Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Анатолий Равикович

Анатолий РавиковичПетербургский актер Анатолий Равикович написал чудесную книгу воспоминаний, за что отдельное спасибо его супруге, актрисе Ирине Мазуркевич. Почему ей? Анатолий Юрьевич признался, что книга появилась именно по настоянию жены, мол, она твердо сказала ему: «Пиши!» Название немного провокационное «Продолжения не будет».

 − Анатолий Юрьевич, в одном из ваших интервью вы утверждаете, что прежде были Доном Жуаном…
− Неправда! Там про меня было написано «дамский угодник», а это совсем другое.  Дон Жуан − тот, кто покоряет женщин, а мне просто очень нравилось женское общество. А я часто влюблялся, и это всегда давало мне мотивацию − я старался быть остроумным, интересным, все это волновало кровь. А Дон Жуан – другой человек, роковой, при виде которого женщины падают в обморок или бегут за ним на край света!

− Если вы дамский угодник, то, вероятно, сумели разгадать женскую натуру?
− Единственное, что я понял в этой игре «мужчина – женщина», что женщину надо удивить. Она всегда реагирует на нечто необычное в человеке. Почему многие красавицы любят уродов или стариков? Потому что находят в них что-то неординарное!

− Например, симпатичная девушка любит старца за его необычайно большой капитал…
− Не будем брать крайности! В истории и литературе есть примеры. Отелло и Дездемона. «За что младая Дездемона Отелло любит своего?» Перед ней был человек, который ее удивил − своей судьбой, своими страданиями. Мужчина, наоборот, никогда в жизни не полюбит некрасивую, старую женщину! Разве что он ненормальный какой-то… Для мужчины в избраннице прежде всего важны красота, женственность, нежность. Сама женщина может быть кем угодно, например, работать официанткой в кафе, но, как я уже говорил, ее нужно удивить. Женщины любят не каждого.

− Чем вы удивляли женщин?
− Я вам лучше расскажу один анекдот, хотя на самом деле это жизненная история. Был такой композитор: роста он был маленького, рыжий и жутко некрасивый еврей. Глаза у него к носу сходились. Но этот маленький еврей имел безумный успех у женщин. У него все спрашивали: «В чем дело, почему ты имеешь такой успех?» На что он отвечал: «Вы знаете, мне бы их только до рояля дотащить!» А на рояле он импровизировал, и пел так, что женщины не могли устоять, потому что он делал это талантливо.

− Женщины, которые не имеют отношения к актерской среде, думают, что мужчины-актеры все время играют и верить им нельзя…
− Все зависит от человека. Артистам, конечно, свойственно что-то павлинье: они любят «распушить перья», часто смотрят на себя в зеркало, но сказать так обо всех нельзя. Что касается меня, то еще с институтских времен благодаря нашим мастерам, которые заставляли нас читать книгу К. Станиславского «Моя жизнь в искусстве», я усвоил формулу, что надо любить искусство в себе, а не себя в искусстве.

− Как вы ее объясняете?
− Она означает, что ты не должен заниматься оценкой себя и восхищаться собой. Твоя задача −  выполнять те творческие задачи, которые перед тобой стоят.

− А вы сами когда-нибудь восхищались актрисой настолько, чтобы повесить ее портрет на стену?
− Нет, но когда мне было лет семнадцать, я посмотрел фильм, который назывался «Дайте мужа Анне Дзаккео». Главную роль в нем играла итальянская актриса Сильвана Пампанини. Я влюбился по уши…

− Блондинка?
− Нет, брюнетка, и сюжет фильма очень простой: за девушкой ухаживал один человек, она его полюбила, он ее бросил, и она не смогла выйти замуж снова  −  строгие нравы Италии, родился внебрачный ребенок… Когда в фильме была сцена совращения этой бедной девушки, я так проникся, что не помня себя вскочил во время сеанса и даже что-то выкрикнул – так мне хотелось ее защитить! А портретов на стену я не вешал. Этим больше девушки увлекались, у моей жены Иры, например, в юности была целая коллекция фотографий актеров.

− Потом вам нравились девушки, похожие на Пампанини?
− Нет, потом я любил только блондинок, видимо, потому, что сам брюнет.

− Недавно вышла ваша книга воспоминаний. По какому принципу вы ее заполняли и какими историями?
− В январе этого года у нас с Ириной была круглая дата – тридцать лет совместной жизни. Мы объяснились под Старый Новый год, 13 января 1978 года, и за эти 30 лет я рассказал ей много историй. Я вообще рассказываю много историй, люблю поболтать, и она не первая, кто мне говорил: «Садись и записывай на бумагу!» Я долго отмахивался, потому что мне сложно было представить себя в роли человека пишущего − последний раз я писал изложение в восьмом классе. Но как-то Ира читала воспоминания Михаила Михайловича Козакова (он подарил мне свою книжку) и говорит: «Все, покупаю тебе амбарную книгу − и ты начинаешь писать, по странице в день!» Сказано это было твердо, и я согласился. Плана у меня никакого не было. Да и какой может быть план? Берешь и пишешь, начиная с рождения, все, что помнишь. Нудные вещи я не записывал и не относился к своим мыслям слишком серьезно, поэтому моя книга – не протокол, и на нее вряд ли можно ссылаться в смысле хронологии. Однако общее ощущение от жизни там передано, хотя я чувствую, что книга абсолютно субъективна, с эпизодами, выдранными из контекста. Получилось что-то вроде прогулки по биографии, с остановками на каждом углу, или не на каждом… В общем, так: понравилось, встал, задрал голову кверху, что-то вспомнил и пошел дальше…

Беседовала Марианна Николина

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.