Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Юрий Смекалов

Юрий Смекалов«Чем больше человек занят, тем больше у него свободного времени» – таким девизом руководствуется ведущий солист Театра балета Бориса Эйфмана Юрий Смекалов. При огромной загруженности в театре, постоянных гастролях он успевает пробовать себя в качестве хореографа, ставить программы фигуристам и заниматься фотографией.

– Юра, в этом году вас номинировали на «Золотую маску». Для вас важны награды? Когда их получают другие, переживаете?
– Отношусь к ним достаточно спокойно, хотя любому артисту необходимо, чтобы его труд был хоть как-то отмечен. Тем более в театре нас не так часто поощряют. Ну а поражение необходимо уметь пережить, ведь если просто получить награду, то можно успокоиться и больше ничего не добиваться.

–Вы пришли в Театр Эйфмана во время расцвета Галичанина, Маркова, Ананяна. О себе было сложно заявить?
– Я не старался как-то специально обратить на себя внимание. Всегда думал, что надо делать свое дело, спокойно работать, как ты можешь, как умеешь. Когда я после училища пришел в театр, Марков и Галичанин были для меня кумирами. Это поколение, на мой взгляд, сыграло огромную роль в создании эйфмановского спектакля – такого, каким мы его видим сегодня. Потому что они люди думающие, глубокие, внутренне наполненные. Сейчас гораздо реже появляются артисты, работающие не только ради денег, а руководствующиеся творческими мотивами. Да и новое поколение воспитывается на других фильмах, книгах.

– В то время труппу Эйфмана называли самой читающей, рассказывали: ставится спектакль про Мольера – и все артисты погружаются в чтение книг о герое…
– И теперь то же самое. Есть артисты, которые пытаются с разных сторон изучить материал. Сейчас у нас ставится балет «Онегин». Естественно, что все читают этот роман в стихах. Но можно пойти и дальше, тем более очень много информации, касающейся этого произведения: литературные очерки, критические статьи, разъяснения, ссылки на авторов, которыми интересовались герои романа.

– Какие у вас любимые партии?
– Люблю Тригорина в «Чайке» – это последняя партия, она наполнена сдержанным драматизмом, в ней много моего внутреннего «я». Один из моих самых любимых спектаклей – «Русский Гамлет», в котором я танцевал Павла. Эта партия мне нравится своей эмоциональной многогранностью – она отражает все стадии развития мужчины: с самого детства и до управления государством.
Мне нравится возможность прожить в спектакле несколько судеб; воплощая образ, избавиться от своих внутренних комплексов. Актер на сцене может примерить разные маски, разные жизни – и все это прочувствовать, оставаясь при этом самим собой.

– Хотелось бы попробовать себя в какой-то другой хореографии?
– Сейчас очень много актуальных направлений в хореографической пластике, и хочется пробовать как можно больше. Наши спектакли интересные и сюжетно насыщенные, но способ подачи хореографии везде один. У Эйфмана уже выкристаллизовался определенный метод, и он не пробует что-то новое: зачем, если можно пойти знакомым путем и выиграть... Поэтому хочется, чтобы балетмейстеры приезжали к нам, сотрудничали с нами.

– Как вы считаете, вы используете свой потенциал по максимуму?
– Нет, мне кажется, что-то остается недосказанным. Век артиста короток, и хочется многое успеть: хочется познакомиться с новыми направлениями, открыть для себя новые техники движения. Если бы к нам в театр приезжали специалисты с мастер-классами, труппа у нас была бы на совершенно другом уровне. Мы бы показывали не такой позорный хип-хоп, как, например, в «Чайке» (за исключением нескольких человек, которые чувствуют стиль), а такой, что все бы стонали, и это было бы интереснее и для нашего развития, и для зрителя.

– А в фигурное катание как вы попали?
– Совершенно случайно! Я не работал полгода из-за операции на колене, и наш педагог-репетитор Татьяна Алексеевна Квасова как-то мне звонит и говорит: «Мишин хотел, чтобы Эйфман поставил что-то для Жени Плющенко, но у Эйфмана нет времени. Может, ты попробуешь?» Я согласился. Мы начали работать, друг другу понравились, я сделал Жене несколько программ… Иногда Мишин меня зовет, чтобы я поработал с детьми из сборной, поставил что-то.

– Вам это интересно?
– Интересно окунуться в новую среду. Я считаю, что человек отдыхает не когда лежит на диване, а когда меняет деятельность. И потом, возвращаясь к своему постоянному труду, работаешь иначе, чувствуешь себя свободнее. Мишин потряс меня своим отношением к профессии, к своим ученикам, он их обожает! Недавно разработал специальный жилет для отработки техники – если руки во время прыжка находятся в правильном положении, срабатывают датчики и звучит сигнал – значит, спортсмен сгруппировался правильно. Это уникально!

– Хотелось бы поставить что-нибудь для труппы Эйфмана?
– Хотелось бы, но я до этого еще не дорос… Я хочу сначала сделать свой проект, независимо от театра. Сейчас на это не хватает времени, хотя многое уже созрело. Да и пока могу, хочется потанцевать.

– В будущем Дворце танца, Академии танца, которые Эйфман задумал, вы видите для себя какое-то место – может быть, педагога, репетитора, хореографа?
– Только не педагога-репетитора. Мне, конечно, интересно возиться с детьми, объяснять им что-то… Но это не мой формат, я чувствую в себе другие возможности, и, кажется, у меня другая сверхзадача.

– Кроме балета, что еще приносит драйв в жизнь?
– Йога, виндсерфинг, сноуборд, коньки. В последнее время увлекся фотографией, появилась идея фотовыставки, посвященной тем людям, которые полностью отдают себя балету, театру.

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.