Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Счастливое исключение из правил

служебный роман Ивана Саутова и Ольги ТаратыновойОни в этом не признались, но, наверное, их роман развивался, как в рассказе «Биржевой маклер» О´Генри. С той только разницей, что ОНА была занята не меньше, чем ОН, и, скорее всего, наши герои в череде дел и сами не заметили, как полюбили друг друга, а когда опомнились, было уже поздно. Любовь поймала их в свои сети, и служебный роман Ивана Саутова и Ольги Таратыновой перерос в двадцать лет прочного брака…

-    Ольга Владиславовна, каково супруге мужчины, который работает почти 24 часа в сутки?
-    О. Т.: Нормально! (Смеется.) Я думаю, что это общая женская судьба, и естественно, что какие-то вопросы мне приходится решать самой. Конечно, самые важные решения мы принимаем вместе. Жаль, что ребенок скучает по папе… Ну ничего (вздыхает). Большинство из нас выросли в семьях, где родители много работали. Например, у меня мама возвращалась домой в десять часов вечера. Что было делать, бабушки воспитывали… У нас папа – центр семьи, поэтому мы все понимаем и не обижаемся. Дело даже не в том, что он очень много работает. Он часто уезжает из города, в командировки ездит, и психологически это довольно тяжело.

-    Обычно у мужчин-лидеров, таких как Иван Петрович Саутов, за редким исключением, незаметные жены-домохозяйки. Ваш супруг ревностно относится к тому, что вы тоже успешная женщина?
-    О. Т.: Он очень самолюбивый человек, и в наших отношениях существует элемент если не состязания, то некоторого наблюдения с его стороны за моей карьерой. Хотя на самом деле я чувствую, что он гордится мной… Правда, иногда бывают смешные моменты. Например, однажды меня пригласили в Юсуповский дворец на какой-то прием, естественно, вдвоем с мужем. Мы пришли, а там был список с планом рассадки гостей за столами, где указали: «Г-жа Таратынова с супругом». Он так обиделся! Сказал: «Я уйду!» Я еле уговорила его остаться, и то после того, как поменяли надпись и все перепечатали. Представляете, он, Иван Саутов, директор Екатерининского дворца, музея-заповедника, известнейшая личность, почувствовал себя «супругом Таратыновой»! (Смеется.) Хотя я все время нахожусь в подобной ситуации…

-    Если судить по вашему отношению к работе, то наверняка вы были очень требовательны в выборе партнера для брака?
-    И. С.: Я требователен к себе, а Ольгу я подчинил (смеется), и она уступила моим требованиям. Что касается брака, то все-таки я старше и, когда мы встретились, был более умудренным и опытным, исходя из тех жизненных коллизий, в которых оказывался. Я больше сталкивался с людьми, имел богатый опыт общения с теми, кто старше меня. Мне повезло с учителями, детским садом, школой – у меня преподавали учителя, которые учили и моих родителей, тетушек, дядю. Это были женщины, не создавшие своих семей, так называемые синие чулки, которые жили на служебной площади при школе, и все свои любовь, талант, нежность и знания отдавали нам.

-    Вам нравятся женщины такого типажа, «синие чулки»? Женились бы на такой?
-    И. С.: (пожимает плечами) Не знаю, жизнь по-разному складывается, и всякое могло быть… Вообще-то я по жизни – педант, Дева по гороскопу, и у меня так заведено, что и на работе, и в семье я должен не глядя протянуть руку и заранее знать, что там лежит вещь, которую я туда положил. У каждой вещи должно быть свое место. Это все систематизирует и очень помогает в жизни. Но если необходимой мне вещи нет на месте, то…

-    Что происходит?
-    И. С.: Раздражаюсь! (Улыбается.) Можно даже сказать, что меня бесит, когда мои девочки (жена и дочь – Анастасия, девять лет. – Прим. авт.) что-то берут и не кладут на место!

-    О. Т.: Мы оба – Девы, с разницей в два дня. Я родилась14-го, а муж – 16 сентября, и поэтому у нас подход по многим вопросам одинаковый. Мы оба немного зануды и любим, чтобы все было в порядке, как все Девы. Но Иван Петрович Дева в квадрате, или даже в кубе, потому что, если он привык, что у него ножницы лежат на одном месте двадцать лет, то они там и должны лежать, или полотенце на кухне… Обязательно должно висеть на своем месте!
-    И. С.: Это я приучаю их к порядку, а меня, наверное, родители этому научили. Мама была великолепной хозяйкой, хранительницей очага, а отец – военный, жестких правил, строгий и требовательный. Видимо, я в него такой аккуратист. Я вырос на даче родителей, где по Тосненской дороге на Москву, в южном направлении, у них были большой участок и хороший дом. Отец, Петр Петрович Саутов, всегда очень любил и до сих пор любит эту дачу. Какой у него был порядок на участке! Я подшучивал над ним, говорил, что там надо снимать передачу «Сад-огород». Отец сажал морковку, редиску, вбивал колышки и натягивал веревочки, как по линейке. По этому огороду было приятно ходить – просто произведение искусства! Тогда я этого не понимал и меня это раздражало, потому что я должен был во всем ему помогать. Представляете, друзья подъезжают на велосипедах: «Ваня, поехали на озеро купаться!» А я отвечаю: «Не могу, у меня еще столько дел…» (Вздыхает.) Можете себе представить, мне было 15−16 лет, и так хотелось с девчонками покупаться и поваляться на пляже, но… Отец давал мне задания: это прополоть, то полить, там вскопать! Порядок на даче у отца был идеальный. Иногда я посмеивался над ним, потому что урожай не всегда соответствовал затратам, и говорил: «Папа, ты вскапываешь поле, сажаешь мешок картошки, все лето пропалываешь, окучиваешь, поливаешь, а осенью… опять снимаешь мешок картошки?! Зачем, если в магазине ее можно купить по десять копеек за килограмм? Нужно ли так тратить силы?» В советские времена даже молодая картошка стоила относительно недорого − около 20−30 копеек. Теперь я понимаю, что ему был важен не результат, а процесс, он получал удовольствие от работы. До сих пор вожу его летом на дачу:  ему 85 лет, ходит с палочкой − ноги отказывают (он прошел всю войну − с первого до последнего дня, был ранен), но в огороде порядок, а отец сидит на табуреточке и пропалывает! (Улыбается.)

-    Вы сохранили любовь к дачным работам?
-    И. С.: Нет! (Смеется.) Десять лет назад мы в очередной раз приехали на дачу к моему приятелю − за Выборг, в погранзону, а он говорит: «Вань, рядом есть участок, и мне так хочется, чтобы ты был моим соседом! Покупай дачу!» Ольга его поддержала, но, честно говоря, мне это авантюрой показалось. Представляете, ездить по три часа на машине туда и обратно! Даже сейчас, с появлением «Скандинавии», это долго… Но я уступил. Сейчас, конечно, не жалею − места божественные! На берегу Финского залива, тишина, покой, и, что самое главное, я переманил туда многих своих друзей, которые за мной потянулись. Там теперь целый анклав моих приятелей проживает, и летом мы собираемся большой дружной компанией. Правда, иногда мне хочется бросить все, выключить на неделю телефон и никого не видеть и не слышать, но не получается. А вообще-то я очень компанейский человек, люблю застолья, принимать друзей, готовить…

-    О. Т.: Да, он очень любит готовить, и делает это хорошо, хотя это общая ситуация во многих семьях, когда мужчина готовит по каким-то эксклюзивным поводам − встречая гостей, когда хочется блеснуть, сделать что-то исключительное…
-    В одном из телевизионных интервью Иван Петрович очень профессионально рассказывал, как он смешивает фарши для котлет…

-    О. Т.: Котлеты ему всегда удаются. На даче мясо жарить? Конечно Ваня!  Он маринует, жарит, и ему это доставляет большое удовольствие. Вообще он хороший повар, у него есть какое-то интуитивное чувство, что добавить, как посолить. В целом мужчины лучше готовят, чем женщины, потому что женщины делают это ежедневно или несколько раз в неделю, а мужчины − по особому поводу, с вдохновением, в ожидании похвал… Это проще, чем готовить все время.
-    Иван Петрович покорял вас кулинарными изысками?

-    О. Т.: Да, но в первую очередь покорил мою маму, потому что он приходил к нам и домой и готовил. Мама была в восторге!
-    Стратег - подошел с тыла, к теще, наглядно показав, что ее дочь будет в надежных руках!

-    О. Т.: (улыбается) Да, очень тонко… Я всегда говорю Ивану Петровичу, что если бы он не был директором заповедника, то мог бы стать отличным…
-    Поваром?

-    О. Т.: Нет, мелковато! Креативным директором ресторана, или даже нескольких, и они бы при нем хорошо развивались. Он очень хороший управленец, церемониймейстер; знает, как принять любого гостя.
-    Известно, что Иван Петрович снимался в кино, вы вместе в кадр не попадали?

-    О. Т.: Нет, да мне как-то и не предлагали. Для этого, я думаю, надо иметь особый эмоциональный склад характера. Иван Петрович снимался у Никиты Михалкова, но тогда мы с ним еще не были знакомы. Позже он снова был консультантом в кино, и я сама посоветовала ему сняться. Он не хотел, но я настояла, потому что мне кажется это важным и интересным. Такой запоминающийся эпизод в жизни!
-    И. С.: С Никитой Михалковым  в первый раз мы увиделись  1974 году. Он приехал снимать фильм «Обломов», и ему на Мосфильме мой приятель посоветовал обратиться ко мне, сказав, что я помогу найти интерьеры, соответствующие эпохе ХIХвека. Никита взял меня на фильм консультантом, мы подружились, и где-то через месяц съемок он сказал мне: «Ваня, мы должны с тобой сняться в эпизоде!» Я стал отнекиваться, мол, я консультант и, хотя играю в самодеятельности – был уже и Петром I, и Распутиным, но это художественный фильм! Но Михалков уговорил…

-    Каким образом?
-    И.С.: (смеется) Сказал: «Ваня, представь, как мы потом с тобой на себя молодых посмотрим!» Через десять лет он приехал снимать «Очи черные», где я тоже снялся в эпизоде (показывает фото). С кем только не снимался и не фотографировался! Вот (разглядывает снимок) Валентина Ивановна (В.И.Матвиенко, губернатор Санкт-Петербурга. – Прим. авт.) мне орден вручает «За заслуги перед Отечеством»… Кстати, она ведь когда-то спасла меня.

-    Как это произошло?
-    И. С.: Это был 1983 год. Наталья Григорьевна Елиссеева, заместитель председателя исполкома Ленгорсовета по культуре, ушла на пенсию, и на ее место заступила Валентина Ивановна, секретарь Красногвардейского райкома партии. Сразу же из отдела кадров ей принесли распоряжение о моем увольнении…

-    За что вас увольняли?
-    И. С.: За бракоразводный процесс (именно в этот момент И.П. Саутов разводился с женой. – Прим. авт.)! Поскольку я был номенклатурным работником, в должности начальника КГИОП, то увольнения было не миновать. Тогда, после того как меня уже «разобрали» на райкоме, горкоме и обкоме, я с нервным срывом попал в больницу. Валентина Ивановна, прочитав распоряжение, которое ей принесли завизировать, и узнав причину увольнения, отказалась это сделать: «Он мой подчиненный, и пока я его не увижу и сама не задам ему вопросы, визировать не буду!» Я этого, конечно, не знал, и когда мне в больницу позвонил ее секретарь и пригласил на прием, подумал: «Так, новая начальница пришла и тоже хочет меня пропесочить!» Выписался из больницы, приехал, а она говорит: «Иван Петрович, как на духу, расскажите все о себе…» Больше часа я рассказывал ей всю свою семейную историю, и потом, к счастью, с ее легкой руки все наладилось…

-    Иван Петрович, судя по всему, склонен к порывам и человек страстный, если на пути к вашему браку преодолел такие преграды?
-    О. Т.: Да, я даже храню некоторые его записки. Сейчас мне кажется, что они  − точно отрывки из какого-то романа, переписанные от руки. Любопытно и приятно их перечитывать…

-    Надо выяснить, может, и правда из романа позаимствованы?
-    О. Т.: Нет (смеется), там есть шероховатости, которые с головой выдают натуру Ивана Петровича, так что в его авторстве я не сомневаюсь. Он ведь был моим начальником. Служебный роман…

-    В современной России везде проникает дух американской корпоративности, где нет места служебным романам…
-    О. Т.: На самом деле служебный роман это плохо, и мое отношение к ним и тогда, и сейчас отрицательное. Они редко кончаются хорошо, и наш случай − скорее исключение, чем правило. Счастливое исключение из правил.

-    Каков ваш рецепт семейного счастья?
-    О. Т.: Толерантность.
-    И. С.: Доверие друг к другу, уважение. Помню, еще в школе я получил в подарок офорт, на котором были написаны слова Шекспира: «Своих друзей, их дружбу испытав, прикуй к себе стальными обручами». Этому принципу я следую и в жизни. Действительно, надо доверять людям и видеть в них хорошие черты, которые ты хотел бы видеть в себе. Я очень люблю детей, их у меня трое – Илья, Катя и Настя. Хотелось бы еще. Пытаюсь уговорить жену, но она отвечает: «Ваня, в предпенсионном возрасте не рожают, угомонись!» Но я надеюсь, что это не окончательный ответ…

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.