Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Инна Шлионская: радуюсь любой человеческой удаче

У Инны Лазаревны феноменальная память на лица, если она видела человека хотя бы один раз в жизни – это лицо в ее личном фотобанке навсегда. Профессия кастинг-директора –  постоянный, сложный труд: сниматься в кино хотят все, а ежедневно иметь дело с тонкой актерской амбициозной психикой подчас почти невыносимо. Но, как ни парадоксально, в Петербурге нет актера, который бы не знал и не любил бы Инну Лазаревну Шлионскую.

– Есть ли у вас какая-то своя, личная методика подбора актера на ту или иную роль?
– Методика очень проста. Я вечером беру в одну руку сценарий, в другую – карандаш и начинаю читать. Если  перед моим мысленным взором встает актер и я слышу интонации, с которыми он произносит текст,  то я сразу же делаю пометки на полях, куда вношу его имя. Но это совершенно не значит, что я тут же звоню пятнадцати актерам, подходящим, по моему мнению, на эту роль, и приглашаю на кастинг. Я стараюсь беречь артистов от таких стрессов, поэтому какое-то время я брожу, думаю, терзаюсь. Когда мысленно останавливаюсь на одном, взвешиваю до миллиграмма. Исключение составляют только артисты на главную роль.

– Вам, похоже, часто приходится брать на себя неприятный труд – сообщать актерам, не прошедшим отбор, плохие новости…
Да. Именно поэтому я никогда ничего лишнего не обещаю! Но уж если я что-то сказала, то всегда сдерживаю свое слово, тут уж, будь любезна, вывернись целиком наизнанку. Артисты это знают. Я честно очень расстраиваюсь, если артист – в самую мишень, но по каким-то причинам на роль утверждают другого. Тогда я не считаю за труд позвонить и сказать, что безумно переживаю. Я  никогда не расскажу артисту ничего «закулисного»: почему да из-за чего взяли другого, как я боролась за него, говорю только: «Пожалуйста, не теряй надежды, все равно мы войдем с тобой в большие роли».

– А как вы ищете актеров?
– В театр хожу, как ни странно. На экзамены в Академию театрального искусства. 

–Бывало ли так, чтобы вы просто подошли на улице к прохожему и предложили в кино сняться?
– Да, бывало.

– Подходите и предлагаете? И они соглашаются?
– Ну, я, конечно, напускаю на себя вид очень занятой и слегка равнодушной особы: мол, вы тут решайте пока, придете вы на пробы или нет, а мне некогда с вами болтать, вот моя визитка. Приходят! Иногда такие потрясающие оказываются актеры!

– А по какому критерию можно определить  потрясающего актера в человеке с улицы?
– А вот мы с ним садимся и я, допустим, прошу его прочитать мне кусочек из сценария – тот, который ему положен, по предполагаемой роли. Я вижу, что это органично, значит хорошо.

– В смысле?
– Понимаете, если он читает за бандита, то  должно быть ощущение, что я разговариваю с бандитом. Я не должна видеть в нем ни актера, ни человека с улицы. Особенно хорошо бандита, конечно, сыграет человек, который бывал в таких кругах. Наличие криминального прошлого совсем не обязательно, но он должен представлять, что он говорит.

– А какое кино вы сами любите?
– Сентиментальное! Старое доброе чувствительное кино: из самых известных – «Римские каникулы», например.  Когда вокруг творится сплошной «пиф-паф», дома хочется чего-нибудь очень за душу берущего.

– Я знаю, вы балерина… Это помогает понимать лучше актеров?
– Да, пожалуй. Когда я танцевала, у меня была такая же психология, как у артистов. Точно так же я прибегала и, затаив дыхание, смотрела  в актерское распределение. И я помню это чувство – когда назначают другого актера на ту партию, которую ты бы хотела станцевать. Поэтому я  так хорошо понимаю артистов.

– А у вас была эта «актерская зависть»?
 – Один мудрый известный педагог, Лидия Михайлова Тюнтина (в прошлом солистка императорского театра) говорила нам: «Я не могу запихнуть вас  в один концерт, не могу дать вам станцевать все. Но! Если танцует твоя одноклассница – приди, пожалуйста, помоги ей, сама застегни ее костюм на удачу, на счастье». И она же  сказала золотые слова: «Девочки, вы выходите из этих стен в большой мир. Я хочу дать вам одно- единственное напутствие: вы должны жало зависти вырвать из себя с корнем. Вы будете плохо выглядеть, это будет разрушать вас и…  вам это невыгодно! Вы погасите тот свет, который горит сейчас внутри вас». Я запомнила это на всю жизнь. У меня, поверьте, всякие были времена, но зависти никогда не было. Я радуюсь любой человеческой удаче.

– Артистам удается внушить такой же подход?
– Артисты поражают меня в этом смысле: я часто слышу от них восхищение коллегами. «Вот вы были на том спектакле? Видели, как классно он сыграл?!» Я молчу, улыбаюсь, но про себя думаю: «Ну какой же ты хороший!» Или даже звонят и просят за друзей, что вот, мол,  хороший актер, но не снимается…

– Вас наверняка донимают родственники или знакомые с просьбой пристроить «ну очень талантливого человека»?.. Потом еще и обижаются?..
– Бывает. Ну так и что же плохого? Пусть несут фотографии, я же предупреждаю: я ничего не обещаю. У меня лучшая подруга – актриса, и она довольно редко снимается в картинах, над которыми я работаю. Все знают, когда типаж в кино под определенного актера есть – я всегда позову. Если человек подходит – мы его снимем в кино, не подходит – не снимем. Какие обиды?

– Я несколько раз слышала от разных людей: «Инна Лазаревна – это не просто кастинг-продюсер, это родной всем актерам человек» или «Никто так не относится хорошо к актерам, как она». Скажите, у вас ведь достаточно доверительные отношения с актерами?
– Я просто их очень люблю. Правда.

– Но вы строгий босс?
– Я не считаю себя боссом! Даже не пишите это слово применительно ко мне, пожалуйста! Я терпеть не могу слово «босс». Я работаю с людьми, которые мне помогают, скажем так. Мы все в одной упряжке. Это взаимопонимание.

– Для того чтобы справляться с вашей работой, наверное, необходимо быть хорошим психологом и иметь… чутье на людей?
– Какой уж там психолог. Я иногда и психотерапевт. Они много рассказывают о своей личной жизни, о творческих неурядицах. Однако это всегда во мне умирает. Ох, я знаю столько тайн! Будут меня каленым железом пытать – я никому никогда не расскажу, а если услышу со стороны, то очень сильно удивлюсь.

– А вас не утомляет эта сверхурочная деятельность?
 – Нет, не утомляет. Я же сказала, что люблю их, люблю очень сильно. Когда ты любишь, тебя ничего не утомляет. Если нет любви – нет никакого счастья.

– Вы выглядите  счастливым человеком.
– Счастливая жизнь – ну вот была до сей секунды, по крайней мере (смеется). Сейчас я живу сегодняшним днем, пью жизнь маленькими глоточками. Я выкупана в любви с детства: родители, потрясающие друзья, мужчины. Мне попадались удивительные люди: Бог не пропустил мимо меня ни одного хорошего человека, были и плохие – никогда не было середины. Я люблю людей. Знаете, у меня есть даже выражение «Мое новое человеческое увлечение».

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.