Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

ПИЯ И МАРИО. Жизнь, похожая на сказу

Пия Тодорович-РедаэллиЭтой очаровательной парой из Швейцарии не устаешь любоваться: они наслаждаются каждой минутой, проведенной вместе. Пия Тодорович-Редаэлли – профессиональный переводчик, Марио Редаэлли – специалист по геральдике и генеалогии.
Как вы познакомились?
Пия: На открытии выставки, посвященной Доменико Трезини, в музее Лугано. Марио тогда писал статьи об архитекторах из кантона Тичино (или Тессин. – Прим. ред.), которые работали в Петербурге. Его интересовали архивные документы на русском языке, и он искал переводчика. Нас познакомили, и началась совместная работа.
Вас соединил Петербург...
Марио: Да. Я тогда еще не знал, что Пия влюблена в этот город и была в нем много раз.
А что было потом?
П.: Интересная работа. А затем случилась трагедия: у Марио умерла жена. Это было тяжелое для него время. Я тоже была одна 14 лет после смерти мужа. Прошел примерно год, и Марио начал проявлять ко мне интерес, связанный не только с работой.
Наверное, красиво ухаживал?
П.: Да, он и сейчас галантен, внимателен.
М.: У нас много общих интересов. Мы любим музыку, длительные прогулки, путешествия, книги... Постепенно мы поняли, что нас многое соединяет, и мы уже не можем не быть вместе.
Вы венчались в церкви?
М.: Да. Сначала был ЗАГС, а шесть лет назад мы обвенчались.
Пия, вы прекрасно говорите по-русски...
П.: Я училась на отделении славистики в университете Базеля. Тогда, в 70-е годы, нас на курсе было всего два человека. На свою первую практику я приехала в Ленинград.
Почему?
П.: Мне посоветовали выбрать этот город. Многие уже были здесь и с любовью говорили о Ленинграде. Страшновато было ехать в страну, где правили коммунисты. Тогда у вас были другие времена.
Почему вы выбрали русский язык?
П.: Моя мама с интересом смотрела передачи, обучающие русскому языку, по телевизору. Я часто присоединялась к ней, любила слушать русскую речь.
На швейцарском телевидении были уроки русского языка?!
П.: Да. Когда я выросла, решила продолжить обучение в университете.
Этот приезд в Петербург какой по счету?
П.: Пятнадцатый раз мы приезжаем сюда вместе. А я была в Петербурге еще раз десять. Первый раз приехала в 22 года, а сейчас мне 56.
И когда вы влюбились в наш город?
П.: Сразу. И старалась возвращаться сюда при первой возможности.
М.: Я думаю, влюбиться в город – значит влюбиться в людей, живущих здесь.
Марио, а в вашей жизни как появился Петербург?
М.: Мой интерес изначально был связан с профессиональной деятельностью. Я и сейчас интересуюсь своими соотечественниками, которые строили дома в Петербурге. Мне хотелось увидеть то, что они построили, и узнать, как они здесь жили. Мне повезло, я нашел переписку двух выходцев из кантона Тичино, которые работали в Петербурге.
Где же?!
М.: В сундуке семьи потомков Адамини. Речь идет о тессинских зодчих и каменных дел мастеров из семьи Адамини, долгие годы состоявших при кабинете Его Величества в Петербурге. Старшим представителем династии был Томмазо, который в 1816 году вместе со своим сыном Леоне поступил на русскую службу. Леоне в 1817-м был назначен императрицей Марией Федоровной архитектором Павловска. Участвовал вместе с Росси в строительстве Александринского театра, ансамбля Чернышевой площади и Главного штаба. А также в постройке Мариинского дворца, Исаакиевского собора... Доменико работал под началом Росси на сооружении Михайловского и Елагина дворцов. Особую известность он приобрел как создатель дома Адамини на углу Мойки и Марсова поля. Двоюродный брат Доменико и Леоне, Антонио, работал под руководством Монферрана. Он занимался установкой колонн Исаакиевского собора и Александровской колонны.
Что же вы узнали из писем?
М.: Леоне подробно описывает каждый день жизни в Петербурге. Пишет о том, как они выращивают картошку, о свинье, которую закололи на Рождество... Из писем я узнал, как строились Главный штаб, Михайловский дворец. Леоне описал и открытие Мраморного дворца, церемонию передачи его великому князю Михаилу.
Что-то еще запомнилось?
М.: В одном из писем Леоне описывает венчание аптекаря Эрколе Николи из Лугано с дочкой Циммермана, владельца фабрики шелка и шляп у Петергофской заставы. Сохранились письма Доменико, Леоне и Томмазо Адамини. Леоне прожил в Петербурге долгую жизнь и был похоронен на Смоленском кладбище, но могила не сохранилась. Есть и письма Агостино Камуцци, он родом из Монтаньолы, работал в Петербурге с 1828 по 1854 год. Братья Адамини дружили с Камуцци, поддерживали его в первое время. А дом архитектора Камуцци в Монтаньоле известен еще и потому, что в нем жил Герман Гессе.
Мало кто знает об этих письмах. Они были опубликованы?
М.: Письма Адамини нет. Но мы составили книгу «Монтаньола – Санкт-Петербург. Переписка из Коллина д’Оро». Она вышла на итальянском языке.
В Петербурге было много тессинцев?
М.: Несколько сотен. Это была большая колония.
Как вам удается узнавать новые имена, связывающие Петербург и Тичино?
М.: Благодаря сохранившейся корреспонденции, архивам, метрическим книгам и у нас, и в Петербурге. Я знаком с потомками Адамини, Камуцци, Жилярди, многие из них живут в Коллина д’Оро, что в переводе означает «Золотой Холм». Это местечко недалеко от Лугано. Они показали мне чертежи, письма. Так все и началось.
Где вы публикуете то, что удается обнаружить?
М.: В журнале Тичинского общества генеалогии, который выходит один раз в год, весной. Это издание на итальянском языке. К 300-летию Петербурга вышла солидная книга на русском, «Швейцарцы в Петербурге», там есть и наши статьи. Есть и наша книга «Биографии тессинцев, похороненных на кладбищах Санкт-Петербурга».
Эта тема интересует тессинцев?
П.: Людям интересно все, что касается их семей. Непросто публиковать материалы. Марио – член комитета общества генеалогии, и ему предлагают делать публикации. Но за это никто не платит.
То есть вы энтузиасты своего дела?
М.: Мы готовы работать и бесплатно. Тема эмиграции очень важна для Тичино. Много лет назад люди оттуда уезжали: наш кантон был бедным. Вокруг горы, а жизнь в горах непростая. Люди эмигрировали в поисках лучшей жизни. Сейчас ситуация изменилась, многие вернулись.
Первый светописец Петербурга Иван Бианки тоже выходец из кантона Тичино. Марио открыл его для нас.
П.: В 1984 году Марио нашел в доме Агостино Камуцци 20 фоторафий Петербурга, сделанных Бианки в 1852–1854 годах. О нем тогда никто не знал.
Как попали эти фотографии в дом Камуцци?
П.: Архитектор родился в Монтаньоле в 1808 году и там же скончался в 1870-м. В 1828–1854 годах он работал на берегах Невы, за исключением трехлетнего возвращения на родину, когда он и построил собственный дом в Монтаньоле. В 1854-м он окончательно вернулся на родину и взял с собой фотографии Бианки.
Именно их Марио и нашел?
П.: Да, в 1987 году. Марио обратился в Российский государственный исторический архив, отправив туда копии фотографий Бианки. Он хотел узнать, что на них изображено. Ответы приходили за подписью «Е. А.». Через несколько лет я приехала в Петербург и познакомилась с загадочной незнакомкой. Ею оказалась Екатерина Анисимова. Мы стали вместе работать над биографией Бианки, Екатерина познакомила нас с главным биографом научной библиотеки Академии художеств Валерией Григорьевной Хольцевой. Валерия Григорьевна сообщила, что в фондах библиотеки есть снимки Бианки. Тогда уже готовился к печати наш альбом с 20 фотографиями из Монтаньолы. Издатель Жан Оланицын, оповещенный о петербургской находке, дал свое согласие на публикацию 34 фотографий, найденных в научной библиотеке Академии художеств. И книга вышла в свет.
В 2005 году была еще и выставка «Иван Бианки. Первый светописец Петербурга» в Государственном музее истории Санкт-Петербурга...
М.: Михаил Талалай познакомил нас с известным петербургским фотографом Александром Китаевым. Результатом совместной работы стали выставка и издание каталога. К тому времени уже было найдено более 500 фотографий Бианки. Это была первая межмузейная выставка. В том же 2005 году вышла другая книга, в ней были опубликованы фотографии, случайно обнаруженные в кантональной библиотеке Тичино. Там нашли коробку с надписью «Петербург», в ней оказалось 100 фотографий Бианки с видами Петербурга.
История, похожая на сказку... Пия, ведь у вас есть еще одно увлечение: вы член швейцарского общества любителей сказок...
П.: Это общество создали женщины. Они взяли пример с немцев: у них такое общество существует уже давно, оно ежегодно проводит два конгресса в разных странах. Темы разные: «Бог в сказках», «Король в сказках», «Пожилые люди в сказках», «Желания в сказках». Швейцарскому обществу более 10 лет, в нем около 500 членов. Такие кружки есть в каждом кантоне Швейцарии.
То есть люди собираются вместе, чтобы вслух читать сказки разных народов, делать доклады? И как часто это происходит?
П.: Один раз в месяц. 2006 год был годом русской сказки, 2007-й – персидской, 2008-й – армянской.
Неужели русская сказка интересна швейцарцам?
П.: Конечно. Моя любимая героиня – Василиса Прекрасная. Привлекают и иллюстрации: Билибина, Васнецова. К сказке можно подходить с точки зрения психолога, литературоведа, искусствоведа – и все время будут открываться новые грани. Есть каталог сказок, составленный финскими исследователями, их там более тысячи, и у каждой есть номер. Эту классификацию разработала Арнэ Томпсон, в Европе по ней составляют национальные каталоги сказок.
Как вступить в ваше общество?
П.: Любой желающий может это сделать. Ежегодный взнос – 120 швейцарских франков. Эти деньги идут на организацию вечеров, семинаров.
Проявляет ли интерес к сказкам молодежь?
П.: Не очень большой. Но у нас много профессиональных рассказчиц, особенно в немецкой части страны, которых приглашают читать сказки на детские дни рождения, в школы, музеи, церкви, библиотеки, даже универсамы – перед Рождеством.
Нравится ли Марио ваше увлечение?
М.: Да. Мы все делаем вместе.
Ваша связь с Петербургом не прекращается и в Швейцарии?
П.: Это действительно так. В Лугано мы каждый день говорим о Петербурге. У нас большое собрание книг о городе. Когда нас не будет, его передадут в Цюрих, в университетскую библиотеку. Главное – это атмосфера города. Именно ее наши соотечественники много-много лет назад почувствовали в Петербурге, приехав сюда жить и работать. А мы лишь продолжаем традицию.
 

  • У нас много общих интересов. Мы любим музыку, длительные прогулки, путешествия, книги... Постепенно мы поняли, что нас многое соединяет, и мы уже не можем не быть вместе.

  • К 300-летию Петербурга вышла солидная книга на русском, «Швейцарцы в Петербурге», там есть и наши статьи. Есть и наша книга «Биографии тессинцев, похороненных на кладбищах Санкт-Петербурга».

  • В кантональной библиотеке Тичино нашли коробку с надписью «Петербург», в ней оказалось 100 фотографий Бианки с видами Петербурга.
     
 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.