Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Это сладкое слово...

Он был умеренно рыжим, не то что некоторые. Но этого вполне хватило, чтобы именно так его и окрестили. Рыжим. Он родился с этой несвободой. Что уж тут поделаешь? Странное клеймо. Никто не будет называть вас русым, черным или каштановым только потому, что у вас такой цвет волос… Звали рыжего Гриня (друзья его называли Грин). От роду ему было 35 лет, рост средний, правильные черты лица. Не дикобраз какой-нибудь, хоть и рыжий. В детстве Гриню, как и положено, гнобили клятым детективным стишком и это его, признаться, бесило. Надоело всем доказывать, что ты никакого дедушку лопатой не убивал.

 

Для того, чтобы поднять самооценку, Гриня углубился на поиски своей уникальности и только тогда узнал, что он является чуть ли не прямым потомком неандертальцев, обладателем крутых генов и бесстрашным (в случае чего) воином, несмотря на то, что от армии он отмазался. Про физическую уязвимость и отсутствие меланина, синтезирующимся из аминокислот тирозина и фениланина, пришлось знать, но умалчивать. Как выяснилось, он может считаться редким типом, всего один на тридцать разномастных. По теории некоего Мандражетти, определяющего характер по цвету волос (тоже еще, думал Гриня, умник), для женщин он свой цвет посчитал бы идеальным, ведь шатены — авантюристы, брюнеты — себе на уме, блондины — рисковые экстремалы.

Дурных привычек за ним не водилось: водку не очень-то уважал, ну разве что конопли (нет, это грубо, он обидится, ну тогда марихуаны) попыхтит иногда для выхода за рамки обыденности, ну и всякие энергетики — это вообще не в счет. Одно расстраивало — волосы стояли дыбом. Прилизывал, приглаживал, стриг горячими ножницами, которые предварительно грел на газу, филировал и мазал гелем — все по новым методам. Он не был пижоном и модником, но в чистоте себя блюл и за обувью регулярно следил.

Девушек менял часто. Этот процесс воспринимал как периодическую и фатальную потерю перчаток — погрустит, вздохнет, найдет новую пару. Но в период общения, как он сам считал, его фея не знала ни в чем отказа, облизана была в прямом и переносном смысле. Женился Грин по расчету пополам с симпатией, а как без этого? Жена была женщиной. Что еще про нее скажешь? Свадьбу сыграли на ее территории (Грин был приезжим с Прибалтики), жить стали с родителями, ждали первенца. С работой было туговато, но теща подсуетилась — пошел горбатить в ее родное СМУ. Бабы ржали, когда в дверном проеме бухгалтерии появлялась его рыжая башка и голодным телком мычала: «Мама, ам-ам». Работал Гриня в перерыве на обед, чай, не вол. От работы, говорил он, кони дохнут, и виртуозно брякал себе на гитаре. Имел талант и наклонности.

Классическая формула Гегеля «свобода — познанная необходимость», относилась к универсальным законам природы, которые предлагалось соблюдать и ему. Ради интереса выживания. Грин много размышлял о гегелевской формуле. Люди повсюду и всегда хотят жить в свободе, но почему-то связывают ее с рабством других, с властью над их духом и волей. В итоге движение к идеалу напоминает дорогу с односторонним движением по кругу. Сквозь призму современной цивилизации просвечивала социальная дисгармония, дамокловым мечом нависшая над Гриней в образе жены и тещи. Гитару — невинную вещь, единственную отдушину эти коброподобные женщины обещали разбить. Видите ли, она дитю мешает спать. Да оно и не слышит до трех месяцев ничего и не видит (читал где-то). Не верят, а сами, как собаки, брехают с утра до вечера в комнате. И потом, это же лирические вещи, понимать надо, ни трэш, ни хэви. Хотя на его БиСиРиче можно и не такое отмачивать. Дека толще, чем у обычных стратообразных, плюс сквозной гриф, с прозрачным янтарным лаком… Не гитара — сказка. Гитару он любил.

Символом же несвободы, если его визуализировать, Грин по праву считал презерватив. Вот зло так зло. На борьбу было брошено много сил. В результате чего и женился, и стал отцом, что, в сущности, тоже неплохо, если бы не притеснения по поводу творчества. Он верил в то обстоятельство, что свобода в равной степени допускает все — и зло, и добро. На то она и свобода. Ей не присущи какие-либо моральные оценки, она к ним просто бесчувственна. Не она, как принцип бытия, а человек может ставить сам себе какие-то нравственные ограничения. И он их себе старался не ставить.

Застукали с Ленкой. Ну что поделаешь? Лез обратно через балкон — так это еще не повод. Ходил за солью, но никого не было дома. Не поверили. Давай приставать с вопросами, прижали вдвоем с тещей к стенке — пресс тысяча килограмм. Жена бегала к Ленке в коммуналку морду бить, но в процессе передумала. Ленка возила из Турции вещи, и ссориться с ней не стали. Всю их семью, как говорится, по турецкой госцене одевала.

– Держите кобеля на привязи, — парировала соседка и закрыла перед самым носом дверь.

– Ну и мужики пошли, мать честная, прихлебатели, катаются на бабах, а ты дура, ясно? — вечером на кухне теща науськивала жену.

– Все, нашла коса. Затравят, как пса, — подумал Гриня.

Гриню отпустили. В том смысле, что совсем отпустили, навсегда. Расчет в СМУ он давно получил. Тоже вариант, рассуждал он. Один на тридцать человек, не пропаду. В какой-то книжке прочитал, что неудачи — это следствие поступков, поступки — следствие мыслей, а мыcли, в свою очередь, представляют собой отражение характера, особенностей личности. А он знал, что он личность неособенная, да и характер у него, в сущности, не ершистый. Послали и пошел. Недолго шатался. Не из тех, знаете ли, кто встречает неудачу с распростертыми объятиями, обивая пороги в поисках работы. Сама нашлась. Ребята позвали в автомобильный бизнес, заинтересовало. Работал около года, пока не надоели эти бешеные гонки по вертикали по заколачиванию денег. Жене бывшей в этот период помогал, все как положено, чин-чинарем, но в разумных пределах: детскими вещами, питанием. Считал, что «транжирить деньги пусть идет к хахалю». Друзья поддерживали, у самих таких прохвосток было у каждого по паре. Женился. Опять, как водится, на мегере, но уже, слава богу, без мамочки. С детьми не спешили. Помнил про символ. Бренчал целыми днями на гитаре. Но работу искал, иногда перебивался случайными предложениями краткосрочного характера, не бедствовали, но и с жиру не бесились. Половина работала на двух работах — в турфирме и брала на дом переводы, плюс чего-то там еще продавала кому-то, косметику какую-то, что ли, он не вникал. Жили как пресноводные, без горестей, но и без особых всплесков радости, ровненько, ил не баламутили.

Однажды все изменилось. Гриня влюбился. Это было новое чувство, всепоглощающее и мешающее нормальному функционированию мозга. Это произошло не сразу. Он долго смотрел на нее, изучал и восхищался. Грация, поворот головы, особый жест, как в танце — все его завораживало. Он уже и не помнил, как так случилось, что каждый день он любовался ею, чувствуя во рту какой-то странный привкус, будто бы кровь пошла из пальца, и ты ее слизываешь. Нельзя сказать, что это состояние полета, как он его для себя охарактеризовал, ему нравилось, но оно было определенно другим, и она была для него другой. Ее волосы были огненно-красные, как закат перед похолоданием, и, может быть, именно это добавляло некоего родства душ. Вдохновленный, он сочинил несколько баллад, писал для себя, не для кого-то. Не было этой бессмысленности и пустоты жизни, о которой постоянно ныла его как бы половина. На вопросы про то, ради чего живет и чего хочет достичь, ответов не знал, да и ни к чему. Он и просто так был периодически счастлив. Невротичное бабье бесится вокруг, а он кремень, спокоен и сдержан. Жаль, что его идеал — голливудская дива, а так бы метнулся к ней. Валить отсюда, определенно, надо. Полно друзей вон уехало и ничего, оклемались, живут, в ус не дуют и обратно никто не собирается. Стал больше мечтать. Без мечты что за жизнь? Приятно быть рядом с тем, кого любишь. По крайней мере, он был в этом уверен и потихоньку решил копить на грин-карту. А в четверг купил учебник английского. С обвинением в «пресноводности» Гриня категорически не согласен.

 Ева Пылаева, фото Марины и Дмитрия Петровских

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.