Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Сны Мальты

Часть I. Распад родопсина Ее звали, а впрочем, и неважно как ее звали, в том месте, где ей предстояло приземляться, ее имя все равно не могли выговорить правильно. А может быть, когда-то в прошлой жизни ее звали как этот остров, просто и мягко — Мальта. Она пристегнула ремень безопасности. Самолет победитовым сверлом ранил первый грязно-серый слой облаков и оказался между двумя такими же. Скоро показалось голубое небо, хорошо законопаченное на зиму, утепленное от русских (морозов) солнце и курс на временное капиталистическое настоящее. Она съела тушеного мальтийского кролика и, закрыв глаза, начала погружаться во что-то мягкое, закручивающее по часовой стрелке. Проплыл какой-то городской пейзаж, потом появилась мужская голова в кроличьей замурзанной шапке-ушанке и прошамкала беззубым, слюнявым ртом: «Я сердечник, больной человек. Подайте на валидол-корвалол…». Дальше было неразборчиво. Через четыре часа она вышла на острове Мальта в колготках 40 ден под джинсами, ангорском свитере и теплой куртке на все случаи жизни. «Здрасьте» сказали ей два местных мобильных оператора, и «прощай» один подхалимный неместный. Родопсин (благодаря которому мы видим в темноте) стал уже распадаться и тьма понемногу начала рассеиваться. Обычная питерская египетская тьма. «Долетела ОК. Дождик. Чувствую загар в одном месте: +19 всего. Завидую тебе, ты там греешься»,— ее первая тридцатицентовая смс-ка резво улетела на Красное море.

Да уж, быстро роуминг насобачили; она подумала и все же решила снять куртку. Два мобильных оператора поделили и жадно схавали свою первую заработанную порцию. Остров в 350 километровых квадратов. Скалы. Юг вырос на 200 метров, север — вровень с уровнем моря, но море заботливо отгорожено от посторонних. Песчаный пляж? Ага, сейчас! Она подумала, что стоило насладиться им, листая проспекты. Мальта, увы, не любит лентяев, фанатеющих, как она, загаром, и не расстилается для лежебок. Придется припадать к древностям и верить в то, что это действительно часть затонувшей Атлантиды. Планета «Шелезяка». Воды нет. Растительности нет. Воды навалом, вообще-то, и преотличного качества. И растительность есть, правда, не буйная. Цветет, но зеленой массой на глаз не давит. Еще она подумала, что можно будет сфотографироваться около агав, уж больно забавно они выкинули свои стрелы в виде молодых сосен трехлеток. Экзотика. Потом можно будет с улыбкой листать, слюнявя загорелым пальцем, альбом перед лицом бледных и хорошо скрывающих раздражение товарищей. Вот, мол, агава, прикиньте, как у них там цветет, а вот герань, мы ее, значится, в горшках, а она тут по полтора метра нагло в открытом грунте и без охраны. Молочай опять же по 3 метра, у кактусов листья с коровью башку, вот и моя торчит для сравнения и т.д. Картина «Чукча рассказывает одночумчанам про Москву».

 

– План такой. Завтра едем смотреть карьер, где добывают местный известняк для фундамента всех мальтийских домов. Затем посещаем неолитические храмы, археологический музей, c останками слонов и носорогов, когда-то живших на Мальте, пещеру Голубые Гроты, обедаем в рыбачьем поселке и возвращаемся в гостиницу. Возьмите на всякий случай зонтик. Послезавтра — столица острова Валетта, исторический музей рыцарских доспехов, грандиозная панорама трех городов за линиями Коттонера (крепостное укрепление), обед в итальянском ресторане и возвращение в отель. Отдыхайте, — мальтийский русскоговорящий гид растворился в воздухе.

– Ну что, прогуляемся? — она и еще несколько человек из группы отправились обследовать набережную. Неспокойно синее море. Стала она кликать золотую рыбку. Приплыла к ней рыбка, спросила…

– Ужинов-то нет. Надо бы подумать о том, что бы такого поклевать, что думаете по этому поводу?

Одночумчане согласно закивали. Сердце успокоилось пирожками за 50 местных центов (цент-рубль, для простоты подсчетов) и бутылкой местного пива по имени CISK. Через 3 часа она уже спала, перевернув перед этим в номере все вверх дном в первобытном поиске выключателей от настенных бра. В шкафах не было. Они оказались органично вмурованными в магнитолу. Ночью ей снились неразборчиво рабочие процессы, древние храмы Мнайдра и Хаджар Им, какие-то водоплавающие мальтийцы, Голубые Гроты с их нереальной чернильной водой, яркие кораллы на скалах и пожелтевшая одинокая агава с подосиновиками.

«Ну, как отдыхается? Думаю, тебе там не скучно» — прилетела очередная смс-ка. Она настрочила ответ: «Остров—сказка. Шизею от цен. Стакан чая 100 рублей. Гуляю по Валетте. Тепло. +23. Отдыхаю, как в раю». Следующий день подарил остров Гозо. По легенде он принадлежал когда-то Калипсо. Двадцать минут на пароме — и она любовалась вечностью в Лазурном Окне. А еще она увидела желтую песчаную бухту с лазурно-белыми, облизывающими ее озорными морскими барашками — самый привлекательный пляж на Гозо — Рамла л-Хмара. Над бухтой возвышалась скала, где в пещере, опять же по легенде, сожительствовал по принуждению с Калипсо не слишком продолжительное время господин Одиссей. Уже не живут. Море, море, море… Она живо вообразила себя, несущейся на гнедом арабском скакуне по пляжу, и ее белокурые волосы переплетались с его черной гривой и со всполохами заката, и как ею любовался пещерный Одиссей. Мысли погнали дальше: «Вот бы умереть здесь». Она представила немногочисленных, посеревших лицами, друзей у гроба: «Ах, какая же она молодая, жить бы, да жить», знакомых, слетевшихся будто грифы: «Все мы там будем», и представителей родственников всех степеней близости: «Бог дал, Бог и взял». Вопрос от чего умереть не стоял. Как вариант — от счастья. Романтично. Надо надеть вон то открытое платье — хорошо будет видно загорелые ноги. Хоронить, конечно, лучше тут, в красотах. Ну, типа тело не выдают на родину, так как все умершие автоматически считаются по местным законам бывшими гражданами Мальты. Почетными. Она представила себя графиней. Платье декольте, бриллианты до плеч, перчатки до локтей, улыбка до ушей. Рядом красавец-граф. Смуглый, молодой, чернявый, влюбленный, умопомрачительно богатый и щедрый. И можно было бы спокойно встретить старость, но не судьба. Бред. Дальше видение вышло из-под контроля: самостоятельно изобразив, как все вместе с графом выпили за упокой, порыдали и легли убитые горем спать. А утром, опухшие, но живые, и приехавшие все-таки хоть и на похороны, но на курорт, пошли себе преспокойно купаться и загорать на внезапно осиротевший графский пляж. «Так-с. Ну, уж фиг вам!», она быстро вскочила. Веселые похороны улетучились, как утренний мальтийский туман...

– Как они там жили в этой пещере? — только и успела подумать она, зевая и вдыхая соленый ветер. Она спала так сладко и крепко, как уже не спала давным-давно, а может быть и никогда. В голове трубил голос гида: «Есть и такие, кто сюда именно высыпаться приезжает. Здесь особое место… Таинственная энергия мегалитических храмов… Семь тысяч лет.. Как они ворочали эти глыбы? Бог его знает… Средняя продолжительность жизни на Гозо — 90 лет… Август у нас самый жаркий сезон. До +45, зима — мягкая… В 1530 году Ионический Орден прибыл на Мальту с Родоса и рыцари обосновались в поселении Биргу… Очень впечатляет подземный храм-могильник, но эхо в Гипогее откликается только на мужской голос…». Он осторожно открыл дверь…

 …продолжение следует. Ева Пылаева

Благодарим Мальтийское Управление по Туризму и авиакомпанию «Air Malta» за предоставленные материалы

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.