и скиф Токсарид, спорят, у кого больше развита дружба — у скифов или у эллинов. Каждый приводит по пять самых ярких примеров. Мнесипп рассказывает, как один эллин отдал другу свое состояние, другой пошел ради друга в тюрьму, третий бросился в бурное море, спасая друга и т.д. Но Токсарид не считает эти примеры достойными. Вот у скифов дружба ставится выше всех других отношений, проверяется кровью, а оформляется договором и клятвой. Друзья-побратимы надрезают пальцы, сливают кровь в чашу и пьют ее, омочив в ней концы мечей. Дружбу заключают не более чем с тремя; «если же у кого-нибудь окажется много друзей, то он для нас — все равно что доступная для всех развратная женщина». Один из скифов вызволил из пожара друга, бросив в огне жену и детей, сказав: «детей мне легко вновь прижить, еще неизвестно, будут ли они хорошими, а такого друга, как Гиндан, мне не найти и после долгих поисков».

Подобные ритуализованные личные отношения, потерявшие связь с родством и похожие на дружбу, а позже и ставшие дружбой, существовали у многих народов, и их особенности зависели от типа общества, но везде она почиталась как величайшая ценность. Как говорили древнеиндийские мудрецы, «если найдешь разумного друга, готового идти вместе, праведно живущего, мудрого, превозмогающего все невзгоды, — иди с ним, радостный и вдумчивый. Если не найдешь разумного друга, готового идти вместе, праведно живущего, мудрого, — иди один, как царь, отказавшийся от завоеванного царства».

 Маргарита Альбедиль

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.