Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Эдита Пьеха - САМАЯ БОЛЬШАЯ ЛЮБОВЬ

Эдита ПьехаЭдита Пьеха – одна из тех женщин, вслед которым мужчины всегда оборачиваются: что-то в них есть помимо красоты – то, что французы называют шармом. Наша собеседница обладает чудесным голосом и с такой добротой относится к людям, что беседа с ней – настоящий подарок...

— Эдита Станиславовна, вас часто приводили и приводят в пример как эталон стиля. Сейчас молодые девушки пытаются создавать собственный имидж, ориентируясь на глянцевые журналы. У вас в свое время были какие-то образцы для подражания?

— Нет. Тогда мода не имела такого огромного резонанса, как сейчас. Послевоенная Польша... Люди занимались совсем другим, и даже такого понятия, как «модное платье», не было. Могло быть «красивое платье», «скромное» или «дорогое». Причем дорогое – это то, что сшито из новой ткани, а «красивое» мама вполне могла смастерить мне из двух стареньких, украсив его вышивкой или кружевами. Образцом служил личный вкус. Я даже не помню, чтобы мы, как это сегодня принято, листали модные журналы... Они, по-моему, и не издавались тогда. Даже приехав в Советский Союз в 1955 году, я редко их видела. Если и попадались, то в основном латвийские, изданные в Риге. Те, кому удавалось их купить, очень ими дорожили, буквально дрожали над ними! (Смеется.)

— Качество печати сравнивать не будем, но что-то принципиально отличало их от нынешних изданий?

— Женская красота на их страницах была... многоликой. То, что украшало полненькую девушку, не украсило бы худенькую, и т. д. Сейчас все иначе. Все одинаковые, худые, «скелетики» такие – что ни наденешь, все им идет! Только личности и индивидуальности нет. Даже самые известные девушки России, например телеведущие, одеваются так же, как все, хотя у них есть и деньги, и желание быть оригинальными. Сейчас какое-то повсеместное отсутствие личности и стиля – везде только рваные джинсы, майки, голые животы и длинноволосые блондинки... Даже коротко стриженных мало, к сожалению.

— Забавно, но всего несколько лет назад многие сетовали, что в моде царит унисекс и непонятно, где девушка, где парень: такие у всех короткие волосы...

— Вот, а сейчас наоборот! У меня недавно была смешная история. На улице ко мне подошла незнакомая женщина и говорит: «О, Эдита Пьеха, здравствуйте!» Я смутилась немного и спрашиваю: «Как же вы меня без грима так быстро узнали?» А она отвечает: «Такую старомодную прическу, как вы, уже никто не носит!» (Смеется.)

— Вы обиделись?

— Нисколько! (Улыбается.) Это же мой стиль, понимаете... На что обижаться? У меня скуластое лицо, и мама шутила по этому поводу, что мою прабабку в лесу догнал монгол. Я ношу объемные прически независимо от моды, потому что они мне идут. Кому-то другому пойдет совсем гладкая прическа, кому-то светлые волосы, кому-то темные... Столько анекдотов про блондинок – как вы думаете, откуда они взялись?

Эдита Пьеха— Наверное, их придумали мужчины, которым отказали блондинки!

— (Смеется.) Может быть, но я думаю, что штамп «блондинка» появился потому, что они, эти «блондинки», все такие... одинаковые! Сейчас ведь не встретишь такого, чтобы кто-то постоянно придерживался какого-то стиля – классического, романтического или спортивного. Недавно у меня брали интервью на тему «Что для меня Франция», и я с удовольствием произнесла самые громкие слова похвалы в ее адрес, потому что когда-то эта страна задавала тон в стилях, вкусах и направлениях моды, в ее разнообразии. И моды, и люди были действительно разными, женщина должна была иметь платье «на выход», брюки для пикника и т. д. Теперь все заменили джинсы, свитер и майка – в театр, в гости, на работу. Практичность захлестнула все. Какая-то американизированная жизнь...

— Сейчас все звезды в джинсах. Кстати, если бы вам теперь было четырнадцать– шестнадцать лет, вы решились бы стать артисткой? Рискнули бы?

— Трудно сказать. Певицей я становиться не собиралась. В детстве у меня был твердо выработанный план – стать учительницей, и я стала ею, получив диплом педагогического лицея в Польше. Потом после прохождения трех отборочных конкурсов я попала на учебу в Советский Союз. Я человек другого времени, и о том, что делается в современном шоу-бизнесе, могу судить только с высоты жизненного опыта. То, что там происходит, на мой взгляд, неправильно, потому что талант дается Богом, и его не получишь ни на одной «Фабрике звезд», сколько бы денег туда ни вкладывали.

— Но ведь пытаются что-то делать...

— Ремесленничество получается. Сегодня у нас на эстраде больше ремесленников, чем личностей. Поэтому и появилось «пение дуэтом». Раньше это было огромной редкостью! На сцене должна быть одна звезда, две могут быть в опере, в соответствии с либретто, а то, что мы видим сейчас, – от беспомощности, и, конечно, из меня бы на такой «фабрике» ничего не получилось. Меня нельзя дрессировать. Сан Саныч (Александр Броневицкий. – Прим. ред.) мог меня ругать, но я все равно пыталась обойти острые углы и впоследствии не дать ему повода для критики. На сцене я всегда делала только то, что чувствовала сама.

— Современная эстрада для молодых – прежде всего бизнес, способ быстро и много заработать...

— Кстати, когда в детстве я пела в хоре костела, а потом участвовала в самодеятельности педагогического лицея, пение никто не считал профессией. Когда моя мама узнала, что я стала артисткой и мне платят за это какие-то гроши, она написала мне возмущенное письмо: мол, никто еще пением на жизнь не зарабатывал! (Грустно улыбается.) Я думаю, что дело в психологии того времени. Сейчас время другое, но когда-нибудь все равно будут расставлены все точки над i. Кто-то из нынешних «звезд», причем единицы, останется на эстраде, а кого-то время сотрет в порошок. Это естественный отбор, почти по Дарвину. Выживает только настоящий талант.

— Песни время отсеивает по такому же принципу?

— Да, настоящие песни отбираются. У меня в репертуаре есть такие, которым уже по сорок лет. Всего было более тысячи песен, но «в живых» осталось двести–триста, а самых-самых, тех, что на виду и знакомы публике, – пятьдесят. Здесь должно что-то совпасть, чтобы произошла некая стыковка, как в космосе, на орбите. Было время, когда была очень актуальна тема войны, например песни Марка Бернеса, потому что их содержание касалось биографии целого поколения. Некоторые мои песни, я думаю, помнят потому, что они не абстрактные и отражают переживания всех и одновременно каждого. Современные песни потому так быстро исчезают и забываются, что они слишком абстрактны. Тексты (заметьте, не стихи, а тексты) – отстраненные: иду, смотрю, земля, небо и т. д. Думаешь, что же там дальше будет, а песня уже заканчивается! (Смеется.)

— Социологи говорят, что эти тексты – отражение нашего сумбурного времени...

— Несомненно, связь есть. Наше время настолько стремительно, люди постоянно бегут и едут куда-то, и все это находит отражение в песнях. Если раньше песни писали на стихи поэтов, то сейчас музыку пишут на тексты. Представляете, даже в кроссворде «слова песни» – это «текст»! (Улыбается.) Все это потому, что поэзия уходит на второй план. Сейчас делают подтекстовку на музыку, чтобы удобнее было танцевать.

— Современные молодые авторы приносят вам свои тексты?

— Боюсь, что им не до меня, потому что они хотят их продать! Я ведь не покупаю песен. Их мне всегда доверяли исполнять бесплатно, и если у меня был успех, это также означало успех для композитора и поэта, что несоизмеримо больше гонорара. Да, сейчас все продается и покупается, но я почему-то думаю, что это успокоится и будет иначе. Только когда? Наверное, во времена моих правнуков.

— Ваш внук Стас Пьеха тоже поет...

— К счастью, он поет песни на свои стихи и не может петь то, что его не трогает. Есть еще одна деталь нынешнего времени – на сцену выходит много артистов, которые поют, не зная, про что песня и зачем она. Им, конечно, нравится выйти и показать себя, но... Допустим, вышла девочка с длинными ногами, попрыгала, рядом с ней балет в подтанцовке. Красиво... Возможно, дело в том, что нынешние молодые артисты ничего не знают о жизни. Они счастливые, мало пережили и умеют только радоваться и танцевать. Но это нельзя назвать искусством! Скорее, это способ выживания, возможность выплеснуть свои эмоции. Например, бал – это, по сути, «танцы». Когда-то это был праздник, зрелище, событие с соответствующими приготовлениями и нарядами, а сейчас его заменила дискотека, куда идут в джинсах и футболках, во время которой молодежь пытается «сжечь» свои эмоции, освободиться от них. Так же и на сцене – артисты «сжигают» эмоции. Похоже на своеобразную стирку. Женщина стирает белье, а молодежь отправляется на дискотеку и «стирает» себя...

— Какие советы вы даете дочери, внуку и нужно ли, на ваш взгляд, советовать?

— Ни в коем случае! Я все узнала самостоятельно – методом тыка. То же я предоставляю сделать своим близким. В жизнь своей дочери и внуков я никогда не вмешиваюсь, только говорю: как постелешь, так и выспишься.

— А читательницам журнала вы могли бы дать какой-то жизненный совет?

— Не ошибаться невозможно, но старайтесь не повторять ошибок и запоминать опыт, который получаете от жизни. Тогда, отбрасывая плохое, вы с каждым шагом будете становиться лучше – во всем. Это мой собственный принцип.

— В одной из песен поется: «Очень красивая женщина долго не будет одна». Какова сейчас ваша жизнь в этом смысле?

— Лет десять назад я думала, что еще не встретила человека, который был бы предназначен мне судьбой. Я была в этом уверена и еще будучи замужем, а сейчас похоронила эту мечту в сундуке! (Улыбается.) Оставила ее, как воспоминание, потому что поняла: каждому явлению на этой земле свое время. Я не встретила мужчину, который был бы моей опорой в жизни. Видимо, я очень требовательная женщина и мужчине трудно быть рядом со мной. Но все равно считаю, что я счастливая, потому что стала артисткой, родила дочку, у меня есть внуки... Нельзя быть жадной и иметь все. Да, есть женщины, у которых замечательная семья, они все успели. У меня так не получилось, но я не сетую и не рву на себе волосы. Нет рядом мужчины? Что же, как говорят в Одессе: «Поздно, Рита, ты полюбила вора!» (Смеется.) Вор в данном случае – моя профессия. Я полюбила сцену и поэтому не имела возможности посвятить себя тому, чтобы стать хорошей женой, хозяйкой и, может быть, «воспитать» одного из своих мужей. Нет. Я все время торопилась на сцену...

Эдита Пьеха— Слова уже из другой песни: «Красавицы могут все»...

— (Смеется.) Нет, я уже настолько рассмотрела всех мужчин и примерила их к своему образу жизни, что поняла: мне нужен был муж наподобие моего папы, который заботился бы обо мне. Но все мои мужья почему-то, наоборот, приспосабливали меня к себе – так, чтобы им было удобно. Наверное, я заслужила, чтобы рядом было сильное плечо, но такого нет...

— Для публики вы навсегда связаны с Ленинградом – Петербургом. Вы чувствуете, что окончательно стали петербурженкой?

— Я себе присвоила это звание. (Улыбается.) В свое время Анатолий Собчак наградил меня титулом «Королева песни Санкт-Петербурга», а в этом году я получила почетный титул «Женщина года».

— Но жить в Петербурге трудно: дождь, мало солнца...

— А для меня Петербург хорош в любую погоду, даже когда здесь пасмурно! Пройдет дождь –  и он снова блистает своими куполами. Я очень люблю этот город. Можно сказать, что это самая большая любовь в моей жизни.



Я даже не помню, чтобы мы, как это сегодня принято, листали модные журналы... Они, по-моему, и не издавались тогда. Даже приехав в Советский Союз в 1955 году, я редко их видела.

Даже самые известные девушки России, например телеведущие, одеваются так же, как все, хотя у них есть и деньги, и желание быть оригинальными.

Певицей я становиться не собиралась. В детстве у меня был план – стать учительницей, и я стала ею, получив диплом педагогического лицея в Польше.

Если раньше песни писали на стихи поэтов, то сейчас музыку пишут на тексты. Представляете, даже в кроссворде «слова песни» – это «текст»!

Для меня Петербург хорош в любую погоду, даже когда здесь пасмурно! Пройдет дождь, и он снова блистает своими куполами. Я очень люблю этот город.


Беседовала Марианна Николина

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.