Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Роман и Лидия Борщ: чудеса без выходных

Роман и Лидия БорщНайти близкого человека в артистической среде непросто. А быть постоянно рядом с ним, заботиться и поддерживать во всех начинаниях – это настоящее искусство. И, может быть, даже волшебство… Иллюзионисты Роман и Лидия Борщ вместе не только на сцене: они давно стали одной семьей – веселой, дружной и необычной.
 
Л.: Когда я первый раз его увидела, он уже был настоящий маг и волшебник. Выступал на конкурсе, а я сидела в зале. Роман творил на сцене чудеса с веревками, а я подумала: «Хорош! Вот он, принц!» (Улыбается.) Потом пришла в очередной раз поступать в институт, смотрю – стоит. Я к нему подрулила, а он меня сразу отшил. Ах ты, думаю, вредный какой... Попорчу я тебе жизнь! (Смеется.)
Р.: Романтического знакомства как такового не было. Принц не встретил принцессу за соседним столиком в кафе. Просто у нас невероятно переплелись работа и личная жизнь. Если бы я был пожарным, а она банковским работником, все сложилось бы по-другому. Ну а мы с Лидой учились на одном курсе театрального. На одном факультете. И в одной группе.

– И в итоге ты не устоял?

Р.: Сперва была просто личная приязнь. Мы в институте часто вместе выступали, вместе ездили в поездки. Но у меня была другая партнерша, а у Лиды – другой партнер.
Л.: Я сначала работала с пантерами. И с медведями. Очень опасная работа, звери, случалось, царапали, кусали. Слегка, но все равно страшно. Я подумала и решила перейти к Роману. А он не хотел. Долго его уговаривала, напрашивалась... (Смеется.)
Р.: А я не помню!
Л.: ...А он отнекивался. Но потом подготовил номер с «отпиливанием головы» и понял, что не может сам себе ее «отпилить».

– Лучше потренироваться на близких?

Л.: Тренируется! Я часто летаю по квартире. Иногда летает сын. У нас есть фотография, где он висит под потолком и просит: снимите меня!
Р.: Причем он сам сначала напросится: «Я хочу летать, как мама!» А потом пугается высоты!
Л.: Как-то Роман решил отлить несколько резиновых масок для шоу. Для этого надо сначала сделать гипсовую отливку с лица. То есть лицо полностью заливается гипсом, остаются только дырочки, чтоб дышать. Тренировался, естественно, на мне. Ему было интересно.
Р.: Я вообще всю жизнь делаю только то, что мне интересно!
Л.: А мне было ужасно страшно, так что я просто тряслась.

– Трудно жить с магом? Бывают проблемы?

Р.: Если бы Лида не работала в этой сфере и ничего о ней не знала – наверное. Но у нее потомственная артистическая семья, настоящая династия. Скорее, мне было тяжело входить в эту среду, потому что в нашем роду артистов не было – я первый. Родители думали, что я пойду в кораблестроительный институт, получу нормальную профессию!
Л.: А я уже в институте собиралась быть женой фокусника! (Смеется.)

– Этому специально учат?

Р.: Многие считают, что ассистентка – это какая-то декоративная роль. На самом деле это пятьдесят процентов всей работы на сцене. Причем эта работа не видна зрителям. Ведь чародей не выходит из образа. Достает он из воздуха платки или извлекает кролика из шляпы – у него все должно быть под рукой с точностью до секунды. Если что-то вдруг идет не так – приходится импровизировать. И здесь спасает только полное взаимопонимание.
Л.: То, что видят зрители, – это верхушка айсберга. Основная работа делается до выступления. Необходимо подготовить реквизит, да попросту создать его с нуля. Например, конфетти нам нужны буквально килограммы. Вы не купите его в магазине. Поэтому каждый вечер перед телевизором мы всей семьей режем конфетти. Это семейная традиция. У нас даже конкурс, кто больше нарежет в этот раз.

– Ваш сын еще верит в чудеса?

Р.: Сын уже знает всю подноготную. Первый фокус он разучил уже в три года. Однажды к нам приехали с телевидения, а мы очень устали после выступления. И говорим: «Леша, покажи дядям фокусы...» Так он за нас весь вечер отдувался! (Смеются.)
Л.: Дома он часто устраивает для нас представления, но для него сейчас чудом является, скорее, микроскоп.
Р.: Еще ему нравится кубок, который нам вручили за победу на конкурсе в Москве. Потому что он здорово похож на кубок Гарри Поттера.

– Ты способна придумать фокус сама? Или у вас семейные разработки?

Л.: Я способна сварить борщ, накормить Романа, дать ему силы, энергию. Дома сделать все необходимое.
Р.: Лида у нас главный ремонтник. Когда у сына ломается машинка, она берет отвертку... И все чинит! А я могу что-нибудь спаять... Но вообще-то я по хозяйству ничего не делаю. Хотя все могу. Просто считаю, что кран должен ремонтировать водопроводчик. А я лучше сделаю то, что невозможно купить в магазине, – волшебство!

– Дом от волшебства не страдает?

Л.: Случается (улыбается). Однажды Роман говорит: «Я хочу, чтобы комната, где я работаю (он там постоянно мастерит реквизит), была в черном цвете. Не хочу никаких обоев с розочками! Хочу черный потолок, черные стены, это будет таинственно и волшебно». Я сказала: «Рома, ну хорошо... Хочешь так хочешь, разве трудно покрасить. Сейчас пойдем, купим краску...» Купили все, что нужно, быстро покрасили стены, потолок... Роман стал посреди комнаты, постоял и говорит: «Лида, мне страшно! Я словно в гробу!»

– Чем закончился дизайнерский порыв?

Л.: Утром просыпаюсь – мужа нет. А из комнаты доносится странное шипение... Оказывается, он встал раньше всех, побежал к открытию магазинов и накупил красок в баллончиках!
Р.: Я решил сделать граффити. Но я не художник!
Л.: Он не умеет рисовать! Нарисовал какие-то круги, что-то невообразимое. Измучился, пришел в бешенство. Будит меня и говорит: «Лида, пожалуйста, сделай хоть что-нибудь! Пойди купи какие-нибудь обои с розочками, любые. Пусть только будет мило, уютненько, по-домашнему. Я в этой черной коробке не могу!»

– Переделали?

Л.: Сразу же. А через год пришли рабочие делать ремонт – вот они-то испытали шок от черного потолка! (Смеется.) Хотя в работе Роман ведет себя вполне адекватно, сначала делает чертежи, строит макеты. Бывает, что-нибудь пилит или паяет сутками, не отрываясь. Мне тогда проще пойти погулять, чтобы его не отвлекать.
Р.: В нашем жанре нужно уметь делать все. Быть и художником, и конструктором, и артистом, и психологом, и переводчиком. Приходится много читать специальной литературы, переводить...

– Голова не гудит от таких нагрузок?

Р: Очень важно научиться отключать мозг. Иногда всю ночь думаешь: «Как же сделать этот трюк?» Проблема в голове вертится, вертится... Очень сложно переключаться.
Л.: Поэтому, когда он не может уснуть, ставит какую-нибудь волшебную обучающую программу на DVD... и моментально засыпает!

– У вас есть семейные достижения?

Р.: Самое большое наше достижение – это сценический образ. Мы долго искали и создавали свой маленький бренд и, кажется, кое-чего добились.
Л.: У Романа были волосы разной длины, всевозможных цветов, дикие прически, «иглы дикобраза», наряды совершенно сумасшедшие. Необычные артисты – это же всегда интересно.
Р.: Чем более странно выглядит артист, чем неудобнее ему на сцене, тем интереснее публике. Мы пошли по этому пути и не ошиблись. Я не верю в чудеса, но есть высшие силы, которые управляют людьми и судьбами. Ведь если разобрать на части самолет, кинуть их в большую плошку и долго трясти – он не станет целым. Ничего не происходят просто так.

– Жизнь в образе вас не утомляет?

Л.: Никто не знает, как я на самом деле выгляжу, поэтому мне спокойно. А вот Романа всегда и везде узнают.
Р.: На самом деле жить в образе очень непросто. Часто сидишь где-нибудь, завтракаешь – и тут подходит человек: «О! Да это тот самый фокусник!» Причем к известному артисту подойдут поздороваться, максимум взять автограф. А мне говорят: «Мы вас помним! Вы такой классный!.. А покажите фокус!»
Л.: Сложно отказать людям в чуде. Они ведь думают, что он волшебник все время! (Смеется.) Двадцать четыре часа в сутки!

– Значит, дома он не волшебник?

Л.: Волшебники тоже должны отдыхать!

– Удается отдыхать всей семьей?

Р.: Иногда друзья зовут: пойдемте потусуемся. Будут новые люди, музыка, танцы... Но это же практически работа! Поэтому хочется тихонечко посидеть дома. У телевизора. В тишине, чтобы никто не трогал. Лучший отдых – это отсутствие работы. Тихая музыка, покой. Замечательно уехать на несколько дней в Финляндию, окунуться в неспешную, размеренную жизнь.
Л.: Когда Роман выматывается на работе, он приходит и ложится на наш огромный диван. Включает телевизор. Появляется сын, который уже понимает, что папа устал, и говорит: «Может чайку... долбанем?» (Смеются.)

– У вас есть семейные ритуалы?

Л.: У нас есть обычай совместных трапез. Мы вместе завтракаем, обедаем и ужинаем. Роман всегда мечтал, что у нас будет свой замок, поэтому мебель дома вполне «средневековая»: резные стулья, трехметровый стол, огромный  диван. И мы так красиво сидим на разных концах стола, а между нами бегает малыш наш пятилетний... Красота! (Смеются.) Еще очень любим устраивать семейные праздники. Можем праздновать День пирата или, например, Новый год в середине лета. Зачем себе отказывать, если есть желание! Главное – это нравится нашим близким. И детям, и взрослым.
Р.: В общем, семья наша не совсем обычного формата. Особый ритм жизни, все подчинено работе и творчеству. Вместе готовим шоу, вместе выступаем, путешествуем, ездим отдыхать. Но семья всегда на первом плане.

– Значит, это про вас: муж и жена – одна сатана?

Л.: Поженились мы, кстати, не так давно. Сначала десять лет прожили вместе.
Р.: Надо же сперва притереться! (Улыбается.) А то вдруг начнем пилить друг друга!
Л.: А потом родился Алексей.
Р.: Роды были сложные. В роддоме Лида перепугалась и, чтобы это скрыть, стала рассказывать врачам анекдоты. Слышу из родильного отделения дикий хохот. Выбегают врачи и говорят: «Мы не можем с ней работать – у нас руки трясутся от смеха!» Но в итоге все обошлось! (Смеются.)
Л.: В общем, скучно у нас не бывает! Недавно захожу в гостиную, а Роман стоит на одной ноге и говорит: «Лида, помоги... Я где-то здесь уронил невидимую нить!»


У нас невероятно переплелись работа и личная жизнь. Если бы я был пожарным, а Лида банковским работником, все сложилось бы по-другому.

Я работала с пантерами. И с медведями. Очень опасная работа, звери, случалось, царапали, кусали. Слегка, но все равно страшно. Я подумала и решила перейти к Роману.

Родители думали, что я пойду в кораблестроительный институт, получу нормальную профессию! – А я уже в институте собиралась быть женой фокусника!

Конфетти нам нужны буквально килограммы. Вы не купите его в магазине. Поэтому каждый вечер перед телевизором мы всей семьей режем конфетти. Это семейная традиция.

В нашем жанре нужно уметь делать все. Быть и художником, и конструктором, и артистом, и психологом, и переводчиком. Приходится много читать специальной литературы, переводить...

Мы вместе завтракаем, обедаем и ужинаем. Роман всегда мечтал, что у нас будет свой замок, поэтому мебель дома вполне «средневековая»: резные стулья, трехметровый стол, огромный  диван.

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.