Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Диана Гурцкая: УСПЕХ — ДЕЛО СЛУЧАЯ

Диану часто называют ангелом российской эстрады. И это вполне заслуженно — в общении она легкий и очень открытый человек. Я не раз слышал, как старшие, маститые коллеги по творческому цеху называли ее не иначе, как Дианочка. Такая нежность тоже легко объяснима. В наш жестокий век, кажется, она одна искренне верит в то, что на свете добра больше, чем зла, а каждый человек достоин и заслуживает любви. Когда эта хрупкая девушка в темных очках выходит на сцену, зрители замирают, переживая, как бы она не оступилась… Но когда Диана начинает петь, они забывают обо всем: ее песни завораживают, потому что исполняются искренне, от всего сердца.

– Диана, сейчас ты уже стала известной, полюбившейся многим исполнительницей с замечательным репертуаром. Как начинался твой творческий путь, кто помогал тебе делать первые шаги к большой сцене?

– Впервые на большую сцену я вышла, когда мне было 10 лет. Мое боевое крещение состоялось на сцене Тбилисской филармонии. А в шоу-бизнес я попала несколько лет спустя, благодаря Игорю Николаеву. После выступления на конкурсе «Ялта-Москва-Транзит», где я исполняла легендарную песню «Тбилисо». В составе жюри был человек, которого теперь я называю своим учителем, — Игорь Николаев. После выступления он подошел и предложил написать для меня песню. Я сначала просто не поверила своим ушам — знаменитый музыкант и композитор предлагает свое творение никому не известной девочке! Но он говорил серьезно, и первым результатом нашего сотрудничества стала песня «Волшебное стекло», а затем и «Ты здесь», которая до сих пор остается моей любимой. Я считаю ее своим талисманом.

– В музыкальной школе тяжело было учиться?

– Решение обучаться в музыкальной школе было моим личным, меня никто не заставлял, как это было у многих детей. Я с радостью ходила на все занятия. Безусловно, мне было гораздо сложнее, чем другим, но помогало мое горячее желание овладеть навыками музыки.

– Я знаю, есть книги для незрячих, но вот ноты?

– Есть и ноты, но я так и не смогла выучиться читать по ним. Заучивала музыкальные фразы, которые впоследствии соединялись в цельное произведение. Не думаю, что выбрала легкий вариант — подбирать Баха на слух занятие довольно трудоемкое. Но я безмерно благодарна своим педагогам за их терпение и, главное, за веру в меня.

– Стать певицей — мечта детства?

– Я всегда пела, с самого детства. У меня это получалось намного лучше, чем что-то другое. С годами стала понимать, что все не так просто, что можно иметь выдающиеся вокальные данные и не достичь вершин сцены. Во многом успех — это дело случая. Но я продолжала упорно работать, и судьба оказалась благосклонна ко мне.

– Что изменилось в твоей жизни, когда пришла популярность?

– Изменилось многое. И я часто тоскую по прежнему образу жизни, когда была обычной девочкой, жила с родителями, жила в своем собственном мире. Теперь много концертов, много внимания к моей персоне. Хочу я этого или нет, но я стала публичным человеком. А так хочется время от времени прокатиться на метро, как это было раньше, в период моего музыкального обучения. Но я не хочу называть себя «звездой», не люблю этого слова.

– Как ты ощущаешь себя на сцене. Ведь ты не видишь своих зрителей?

– Для того чтобы почувствовать зал и слиться с ним воедино, вовсе не обязательно иметь зрение. Настрой зала, его отношение ко мне...

– Как ты, не видя людей, определяешь, кто тебе нравится, а кто нет?

– Необязательно видеть лицо человека, чтобы понять, кто он. Фальшь я ощущаю всегда. Бывает, человек весело говорит, смеется, а от него исходит отрицательная энергетика. Мои близкие поражаются, как я чувствую их состояние. Например, пытаются что-то скрыть от меня, чтобы не расстраивать, а я по первым звукам голоса понимаю: что-то произошло.

– Кто тебе помогает ухаживать за собой?


– Я не нуждаюсь в круглосуточной опеке других людей. Я сама себя обслуживаю, ухаживаю за собой. Могу кое-что себе приготовить. Крашусь, между прочим, тоже самостоятельно. Не для сцены, конечно.

– Говорят, ты собираешься создавать свой благотворительный фонд в поддержку детей сирот и инвалидов? Это правда?

– Дети — наименее защищенная часть общества, особенно те, у кого нет семьи, и о ком некому позаботиться. Стараюсь помогать чем могу, но я, к сожалению, не всесильна. В прошлом году мы ездили в благотворительный тур по городам России для детей-сирот и детей-инвалидов. Трем слепым ребятам оплатили операции. Конечно, я рада, что удалось им помочь, но в масштабах страны это просто крохи. Слава Богу, что начало положено, фонд уже организован. Правда, его работа сейчас только в начальной стадии, но я верю, что все получится. Я приложу максимум усилий, это уже не мечта, скорее — цель. Думаю, найдутся люди, которые помогут в нашем начинании.

– Какое самое яркое воспоминание детства?

– Это самое счастливое время жизни. Это утро в родном доме, в окружении семьи. Это ни с чем не сравнимый запах гор, смешанный с запахом моря, доносящийся в открытое окно. Это мама, рядом с которой я чувствовала себя в абсолютной безопасности. Это любящие родственники. Соседи, становящиеся подчас ближе родных. Это сказки, героям которых хочется подражать и сейчас. Это бабушки и дедушки, для которых ты — самая любимая на свете…

– Ты была строптивым ребенком?

– Не скажу, что была капризной и своенравной, но уж если чего решила, то добивалась обязательно. Например, когда меня отправили учиться в Тбилиси, в специнтернат, тяжелее всего мне далось именно расставание с мамой. Конечно, каждую неделю она приезжала навестить меня, но я привыкла всегда ощущать ее рядом, беседовать с ней, и ужасно тосковала. Однажды у мамы были какие-то важные дела, и она не появлялась недели три. Мы с моей подругой сбежали из школы и отправились домой. Не знаю, как нам, десятилетним школьницам, удалось обмануть проводницу поезда, но мы благополучно проехали пятьсот километров. В школе, конечно, был переполох, и когда мы добрались до дома, нам здорово попало. Но, несмотря ни на что, я была безумно рада возвращению домой.

– Расскажи, пожалуйста, о своей семье...


– У меня большая дружная семья, в ней четверо детей, и я самая младшая. Несколько лет назад случилось несчастье, умерла мама… Сейчас наша семья — это папа, мой брат Роберт, он же мой продюсер, и семьи старших брата и сестры. Мы очень дружны.

– Трудно иметь брата-продюсера? Ведь от него не уйдешь, хлопнув дверью, хотя это стало модно в последнее время.

– Я очень благодарна Роберту за безгранично доброе отношение ко мне. Огромный процент моего сегодняшнего успеха принадлежит работе и заботе моего брата. Конечно, у нас бывают творческие споры. Но, как известно, только в них рождается истина. Поэтому мне не трудно.

– Какой мужчина может тебе понравиться?

– Добрый и честный.

– Кто же в настоящее время волнует твое сердце!

– Сейчас я работаю над выпуском нового альбома, поэтому всецело отдаю себя работе.

– Как подбираешь репертуар?


– Мне очень много предлагают песен. Я никогда не придерживалась каких-либо стандартов в процессе отбора. Известность композитора не является для меня главным критерием. Главное, чтобы песня захватила все мое существо. Осознание того, что это моя песня может прийти в первую же секунду. А иногда для того, чтобы она отозвалась во мне, требуется довольно продолжительное время.

– У тебя есть недостатки?

– По моему убеждению, хотя мои друзья так не считают, моя самая плохая черта — лень. А еще ужасно люблю сладкое! Обожаю мороженое, но приходится ограничивать себя — нужно беречь голос.

Постоянно гастролируя, ты не устаешь от переездов, городов, которых не видишь?

– Повторяюсь, я совершенно обычный человек, пусть даже скрывающий глаза за черными стеклами очков. И, естественно, устаю от длительных гастролей. Но путешествие — одно из моих любимейших занятий. Мечтаю побывать в Венеции, поплавать на гондоле.

– Как ты отдыхаешь?

– Забавный вопрос. Честно говоря, долго отдыхать не люблю. Если нет телефонных звонков, я уже переживаю — скучаю по съемкам и по интервью. Это как наркотик, и никакого лечения от него не придумали. Такая, немного суматошная, жизнь — именно тот воздух, которым я привыкла дышать!

– А если бы творческая карьера не сложилась так удачно, кем бы сегодня мы могли бы увидеть Диану Гурцкую?

– Отец хотел, чтобы я стала филологом, но я сумела настоять на своем и рада этому. Не примите мои слова за излишнюю браваду, но я действительно не представляю своей жизни без сцены.

– Ты спела дуэтом с Игорем Николаевым, с Николаем Басковым и даже с Тото Кутуньо. С кем еще хотелось бы поработать?

– Вы забыли упомянуть наш дуэт с Демисом Руссосом. А сейчас идет активная подготовка к концертам «Сан-Ремо в Москве», где я буду исполнять несколько песен с популярными исполнителями.

– Что входит в ближайшие творческие планы?

– Хочу поделиться радостью — готовится к выходу мой третий аудиоальбом. По стилю он будет несколько отличаться от предыдущих.

– Пожелание женщинам Петербурга?

– Прежде всего, я от чистого сердца желаю мира вашим семьям, нашей стране и всей земле. Дарите своим близким любовь, и будьте любимы. Да хранит вас Бог!

 

 


Александр Жданов Фото Ольга Фомина

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.