Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Но одиночество прекрасней

 

Как часто приходится слышать жалобы по поводу одиночества! Одинокими чувствуют себя дети, жены и мужья в семье; на одиночество сетуют женщины без мужчин и мужчины без женщин; от одиночества страдают многие старики. Можно выстроить обширную галерею литературных героев нашего времени— взять, к примеру, персонажей Ф. Кафки — чьи образы выражают удручающее нивелирование человеческой личности, отчуждение и безысходное экзистенциальное одиночество.

Нам, петербуржцам, близка тема одинокой души, затерянной в толпе большого города, воспетая А.Блоком:

Душа молчит. В холодном небе
Все те же звезды ей горят.
Кругом о злате иль о хлебе
Народы шумные кричат…
Она молчит, — и внемлет крикам,
И зрит далекие миры,
Но в одиночестве двуликом
Готовит чудные дары…

Но в поэзии все-таки можно встретить и немало строк, прославляющих одиночество, как, например, у Р.М.Рильке:

О святое мое одиночество — ты!
И дни просторны, светлы и чисты,
Как проснувшийся утренний сад.
Одиночество! Зовам далеким не верь
И крепко держи золотую дверь,
Там, за нею, желаний ад.

Примеры можно множить и дальше, но лучше задаться вопросом: так ли уж плохо одиночество, как мы привыкли думать? Или есть в нем и отрадные стороны, как считают некоторые поэты и, добавим, философы? Стоит ли от него страдать или лучше ему порадоваться? Что оно — ценность, которой стоит дорожить, или проклятие, от которого нужно избавляться?

Социальные изгои Первое, что приходит в голову — одиноким быть плохо. Человек — существо, как известно, социальное, и потому без людей он прожить никак не может. Неслучайно во многих традиционных обществах смерть социальная была равнозначна смерти физической. Этнологами описаны случаи, произошедшие во многих районах земного шара, когда человек в таком обществе, ставший, к примеру, объектом колдовских чар или нарушивший какие-нибудь строгие табу, начинает чувствовать себя обреченным. Его внутреннее убеждение полностью разделяется его родными и друзьями, и поэтому его связи с обществом начинают рваться. С ним не общаются, как обычно; ему не подают воду, если он попросит пить; никто не выдаст своего сына замуж за его дочь, если она на выданье и т.п. Родственники и друзья избегают «порченого» к нему относятся как к мертвецу и более того, как к источнику потенциальной опасности для окружающих. Всем своим поведением окружающие внушают несчастной жертве мысль, что он уже не жилец на этом свете. Его насильственно лишают семейных и социальных связей; его отлучают от привычной деятельности и каждодневных обязанностей, наконец, он оказывается полностью отторгнутым от привычной системы отношений, и физическая смерть не заставляет себя ждать.

Герои прошлого времени В наше время и в нашей западной техногенной цивилизации дело обстоит иначе. Под влиянием психологических идей Фрейда, Адлера и Юнга сугубо индивидуальная психология стала восприниматься как универсально-общечеловеческая, а романы ХХ века по большей части ориентированы на человека, более или менее эмансипированного от социальных обстоятельств. Но если взглянуть глубже, то обнаруживается, что герой нашего времени — одинокая, обезличенная жертва отчуждения — имеет интересную родословную, уходящую корнями в далекое мифическое прошлое, и стоит попытаться ее хотя бы пунктирно проследить по хорошо известным хрестоматийным примерам, чтобы как-нибудь прояснить вопрос об одиночестве. Ближайшее звено в этой родословной — герои романов XIX века, знакомые нам со школьной скамьи как «лишние люди», — Онегин, Печорин, Бельтов уже несут в себе признаки развенчанной героики, в полной мере проявившиеся позже, в наше время. Герой эпохи предшествующей, Дон Кихот, — фигура печальная и комичная, но, скажите, может ли выглядеть героизм иначе на фоне восторжествовавшей жизненной прозы? Разумеется, нет. В бессмысленности героической активности, в условиях нравственного упадка убеждает герой еще более раннего времени, Гамлет. От него в глубь веков, через рыцарские романы с обязательными победами над разбойниками и чудовищами, протягиваются нити к героям поистине эпическим, наподобие западноевропейского Беовульфа, монгольского Гэсера или индийского Рамы. И, наконец, корень этой родословной — мифический образ культурного героя, радеющего о людях и приносящего им различные культурные и природные блага, как, например, греческий Прометей, страдающий за людей по милости Зевса. Подобные ему образы присутствуют в мифах почти всех народов мира. Именно этот архетип героя-демиурга пересматривался позже в разные эпохи с ориентацией на их идеалы пока, наконец, в модернисткой и постмодернисткой литературе нашего времени не произошла его полная дегероизация, когда древние архетипы превратились в легко сменяемые маски. Древний романтический ореол одинокого героя в каждой эпохе терял свои краски, пока, наконец, полностью не потускнел в наше время. Итак, сквозь незавидное одиночество современного литературного героя, как впрочем, и обычного человека, проглядывает древняя и, несомненно, настоящая героика.

Испытание одиночеством Здесь есть о чем задуматься. У мифического героя-демиурга не было ни руководства, ни традиций, ни авторитета. Он не был воспитан в определенной культуре, зависящей от окружения и собственных наклонностей, он не знал отношений приспособления и подчинения и, что самое главное — он был свободен. И одинок. А свобода и представляет собой не что иное, как совершенное одиночество. Речь идет не о внешней изоляции, а о внутреннем состоянии ума и ни о чем другом. Сознаемся честно, большинство из нас никогда не бывают внутренне одинокими, то есть не находятся наедине с самим собой. Мы постоянно ведем какие-нибудь внутренние монологи, что-то вспоминаем, с кем-нибудь спорим и т.д. Всю жизнь мы тащим на себе груз прошлого и потому остаемся связанными со многими людьми, с которыми нас сталкивала жизнь. На Востоке считают, что если удастся отбросить этот ненужный груз и остановить бесконечную внутреннюю болтовню, — то это и значит быть одиноким. А ум, пребывающий в истинном одиночестве, всегда остается чистым, ясным и молодым в любом возрасте.

Достичь такого состояния нелегко, но для этого существуют отработанные веками методики. Так, китайские даосы, например, подвергали своих учеников тяжелым испытаниям, надолго запирая их в темном чулане в полном одиночестве и считая такое упражнение лучшим способом освободиться от заблуждений. Этот этап считается первым в работе с сознанием, и потому он так и называется — «осознание». Поначалу он воспринимается очень тяжело: человек злится и не понимает, почему он должен маяться в темноте; его мучают голод и холод; наконец, ему просто хочется справить нужду. Но эти жестокие уроки необходимы: «Победивший себя воистину силен», как говорил основатель религии Лао-цзы. И в самом деле, ученики со временем привыкают обуздывать свою «дикую природу» и их сознание становится спокойным, подобно «зеркалу недвижных вод». Даосы видят суть этого урока в следующем: тело и дух человека должны быть предельно спокойны, и тогда в его сознании может возникнуть образ человека, пейзажа или какой-нибудь вещи. Нужно позволить этому образу развиваться до тех пор, пока он непроизвольно не придет к своему завершению. Внимательно наблюдая за собой, можно увидеть глубинную природу сознания. И одиночество здесь — лучший учитель. Осуществляя в себе с его помощью подобные акты «осознания», ученики начинают понимать, что хотя они и сидят в полном одиночестве взаперти в темной комнате и тело их никуда не может уйти, их дух остается свободным и не знает никаких преград. Они открывают, что могут быть в этом мире кем угодно и что сами они вмещают в себя весь мир. Их воображение освобождается от условностей времени и пространства. Они начинают совсем иначе воспринимать жизнь. И вот что удивительно: в мире, наполненном этой жизнью, они совсем не чувствуют себя одинокими.

Так что одиночество — это совсем неплохо.

Маргарита Альбедиль

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.