Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Карты, деньги, шулера

 

Когда надоедает однообразное плавание по океану жизни, нет ничего заманчивее, чем высушить весла и отдаться фортуне. Многие реализуют это тайное желание за карточным столом. Петербург, магнетизируя своими умопомрачительными контрастами, как никакой другой город всегда дразнил возможностями внезапной благосклонности судьбы. И в азартной погоне за удачей игроки легко попадались не только в ловушки самообмана, но и в искусные сети хладнокровных шулеров.

Рождение Страна, подарившая миру первые карты, до сих пор остается инкогнито. Исследователи карточных игр предполагают, что карты родились там же, где и шахматы — в Индии. Альтернативная версия утверждает, что карты — изобретение китайцев. Доказательством этому является тот факт, что именно в Китае появилась первая бумага.

И служила она не только для письменных сообщений и денежных знаков, но и использовалась для азартных игр. Считается, что цветные китайские плитки I века н.э., хранящиеся в коллекции Бостонского музея, послужили прообразом игральных карт. Вместо восьми мастей, как это было в Индии, в Китае карты имели четыре масти, но это не мешало китайским и индийским картежникам быть одинаково азартными.

Нашествие на Европу В Европу карты попали во времена первых крестовых походов. Уже спутники Колумба, создав первое поселение европейцев на острове Сан-Доминго, играли в карты, изготавливая их из пальмовых листьев. Европейской родиной карт называют Францию. Там в одной из провинций и появилась первая фабричная колода карт. Вскоре карты разлетелись по всей Европе.

Привет из Германии В Россию карты проникли из Германии через польскую границу. Смутное время занесло на русскую землю не только поляков, но и колоды карт в их карманах. Поскольку горячительные игры опьяняли русских крепче водки, новоиспеченные картежники стали подвергаться суровым гонениям. «Уложение» 1649 года, составленное царем Алексеем Михайловичем, приравнивало карты к резне и грабежам. При дворе же «порочным» играм предавались безнаказанно и жадно. Правда, среди придворных было больше «интеллектуальных», нежели азартных игроков. Вето с модного увлечения было невольно снято Петром I. Великий реформатор сменил государственно-церковный образ правления на светский и свобода ворвалась во многие, ранее табуированные сферы жизни. Преследуемые религией карты утратили крамольность, и их поклонники перестали прятаться от посторонних глаз. Однако всплеск эпидемии карточных игр произошел несколько позже. Повлияло на ход событий и то, что сам Петр Алексеевич отдавал предпочтение шахматам. Тем не менее, именно в Петербурге спустя три-четыре десятилетия после его основания карты приобретают то специфическое значение, какого они не имели нигде в Европе. Многие петербуржцы не просто играли, но упивались этой страстью. Однако, то, что позволительно для власть имущей, часто является железным табу для обычных сограждан. И если Петр III, Анна Иоановна, Елизавета Петровна и их придворные могли удовлетворять свои пристрастия открыто, то простые люди играли, рискуя услышать за дверью шаги полицейского. И все же вирус карточного азарта заражал все новые жертвы. «Разве можно вырвать кость у собаки?» —усмехались игроманы.

Взрыв русского азарта Настоящая карточная эпидемия начинается в Петербурге во время Екатерины II. Стоит заметить, что сама императрица склонности к картам не имела, но, уступая сложившемуся обычаю, некоторое время уделяла и этой игре. Уже в середине ХVIII века таможенные сборы с ввозимых в Россию игральных карт давали постоянный доход казне. В Петербурге появляются игорные дома, описание которых то и дело мелькает в сатирической литературе эпохи. Часто одурманенные азартом игроки буквально теряли последние штаны, лихорадочно вцепившись в улетающую птицу удачи. С 1766 года карточный долг из формального обязательства раз и навсегда превращается в дело чести игрока. Звучат первые выстрелы проигравшихся. Тем не менее, к началу XIX века в Петербурге почти не остается великосветских домов, где не играют. А в 1820-1830 годы происходит настоящий бум карточных страстей. Особенно много значат карты в мире дворян, поскольку в основе их игры — и самоутверждение, и противостояние государству и обществу. Карты поглощают максимум их душевных сил и материальных средств. Именно тогда появляется особый петербургский взрывной стиль игры. В числе азартных игроков числились: И.И. Шувалов и Г.Г. Орлов, Г.А. Потемкин и А.С. Строганов, Г.Р. Державин и И.А. Крылов, А.С. Пушкин, С.Г. Волконский, и др. Многие люди искусства брали в руки карты в надежде обрести финансовую независимость.

Игорные притоны На излете эпохи дворянских вольностей азартная игра как общественное явление сходит на нет и превращается в частное дело каждого человека. Перестают развлекаться картами и в правительственных дворцах. Александр I испытывал к картам неприязнь. Николай I вернул карты во дворец, но уже при Александре III придворные играли в них не от желания, а от скуки. Страсти кипели за стенами царской резиденции. На одном только Невском проспекте в начале ХХ века располагалось до пятидесяти игорных домов. Настоящая же алчность и эмоции по-прежнему поджаривали игроков в игорных притонах, которые активно преследовались полицией. Следы к ним указывали проигравшиеся. По распоряжению сыскной полиции все заявления проверялись. За указанными домами устанавливалось наблюдение. Но сыщики часто оставались с носом, ибо держатели притонов снимали сразу несколько квартир в разных частях столицы и ежедневно мигрировали. Несметное количество игроков с расширенными от возбуждения зрачками проводили здесь ночи и дни. Даже теряя честь, они не теряли надежду на счастливый случай и с бьющимися сердцами приходили сюда вновь. Вот на таких одержимых и паразитировали жадные пиявки, которых называют польским словом «шулеры».

Крапленые карты Шулер — это профессиональный обманщик-ювелир, который постоянно шлифует свое мастерство. Виртуозно владея карточной колодой, он добывает свои нечистые деньги из карманов наивных, неопытных и богатых партнеров. Профессия эта порождена была массовым увлечением азартными карточными играми. Неудивительно, что Петербург всегда был наводнен этими кровососами.

Уже в 1807 году в Петербурге вышла книга анонимного автора «Пагубные следствия игры банка, или Свет для помраченных страстью к фортуне, открытием плутовства банкеров игры фаро…». В 1860 году увидела в столице свет книга некоего Д. Зоркина под названием «О плутнях карточной игры». Много страниц в них уделялось описанию типов шулеров. С тех пор портреты мошенников не изменились. Они и сегодня вынюхивают в Петербурге «карасей».

Портреты шулеров ДЕНДИ. Это шулер высшего полета. Волны эксклюзивного парфюма и шорох строгого костюма — знак его появления. Помимо этого денди способен усыпить бдительность обворожительным хорошо поставленным голосом. Лишь хищный блеск в его глазах при виде ваших денег может раскрыть мошенника на долю секунды. Но такие осечки с ним случаются редко. Поэтому многие, кого он повстречает на своем рабочем месте (на крупных вокзалах, аэропортах, в санаториях и домах отдыха), возвращаются домой не на такси, а на общественном транспорте.

ХОЛОСТЯК. Этот махинатор тоже умеет выбирать костюмы, поскольку специализируется на клубах и должен безукоризненно проходить фэйс-контроль. Он немного косноязычен, но его словарного запаса хватает, чтобы втереться в доверие к очередному клубному холостяку и развести его на мужскую игру.

БЛАТНОЙ. Такого сорта шулеры ходят на промысел стаей. Обычно жертвой стаи становятся люди невысокого умственного развития, готовые «сгонять в картишки» на какой-нибудь антисанитарной «фатере». В своих карточных махинациях «блатные» пользуются самыми различными шулерскими инструментами и общаются исключительно на арго.

ЛЮМПМЕН. Он гораздо больше заботится о градусах, чем о гардеробе, поэтому обирает «клиентов» на дешевых рынках и в пивнушках. Эти шулеры обходятся сравнительно небольшими суммами выигрышей.

Время обмана Особенно вольготно чувствуют себя шулеры во время всевозможных смут, когда в пыли перемен люди теряют ориентиры и бдительность, а власти путаются в политических курсах вдалеке от народа. Пытаясь выжать по максимуму из своего «звездного часа», шулеры несказанно наглеют. Это оценили во время нэпа, в голодные послевоенные, в перестрелочные 90-е годы тысячи петербуржцев. История продолжается.

Сегодня Петербург раскинул как никогда сочные наживки для азартных игроков. Но прежде чем нырнуть с головой за капризной удачей, внимательно осмотритесь, чтобы не стать для кого-то аппетитным «карасем». И не забывайте даже самую горячую игру разбавлять льдом рассудка!

Ирина Потапова
Фото Игорь Чухлеб

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.