Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Образ будущей любви

Кирилл ЛавровРубрика «Альбом» −  этo проект по мотивам выставки Ядрана Шетлика «Лица России». Это галерея парадных портретов людей, о которых смело можно сказать, что они – выдающиеся личности нашего времени. Начинаем мы с портрета великого петербургского актера и удивительного человека, Кирилла Юрьевича Лаврова. О своем отце рассказывает дочь Кирила Юрьевича -  замечательная актиса Мария Лаврова.

У отца была удивительная способность. Он был настолько органичен от природы, что всегда на фотографиях выходил очень естественным. И в кино как-то так получалось – он ничего никогда не показывал, не демонстрировал. Он мог быть естественно обаятельным. Это было природное обаяние, от самого папы, кстати, не зависящее. Абсолютно. Его Господь наградил этим качеством.
Он был открыт от природы, и я не припомню фотографий, где бы он специально позировал. Он вообще никогда не позировал, и я в этом ему даже немного завидовала и подглядывала, как это он на фотографиях так естественно выходит? Так я этой тайны и не разгадала… Может быть, ее и нет?

Для меня в детстве было безумным счастьем, когда находилась минутка, чтобы провести время вместе. А тем более куда-то пойти или поехать, что-то сделать вдвоем, потому что он был очень занят. Любое совместно проведенное время было подарком.
Сейчас я понимаю, что это была необходимость. Он же не мог бросить работу и сидеть с детьми! Поэтому я совершенно спокойно отношусь к этому, без обиды. Значит, так и должно было быть… Это и не хорошо и не плохо, а данность: он зарабатывал деньги для семьи.

Я слышала, что женщина выбирает себе мужа, в чем-то похожего на отца, по образу и подобию. Мне всегда казалось, что мой муж улыбается так же, как папа, хотя все говорят, что внешне они совсем не похожи. Хотя, наверное, люди влюбляются по каким-то другим законам, то есть я думаю, сначала я влюбилась в будущего мужа, а потом уже мне стало казаться, что он похож на еще одного любимого человека.
Мужчина-актер − это «особая статья». Я мало лестного могу сказать о мужчинах этой профессии, но папа в этом смысле был совершенно другим. Тех черт, что мне не очень нравились, и которые я встречала у других артистов, папа был лишен. Думаю, что он был достаточно редким экземпляром мужчины-актера. Он был исключением.
Отец был очень надежным человеком. Мама, я помню, говорила, что на него можно положиться, а для нее в семейной жизни это было очень важно. Как в любой семье, у них могли быть ссоры по каким-то житейским мелочам, но папино качество надежности мама всегда ценила. А это важно, если даже жена говорит о том, что в какой-то критической ситуации муж не подставит и не бросит…
Вообще он был очень разный. Мог быть жестким, и в то же время любил меня и брата, обожал свою внучку. При виде нее он буквально таял и терял контроль над собой, и был замечательным дедом, баловал ее так, что иногда я даже вступала с ним в дискуссию по этому поводу. Он соглашался, а потом снова поступал по-своему…

Отец никогда не давал мне никаких советов и не читал моралите. Даже наоборот, я, особенно в последние годы, сама хотела каких-то напутствий − в жизни, в профессии. Но он всегда как-то умудрялся уходить от прямых наставлений. В общем, как такового совета я не получила. Другое дело, что я всегда смотрела на него, и какой-то определенный критерий для жизненных ситуаций у меня возник. До сих пор я думаю: «Папа, наверное, поступил бы так». Эти схемы поступков сформировались у меня исключительно за счет того, что он был рядом.
Профессиональных наставлений он мне не давал. У него не было театрального образования, и он считал себя самоучкой. Поэтому давать какие-то советы считал себя не вправе. Хотя, впрочем, иногда что-то советовал, но эти случаи можно по пальцам пересчитать. Один-два раза. Он всегда говорил в общем: нравится − не нравится. Обычно было больше слов по поводу спектакля в целом, а не конкретно моей работы. Хвалил тоже не часто, и опеки особой не было. Всегда был очень строг и боялся, что его упрекнут в том, что он создает какие-то особые условия для дочери. Из-за этого иногда он был принципиально излишне строг ко мне.
Он был уверенным в себе, человеком поступка и решения. Он мог совершать поступки и принимать серьезные решения в своей жизни. Мой переход из ТЮЗа в БДТ из разряда таких поступков. Решительность − отчасти та черта, которую я переняла от него. И еще он называл себя «самогрызом», это я тоже унаследовала – люблю покопаться в себе, проанализировать, «погрызть».

Папа был простым человеком. Внешне всегда казался абсолютно индифферентным к каким-то похвалам или, наоборот, ругани, особенно, касательно театра, но на самом деле всегда очень переживал из-за любой критики. И в свой адрес, и в адрес театра. Он был неравнодушен к критике вообще, как любой актер, хотя внешне могло показаться, что ему все равно. Критика могла сильно ранить его, и он мог помрачнеть на несколько дней…
Может быть, он шутил, но всегда почему-то говорил про себя: «Я – ленивый!» Я про него никак не могу этого сказать, но сам про себя он это говорил, хотя очень многое умел делать. Отец окончил авиационную школу, был механиком. Во время войны работал на заводе, и у него были определенные навыки в столярном и слесарном деле. Например, он мог все что угодно починить. Иногда я думала, что попрошу его починить какую-то вещь, но, наверное, это невозможно… А через какое-то время смотрю − чего-то придумал! Не многим мужчинам-актерам это свойственно.
Вокруг него, конечно, было очень много народу, очень… У него была масса знакомых и тех, кто считал его своим другом. Но сам он, хотя и был открытым человеком, близко подпускал к себе очень немногих.

Актеры редко дружат друг с другом, но папа дружил с Михаилом Ульяновым. У них была дружба платоническая какая-то. Ульянов жил в Москве, папа − в Петербурге, и они не так часто встречались, но духовная связь между ними была. Было братство какое-то, которое возникло во время съемок фильма «Братья Карамазовы». Они сыграли там братьев, и потом так друг друга и называли − брат Митя и брат Иван.
Ушли они один за другим. Есть в этом какая-то мистика. Конечно, папа очень переживал, когда Ульянова не стало. Он уже был сильно болен, но все равно поехал на похороны. Не мог не поехать.

Отца уважали при любой власти. Видимо, из-за того, что он был самодостаточный, такой, какой есть, никогда не подхалимничал. Думаю, поэтому его к себе приближали и избирали на разные ответственные посты. Он был каким-то, знаете, гарантом честности. А это всегда приятно, любой власти…
Он обожал футбол. Это была любовь, пронесенная через всю жизнь. Сейчас в память папы проводится футбольный турнир, но эта традиция дружеских матчей возникла в театре давно. Помню, я была еще маленькой, когда встречались сборные «Вечерки» − газеты «Вечерний Ленинград» и БДТ. Наверное, когда инициатива увековечить память таким образом исходит от людей, это здорово. Если бы было что-то искусственно придумано, мне кажется, папа бы этого не поддержал. Еще есть театральный фонд, который теперь носит его имя. Папа был его председателем, и он был создан при большой инициативе отца.

Каждое время рождает своих героев, но есть такие киноактеры, в которых влюбляются все новые поколения девочек. Это фантастическое явление. Я, например, когда-то была влюблена в Николая Рыбникова и с удивлением узнала, что он нравится и моей дочери! Такое отношение может появиться только в случае, если артист как мужчина излучает нежность, доброту, силу, и за таким не страшно пойти на край света. Потом, впоследствии эти девочки выбирают своих будущих спутников, ориентируясь в какой-то мере на этот экранный эталон. Думаю, что мой отец, Кирилл Юрьевич Лавров, является одним из таких эталонов…

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.