Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Алиса Гребенщикова: детство и азарт

Алиса ГребенщиковаСейчас Алиса в Петербурге бывает нечасто, но имя актрисы, полюбившейся зрителям по фильмам «Водитель для Веры» и «Американка», по-прежнему ассоциируется с этим городом. Сразу по окончании Академии театрального искусства Алиса переехала в Москву, что само по себе для жителя Северной столицы редкость. Менять условия жизни и работы, с блеском преодолевать трудности и начинать что-то новое Алисе очень интересно. Она поведала нам о том, как сохранить в себе ребячество, свежий взгляд на вещи, и о трудностях, которые вызывают у нее только одно чувство – азарт.

Алиса, как правило, петербургские актеры живут здесь, а в Первопрестольную ездят на отдельные проекты. Неужели вас ничего не держало в Петербурге?
Мне было интересно попробовать себя в другом жанре. Здесь я дома, мне тут все было понятно. Я решила сменить среду – как речная рыба, которая вдруг решила пожить в море. И я до сих пор пытаюсь понять, действительно ли мне хорошо в этой воде или стоит все же вернуться обратно в реку. Это процесс, который может длиться годами. Но я ни на секунду не забывала, что родной и главный город моей жизни – это Петербург, я его люблю больше всех остальных. Я всегда понимала, что, если мне станет очень плохо, то в любой момент я смогу приехать в Петербург, глотнуть здесь родного воздуха и вернуться обратно в столицу. И, как ни странно, как только я уехала из Петербурга, меня перестали приглашать сниматься в кино и участвовать в театральных проектах. Было немного обидно, особенно в первые годы жизни в Москве. Но потом я четко все разграничила: в столице – работа, а в Петербурге – подружки, семья, отдых и дым коромыслом.
У вас все получилось спонтанно, вы были приглашены во МХАТ Т.В. Дорониной, то есть карьеру в Москве вы начали сразу с большой буквы. Как вам тогда жилось в столице и как сейчас по сравнению с тем временем?
Да, меня пригласила Татьяна Васильевна, мне было хорошо, потому что я приехала в театр, где меня ждали. Переезд в Москву тогда сложился удачно, меня настолько увлекала моя работа, что ни о чем другом и думать даже не хотелось.

Чем московская сцена отличается петербургской?
Поскольку я не играла на петербургской сцене, то мне сложно сравнивать. обучение и работа – разные вещи. Институт – это инкубатор, замкнутое пространство. И театральная школа в Петербурге отличается от московской. Мне было бы очень интересно поработать с петербургскими режиссерами.
У вас же был опыт работы с Дмитрием Месхиевым, вы сыграли в его фильме «Американка». Вы сравниваете свое начало творческого пути и первую работу в кино с уже накопившимся опытом?
Я недавно как раз пересматривала отрывок «Американки», и уже понимаю, что в некоторых моментах я бы сыграла иначе. Но это связано с профессиональным ростом, с одной стороны, и с тем, что я изменилась – с другой. Вообще мне повезло, что моя первая роль и съемочная площадка были у очень хорошего режиссера, крепкого и талантливого человека. И эта площадка осталась для меня образцом, я все отчетливо помню: я проводила на съемках по двенадцать часов, даже если моя миссия там была закончена. Мне было просто интересно за всем этим наблюдать со стороны. С того первого раза у меня остался своего рода трафарет, к которому я прикладываю другие работы.

А что вас больше всего притягивает в Петербурге?
Меня притягивает возможность пешеходных прогулок, я с детства полюбила гулять по набережной реки Фонтанки. Я привыкла ходить быстро, и мои подруги не успевают за мной. Обожаю бродить по ночному Петербургу, и мне не бывает страшно, когда я иду ночью по старым улицам и дворам. В Москве мне даже не приходит в голову одной пройтись по ночной столице. Я даже не знаю, чем это обосновать, там я не чувствую себя в безопасности.

Какие самые яркие воспоминания у вас остались из детства?
Меня водили в Малый оперный театр, и я на какое-то время возненавидела балет. Сейчас у меня не так много времени для посещения театра. Да и вообще  у меня зачастую не получается делать то, что мне хочется. Потому что я себе во многом не принадлежу, и я почему-то выбираю встречу с подружками вместо похода в Мариинский театр. А о детстве в целом светлые воспоминания. Поскольку я была единственным ребенком в семье, все старались для меня. Не потому, что надо ребенка развлечь, а потому что всем было действительно интересно. Дедушке, бабушкам и прабабушке всегда было интересно со мной проводить время. Дедушка любил водить меня в музей. Одного яркого воспоминания у меня нет, потому что детство было насыщенным. Зато припоминаю, что постоянно опаздывала в детский сад, так как родители любили поздно просыпаться. Мое детство успевало наполниться какими-то яркими событиями, какая-то «небытовая» жизнь окружала меня. И родители всегда прислушивались к тому, чего хочется именно мне, а не отыгрывались на моем детстве за то, чего сами не получили, когда были детьми. Это очень важный принцип воспитания, и я надеюсь, что у меня хватит мудрости, ума и сил своих детей воспитывать так же.

На каких принципах вы воспитывались?
Мне привили огромную любовь к чтению. Уважение к родному городу. Все что шло из детства, мне давалось самым лучшим способом, с любовью от родителей.

Каким образом вы восстанавливаете силы и что для вас хороший отдых?
Единственное, что меня спасает, – это энергия других людей, обмен энергией в моей работе. Не всегда это значит, что я при этом не устаю, но точно получаю какой-то заряд от людей. И тем не менее лучший отдых для меня –  это посидеть дома в кресле при полнейшей тишине, если удается так провести целый день, то к вечеру я еще могу зайти в Интернет.

На отдых с путешествиями остается время?
Четыре года подряд я ездила в Гоа, там для меня серьезный и полноценный отдых. Потому что именно в тех краях я получаю то, чего мне не хватает: уединение и спокойствие. А самое главное – возможность много читать. Когда ничто не отвлекает, кроме шелеста ветра и шума волн океана, только тогда можно вдуматься в прочитанные слова.

Кто из авторов приятнее всего там читается?
Я беру с собой по нескольку томов Л. Н. Толстого, надо мной даже подшучивают друзья, что я на отдых приезжаю с огромным количеством книг. Люблю читать и размышлять о русской культуре, революции, очень хорошо об этом в Гоа думать, и М. Булгаков с Б. Пастернаком сразу приятно читаются. Мне сложно с современной литературой: ведь я живу в этом времени и не успеваю оценивать происходящее в стране и в обществе. В любом случае у меня есть свои личные предпочтения. К примеру, В. В. Путин жил на улице Маяковского в коммунальной квартире, рядом со мной, и я уже к нему хорошо отношусь. А мое мнение о политике – как камыш: куда ветер подует, туда и поверну, то есть у меня нет устоявшегося и категоричного отношения в этом отношении.

Как вы относитесь к сетевым дневникам? У вас там больше 1500 друзей.
Количество друзей там меня порой пугает. А поскольку у меня есть потребность излагать свои мысли, мне стало интересно писать об этом. Насколько вы импульсивны и искренни в блоге?
Иногда я позволяю себе рассказывать личные вещи. Достаточно часто отзываюсь о кинокартинах и театральных постановках, может, кто-то сочтет это не совсем правильным. С другой стороны, это мое мнение, и я высказываю это в своем дневнике, а не в интервью, поэтому его может прочесть тот, кто захочет. А как только я начала участвовать в шоу «Ледниковый период», у меня практически не осталось времени на Интернет.
Но я все же старалась писать о создании новых номеров, об интересных событиях на проекте. Почему-то оказалось слишком много людей, которые негативно реагировали на мои высказывания и некорректно отзывались в мой адрес.

Насколько чутко и эмоционально вы на это реагируете?
Я не понимаю, для чего это делают. Если я прихожу в какую-то программу на телевидении и высказываю свое мнение, то это одно. А здесь я у себя дома, пишу на своей странице, и в моем же дневнике мне делают замечание. Если не нравится, что у меня написано, то просто не нужно дальше читать.

Чем для вас различаются творческая и человеческая ревность?
Есть вещи, которые меня обижают. Иногда мне непонятно, почему я пробуюсь на одну роль с некоторыми актрисами, то есть мне кажется, что у нас нет ничего общего, а нас ставят в один ряд. Порой обижают отказы, когда я пробуюсь на какую-то роль и вижу себя в определенном образе, а мне предлагают другую. А чтобы назвать какую-то четкую ревность, то, честно говоря, этого у меня нет. Бывает ревность к режиссеру, что не приглашает на новую роль, но я анализирую ситуацию и понимаю, ведь если бы для меня там было что-то стоящее, то меня непременно пригласили бы.

Тогда по каким критериям вы выбираете для себя роли?
Интересно ли мне с режиссером, и здесь уже мало зависит от роли, которую мне предлагают. И этот режиссер не обязательно должен быть самым лучшим – если у нас совпадают профессиональные интересы, то все сложится хорошо. Мне бы очень хотелось работать с Павлом Чухраем, у меня уже был опыт сотрудничества с ним в фильме «Водитель для Веры». В ближайшее время глобальных, новых проектов, связанных с моей артистической карьерой, пока не предвидится. Потому как телевизионное шоу «Ледниковый период» забрало у меня много времени и сил.

Правда ли, что вашим любимым режиссером является Рената Литвинова?
Иногда мои высказывания о ней не совсем верно истолковывают. Она интересна мне как персона. Мне очень понравился ее фильм «Богиня. Как я полюбила», я увидела в этом кино много любопытного и неординарного. Мне нравится то, как она мыслит, я бы хотела с ней поработать.

К слову, о том, как мыслит Рената Литвинова. Она считает, что сейчас в кино нет героя-мужчины. Что вы думаете по этому поводу?
При всей нашей нестабильности в стране действительно непонятно, кто герой. Это проблема, потому что раньше героя могли искусственно создавать. Нужно знать, кто и как их будет создавать. У нас есть очень хорошие актеры, но отсутствует тема. Есть много острых, волнующих проблем, но почему-то они не особенно интересуют молодых режиссеров.
В «Ледниковом периоде» параллельно с вами участвовала Чулпан Хаматова. В начале своей карьеры вы заменили ее в антрепризе «Сивилия», потом вы участвовали вместе с Чулпан в благотворительных мероприятиях. Вы не считаете это своего рода символичностью?
Вероятно, в нас есть что-то общее, и я очень уважаю в ней человеческий талант, помимо актерского. Я вижу со стороны, как это сложно – заниматься благотворительностью в нашей стране. На ее долю приходится много испытаний. Я рада, что имею возможность помогать Чулпан и Дине Корзун в благотворительном фонде детям, больным лейкемией. Очень много творческой интеллигенции принимает участие в делах фонда, потому что остаться равнодушными невозможно, хочется помочь и быть полезным людям, которые в этом нуждаются. На это нельзя закрывать глаза, если у человека доброе сердце, то остаться равнодушным к тому, что дети оказываются брошенными с тяжелой болезнью, невозможно. Надо включаться в эту ситуацию.
Сейчас много телевизионных проектов акцентировано на теме материнства, детей, социальных проблем. Как вы относитесь к таким программам и возможно ли ваше участие не только в развлекательных шоу, но и в программах о семейных проблемах?
Я к таким программам положительно отношусь, но меня коробит обилие передач на телевидении про измены, интриги, какие-то личные конфликты. Это выглядит уже как пропаганда, развращающая наше общество. Быть ведущей я бы не согласилась. А вот сняться в детском фильме и озвучивать мультики – как раз из моих мечтаний. И мне даже обидно, что пока не позвали в такой жанр, я как раз человек, который стопроцентно подходит для озвучивания разных мультяшных персонажей. Потому что во мне очень много детского, и я этого не скрываю. Я взрослая, но мне важно умение хранить детство, которое во мне есть. Это помогает сохранить свежий взгляд на мир.
Раньше у вас была мечта сняться в музыкальном фильме, отчасти в «Ледниковом периоде» эта мечта сбылась. Какие у вас остались впечатления от этого проекта и что больше всего вам понравилось в нем?
Этот проект не сравним ни с чем в моей творческой карьере. Мы совпали в представлениях о прекрасном, в музыкальных пристрастиях с Ильей Авербухом и Лешей Тихоновым, поэтому нам было работать комфортно и увлекательно. Такого режиссера, которого я мечтала встретить в театре, я неожиданно встретила на этом проекте. У нас были такие мини-спектакли на льду, мне все это очень дорого. Я ведь вообще никогда не стояла на коньках. Начинала тренироваться для этого проекта я по четыре часа два раза в день, я в первую очередь боролась с собой. А ставить номера было с каждым разом все интереснее. Потом я поняла, что это то чудо творчества, ради которого я занимаюсь своей актерской профессией. Нашей целью всегда было рассказать историю.

А роль на сопротивление у вас вызывает азарт или отторжение?
Однозначно – азарт! Вообще все, что связано с трудностями, вызывает у меня сильный азарт.

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.