Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Геннадий Хазанов: Жизнь всерьез

Геннадий ХазановИнтервью с человеком, чья профессия – юмор, задача не из простых. Ведь именно юмористы понимают, что жизнь – это очень серьезно. О юморе и творчестве, о серьезности жизни рассказывает Геннадий Хазанов.

— Геннадий Викторович, какое у вас настроение?
— Я когда-то услышал хорошую фразу, а точнее, ответ на такой же вопрос: хуже, чем вчера, но лучше, чем завтра. Но если я так скажу, это будет не совсем справедливо. Настроение у меня сейчас многослойное. Вообще когда человек преодолевает шестидесятилетний рубеж, то независимо от его желания в голову приходят не всегда радостные мысли. Как-то учиться справляться с этим – это значит осваивать дорогу к мудрости. По-возможности нужно сохранить такое восприятие жизни, как будто груз лет на тебя не давит, но это довольно сложно. Из этого и складывается настроение, поэтому сказать, что настроение плохое, я не могу, но и не эйфорическое.

— Вы играете главные роли в постановках петербургского режиссера Леонида Трушкина. Как часто его спектакли идут в вашем театре?
— На нашей сцене регулярно идут спектакли Театра Антона Чехова под руководством режиссера Леонида Трушкина: примерно восемь раз в месяц мы показываем его спектакли в аншлаговом режиме. Почти три года я играю Наполеона в спектакле «Морковка для императора». А в этом году будет уже десять лет, как мы сыграли премьеру спектакля «Ужин с дураком». Премьера состоялась на сцене БДТ в Петербурге.

— После премьеры в БДТ вы сказали в одном интервью: «Никогда не забуду тех ледяных взглядов и той гробовой тишины, которыми нас встретила публика, привыкшая ходить в БДТ». Какая, по вашему мнению, разница между театральной публикой Петербурга и Москвы?
— Мои слова звучали не совсем так, кто-то их трансформировал. Речь шла о том, что, когда мы приехали в Петербург и начали играть премьерный спектакль «Ужин с дураком», на сцену вышел Олег Басилашвили и зрители его приветствовали. А через несколько минут вышел я, и была абсолютно мертвая тишина, не было ни одного аплодисмента. Люди, которые сидели в зале, не знали, с чем вышел артист на сцену, он ступил на чужую территорию, да еще и сразу на сцену БДТ. У меня никаких претензий по этому поводу не было. Просто я получил шок из-за того, что услышал недружелюбную тишину. И это касалось только лично меня и больше никого. Теперь спектакль благополучно существует, о чем свидетельствуют заблаговременно раскупленные билеты в Театр эстрады. И все эти десять лет спектакль «Ужин с дураком» я играю без замены.

— Вашими партнерами являются многие выдающиеся актеры. А есть такие актеры, с которыми вы мечтаете сыграть?
— В спектакле «Ужин с дураком» я играю с Олегом Басилашвили и Анатолием Равиковичем. На протяжении пяти лет мы играем спектакль «Смешанные чувства» с Инной Чуриковой, а сейчас репетируем с ней новую постановку Театра Антона Чехова «Любовь до снега». Моя мечта – когда-нибудь сыграть с Алисой Фрейндлих, но все в руках Господа, и, возможно, все свершится.

— Бытует мнение, что отношение к юмору у москвичей и петербуржцев разное. Вы это замечали?
— Питерцы вообще гораздо аккуратнее во взаимоотношениях с людьми. Это видно по литературной основе для эстрады у москвичей и у петербуржцев. За мою жизнь на эстраде круг авторов был не очень широкий, но среди них ленинградцы играли очень значимую роль. В первую очередь это Михаил Городинский, Михаил Мишин, Семен Альтов. Мне всегда казалось, что ленинградская школа юмора более тактична.

— У юмора есть свои границы. Как их определить?
— Я слышал в компании такой анекдот. Мужчина спрашивает женщину: «Ты была сегодня в салоне красоты»? Женщина отвечает: «Да»! Мужчина удивленно: «Он был закрыт?» Обидно ведь! Хоть и смешно.

Геннадий Хазанов— Что же спасет? Самоирония?
— Самоирония – это свидетельство высокоорганизованного мозга. Смех вообще штука опасная, острая. С возрастом начинаешь понимать, что лучше не пошутить, чтобы не обидеть. Ленинградская школа юмора по своей сути менее сатирическая. Мой любимый артист Анатолий Равикович как-то после спектакля «Ужин с дураком» сказал: «Гена, ты сегодня очень хорошо играл. Хочешь, я тебе дам совет? Ты не обидишься?» На что я ответил, что, конечно же, не обижусь. И тогда он произнес потрясающую фразу с точки зрения нашей профессии: «Ты вообще не настаивай». И это «не настаивай» – со смыслом. Москвичи зачастую настаивают, московский стиль авторитарный, и в юморе это очень заметно. Аркадий Райкин, Слава Полунин – ленинградцы с выдающимся чувством юмора, ироничные и при этом абсолютно не способные обидеть. И ведь почему-то таких людей из других городов я не знаю...

— Мужчина, обладающий чувством юмором, умеет привлечь внимание женщины. А какое впечатление вызывает женщина с юмором? И должна ли она обладать таким качеством, чтобы расположить к себе мужчину?
— Вопрос сложный, поскольку мужчины очень обидчивы. Кстати, гораздо больше, чем женщины! Если шутка задевает мужское достоинство, тогда чувство юмора у женщины – то же самое, что цианистый калий. Но я считаю, что это замечательно, если женщина обладает чувством юмора и не только понимает его, но и сама умеет шутить.

— Помогает ли чувство юмора против звездной болезни?
— Мне кажется, что я получил взамен намного больше того, что сумел дать. Я говорю это без всякого кокетства, у меня нет причин делать из себя культовую фигуру. Я человек, которому судьба подарила все: и страдания, и успех, и популярность, даже, не побоюсь этого слова, славу. На своих выступлениях я собирал стадионы и дворцы спорта. Помню свой сольный концерт в ССК в 1983 году, когда билеты были проданы за несколько дней. Но не было никаких оснований, чтобы у меня вдруг «снесло крышу». Наоборот, чем дольше я живу, тем лучше понимаю, что многому не научился и многого еще не узнал. Не знаю, чувство юмора ли тому причиной... И уж совсем глупым, пожалуй даже смешным, мне кажется, когда человек начинает жить с ощущением собственной звездности. Чем меньше у человека внутри, тем больше ему хочется доказывать, что он выдающаяся личность. Хотя некое миссионерство, ощущение величия многим помогает жить: так они защищаются от окружающего мира. Я же думаю, что это самообман и глубочайший атеизм.

— Вы верующий человек?
— Я верующий, но не религиозный. Я убежден: Господь Бог один и все религиозные распри – дела человеческие.

— Вы много работаете, с большой самоотдачей. Энергетика у вас сильная, но скажите, откуда вы черпаете энергию?
— Мне кажется, я еще много бездельничаю, а вся моя жизнь – это любимое дело и работа. Сценарий жизни послан каждому, но в нем есть разные варианты. И выбирая «коридор», по которому будешь двигаться, нужно стараться все делать осознанно, потому что мы очень подвержены соблазнам и прихотям.

  • Смех вообще штука опасная, острая. С возрастом начинаешь понимать, что лучше не пошутить, чтобы не обидеть.

  • Если шутка задевает мужское достоинство, тогда чувство юмора у женщины – то же самое, что цианистый калий. Но это замечательно, если женщина не только понимает юмор, но и сама умеет шутить.

  • Я получил взамен намного больше того, что сумел дать. Я человек, которому судьба подарила все: и страдания, и успех, и популярность, даже, не побоюсь этого слова, славу.

  • Чем дольше я живу, тем лучше понимаю, что многому не научился и многого еще не узнал. Совсем глупым, даже смешным мне кажется, когда человек живет с ощущением собственной звездности.
     
 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.