Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Жар-птица русского балета

Ее называли жар-птицей русского балета. В 1910 году Париж склонился перед блистательной танцовщицей, чья удивительная грация и таинственная, ускользающая красота покорили избалованных французов.
Тамаре Карсавиной прочили мировую славу, но мало кто знает, что и личного, и профессионального успеха Карсавина сумела добиться вопреки всему — общественному мнению, интригам и роковому стечению обстоятельств.


Тамара Карсавина родилась в семье танцовщика Мариинского театра Платона Карсавина. Казалось бы, ее отец должен был приветствовать желание дочери посвятить свою жизнь сцене и танцам. Как бы не так. Именно Платон Карсавин был категорически против подобной карьеры, полагая, что театральные интриги и ежедневный изнуряющий труд окажутся непосильной ношей для его хрупкой и болезненной Таты. Однако девочка проявила необыкновенную стойкость: «Идея быть балериной жила во мне уже задолго до того, как меня впервые привели в театр. Я испытывала к отцу глубокую нежность и каждый вечер с нетерпением поджидала его возвращения, чтобы засыпать вопросами о театре. Он не только рассказывал о разных событиях, но и изображал их, открывая передо мной неведомый мир. Даже интриги и тревоги этого мира представлялись мне всего-навсего частицей его очарования, лишенного какой бы то ни было горечи». Биографы Тамары Карсавиной говорят о том, что успех ее пути в какой-то мере предопределили звезды: по всем астрологическим прогнозам, будущая балерина обладала необыкновенной интуицией, врожденным вкусом и верой в собственные силы и удачу. К тому же, она обладала повышенной экзальтированностью и была готова пожертвовать всем во имя идеи. Упорство и вера были вознаграждены сторицей: несмотря на скромные данные, Тамаре Карсавиной удалось стать одной из ведущих балерин Мариинского театра, получив главные партии в балетах «Жизель», «Лебединое озеро», «Раймонда», «Дон Кихот». Постепенно Карсавина становится любимицей труппы, начальства, значительной части публики. Ей покровительствовала Матильда Кшесинская. «Если кто-нибудь хоть пальцем тронет, — говорила она, — приходи прямо ко мне. Я не дам тебя в обиду». Появились первые восторженные отзывы в газетах. Даже явные провалы юной дебютантки очарованная публика старалась не замечать, чего не скажешь о самой Карсавиной. Она крайне болезненно переживала любую неудачу и недоумевала, почему зрители этого не видят. Может быть, все дело было в звездах, оберегавших эту любимицу Фортуны?!

Шли годы. В стране назревала революция. На фоне тревожных событий Тамара чувствовала неудовлетворенность собственной жизнью. Старые театральные традиции уходили в прошлое, им на смену пришла эпоха Михаила Фокина. В труппе театра к его новациям относились неоднозначно. Карсавина была одной из немногих, кто безоговорочно поверил в талант молодого хореографа. Фокин сумел подчеркнуть необыкновенное дарование балерины: в балете «Жар-птица» он использовал высокий прыжок, который особенно удавался танцовщице. Жар-птица разрезала сцену, как молния, и, по словам Бенуа, походила на «огненного феникса». А когда птица оборачивалась чудо-девой, в ее пластике появлялась восточная истома, ее порыв как бы таял в изгибах тела, в извивах рук. Подобно «Умирающему лебедю» Анны Павловой, «Жар-птица» Тамары Карсавиной стала одним из символов времени. Кто знает, не будь сердце Фокина занято Анной Павловой, возможно, творческий союз Фокина и Карсавиной переродился бы в нечто большее. Но не сложилось. Когда возникла идея создания Дягилевских сезонов, содружество Дягилева, Фокина, Бенуа и Бакста представлялось Карсавиной «таинственной кузницей», где ковалось новое искусство. Бенуа писал о ней: «Таточка была самой надежной из наших ведущих артистов, и все ее существо отвечало нашей работе». Она никогда не капризничала, не предъявляла требований, умела подчинять собственные интересы интересам общего дела. Придя в труппу Дягилева первой солисткой Мариинского театра, имея в репертуаре несколько ведущих партий, она согласилась на положение второй балерины. Она стала второй после Павловой. Довольно сильное испытание для амбициозной натуры. Но чего не сделаешь ради цели — стать первой?! И она стала солисткой труппы, как только Анна Павлова покинула Дягилева.

Странные отношения сложились у нее с Сергеем Дягилевым. История и здесь сыграла злую шутку. «Он нуждался во мне, а я беспредельно верила в него. Он постепенно расширял горизонты моего художественного восприятия, воспитывал и формировал мои вкусы и взгляды — и все это без показных нравоучений, проповедей или философских речей. Несколько слов, брошенных им как бы мимоходом, словно луч света, вырывали из мрака ясный образ или новую концепцию.

Именно эти беспорядочные и случайные уроки и подходили больше всего моему образу мышления: рассуждения и логика не оказывали на меня никакого воздействия — чем больше я рассуждала, тем бледнее становился образ, который я старалась раскрыть. Мое воображение разыгрывалось от легкого прикосновения к невидимой пружине, таящейся где-то в глубине души. Дягилев мог с удивительной мягкостью привести эту пружину в действие, чего я, увы, не умела делать: мой жизненный опыт был весьма незначителен, и трагические мотивы, содержащиеся в большинстве ролей, интерпретировались мною со значительной долей наивности». Да, Тамара Карсавина обожала Дягилева, своего друга и учителя, тот платил ей той же монетой. Но вместе эти двое, при всей общности духовных интересов и взглядов на жизнь, быть не могли. Дягилев придерживался нестандартных сексуальных отношений и симпатизировал Вацлаву Нижинскому. Тамара Карсавина тяжело переживала романы Дягилева и только со временем смогла смириться с истинным положением вещей: «Любовь может быть прекрасной, независимо от того, кто является объектом этого чувства. Привязанности Дягилева были глубокими, искренними и преданными, он старался прятать их за маской пресыщенности». В свою очередь, Дягилев очень ревниво относился к попыткам примы наладить личную жизнь. Он был готов выдать ее замуж за Фокина, вопреки чувствам и обстоятельствам, лишь бы оба остались при нем. Именно он настоял на том, чтобы Карсавина покинула родину и обосновалась в Париже. Только после смерти Дягилева Тамара Карсавина смогла выйти замуж. Брак был основан на взаимной симпатии двух одиноких людей, однако о любви и страсти здесь речи не шло. Просто взаимовыгодный союз. В 1929 вместе с супругом-дипломатом переехала в Лондон. Спустя два года на балетных выступлениях пришлось поставить крест: возраст, положение мужа, отсутствие предложений. Но и здесь счастливая звезда не покинула русскую жар-птицу. В 1930 году Тамара Карсавина заняла пост вице-президента Королевской академии танца в Лондоне и стала одним из самых значимых балетмейстером в столице Англии. Благодаря ей, англичане увидели бессмертные балеты Михаила Фокина.

В детстве она мечтала стать жрицей искусства, ради этой цели она отказалась от многих женских радостей и удовольствий — любви, домашнего уюта. Стоило ли это того? Кто знает, но все же русская жар-птица была счастлива.

 

 



Анастасия Монастырская

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.