Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Юко Кавагути: восходящее солнце на петербургском льду

Юко КавагутиОчаровательная и хрупкая Юко только кажется беззащитной. Фигуристка с детства усвоила, что успех достается ценой невероятных усилий и жертв. Японской девушке с ранней юности пришлось стать космополитом и научиться жить вдали от семьи. Она уже привыкла полностью отдаваться спорту и жить ради грядущих побед. В ближайших планах Юко – выиграть золото на Олимпиаде.

−  Юко, в Петербург вы приехали уже не из Японии. Расскажите, куда вы уехали из дома и как все-таки оказались в России?
− У меня не было плана покорения мира. Я занималась фигурным катанием у себя на родине и однажды увидела по телевизору Елену Бережную и Антона Сихарулидзе… И влюбилась в них. Я поняла, что хочу кататься так же. Тогда и узнала, что их тренирует Тамара Москвина. Послала ей факс, и она ответила… Первый раз мы встретились в Америке – тогда Москвина жила там. И я стала у нее тренироваться. Потом сказала, что хочу попробовать парное катание, и через год у меня появился партнер из России – Александр Маркунцов. Мы встретились тоже в Америке. Четыре года катались за Японию: завоевали серебро юниорского чемпионата мира. Потом Тамара Москвина вернулась в Петербург, и я приехала сюда с ней.

−  Какое-то время вы тренировались у Великовых…
− Да. Дело в том, что Великовы тренировали моего нынешнего партнера – Александра Смирнова. Мы тогда только начали кататься вместе. Но потом уже вместе перешли к Москвиной, то есть я-то просто вернулась к своему тренеру; в общей сложности я прокаталась  с Тамарой Москвиной 8 лет.

−  Сложно было начать кататься в паре? Что стало самым трудным?
−  Привыкнуть кататься не по отдельности, а вместе. Одиночники катаются так, как хотят, а здесь надо все время оглядываться на партнера, выполнять все элементы в одном с ним ритме.

− Но преимущества у парного катания есть? Что нравится больше всего?
− Выбросы. Это возможно только в парном катании.

− А во сколько лет вы впервые встали на коньки?
− В пять. Причем совершенно не хотела. Мама заставила. Лет до десяти я ненавидела фигурное катание: спорт требует большой отдачи и я не могла проводить время так, как мне хотелось. У всех спортсменов урезанное детство. У меня были только школа и каток. И все.

− А что случилось потом? Не жалеете, что мама сделала за вас этот выбор?
− Сейчас нет. Когда стало что-то получаться – начались прыжки, какие-то сложные элементы, – тогда стало интересно и уже хотелось участвовать в соревнованиях, побеждать.

− Чем занимаются ваши родители?
− Папа – бизнесмен, а мама – преподаватель английского языка, но она не преподает в школе, а дает частные уроки.

− А спортсмены в семье были?
− Нет.

− Тогда почему вас отдали именно в спорт?
− Маме нравилось фигурное катание, она хотела и мне привить эту любовь. Но никто и не думал, что я буду кататься на таком уровне.

− А когда пришлось оставить дом?
− В семнадцать лет.

− Тяжело было? Уехать далеко от семьи, от своей культуры?
− Я никогда не думала об этом. Я просто хотела кататься. Остальное всегда было на втором месте. Хотя ко многому я до сих пор не могу привыкнуть: я оказалась в совершенно иной среде, но мне это не мешает.

− Теперь, по прошествии нескольких лет в Питере, чувствуете себя петербурженкой?
− Это сложный вопрос. Я же японка, я выросла в совсем другой культуре, поэтому мне иногда трудно вписаться… Пока я просто катаюсь.

− В чем основная разница? Чего вам не хватает здесь?
− Скромности, уверенности. В Петербурге тоже люди культурные и вежливые, но по сравнению с Японией все равно другие. И привыкнуть к этому мне тяжело.

− И все-таки Петербург как-то влияет на вас? Не думаете, что, вернувшись домой, привезете с собой питерские привычки? 
− Нет. Когда я приеду в Японию, я буду жить как в Японии, так же как когда я приехала в Россию, я просто отключила все, к чему привыкла  дома. Так проще освоиться на чужой территории. Потому что если начинать все сравнивать, будет тяжело. Тогда нужно будет понять, почему что-то происходит именно так, а не как это было бы у нас. Очень трудно жить, если все время что-то критиковать. Ведь в каждой стране есть и хорошее, и плохое, поэтому я всегда пытаюсь находить только хорошее там, где мне предстоит жить.

− Уже освоились в России?
− Почти, хотя до сих пор не могу привыкнуть ко многим вещам. Иногда мне не хватает тех удобств, которые были дома. Например, не могу понять, почему на лето отключают горячую воду. В Японии такое просто невозможно. Или в магазине – выстраивается огромная очередь, а соседние кассы почему-то не работают. Еще иногда продавцы не очень вежливо разговаривают. Не понимаю почему, я же ничего плохого им не сделала…

− А чего не хватает больше всего?
− Солнца. В Японии совсем другой климат, по крайней мере там, где жила я.

− Друзья здесь появились?
− Конечно. У меня много знакомых из Японского центра – это ребята, которые изучают японский язык, японскую культуру. Также я окончила здесь Университет (факультет международных отношений), естественно, общалась с однокурсниками.

− Есть близкие подруги?
− В Японии да. А здесь… скорее хорошие знакомые. Многих я знаю не так давно, к тому же сейчас у меня почти нет времени общаться. А ведь доверие приходит со временем. К тому же знание языка все равно недостаточное, чтобы понимать абсолютно все, каждый нюанс.

− Отличаются нынешние знакомые от тех, кто остался дома?
− Не так уж сильно. Я сама со всеми общаюсь по-разному. В Питере − как с питерскими, а в Японии − как с японцами.

− А с кем из Японии поддерживаете отношения?
− Сейчас только с мамой. Ей звоню каждый день.

− В Петербург родители часто приезжают?
− Нет. Это не так просто. Во-первых, они работают. И потом, это довольно дорого. Последний раз видела родителей полгода назад, когда сама приезжала в Японию.

− Скучаете? Трудно без родителей?
− Конечно. Но я привыкла. Я даже когда жила дома, видела их не так уж часто – они очень много работают, поэтому и там, и здесь большую часть времени я все равно одна. К тому же Тамара Москвина очень обо мне заботится и  во всем помогает − не только в спорте. Она для меня уже давно как мама, и даже больше.

− Чем вы здесь питаетесь? Как вам русская кухня?
− Мне понравилась. Мне нравится все, кроме сметаны. Никак не могу к ней привыкнуть. Меня вообще удивляет, почему русские все едят со сметаной. Я не понимаю, почему  ее нужно добавлять во все блюда, ведь тогда все становится одинаковым на вкус.

− Наверное, скучаете по своей кухне?
− Нет, потому что сама готовлю. Делаю то же, что ела дома, что готовила мама.

Юко Кавагути− В японских ресторанах бываете?
− Нет. Они здесь только называются японскими и к настоящей японской кухне не имеют никакого отношения. Мне кажется, здесь очень сложно приготовить что-то традиционное для нашей кухни. Это то же самое, что готовить русскую кухню в Японии. Не получается. Наверное, влияние климата. Другие ингредиенты.

− Но вы сказали, что готовите японские блюда…
− Да. Но все ингредиенты мне присылает мама. Я получаю посылки два раза в месяц, из своих продуктов и готовлю. Но все равно это чуть-чуть другое. Например, здесь нет овощей, которые едим мы.

− А суши?
− Я вообще не понимаю, почему во всех японских ресторанах делают упор на суши… Это же не основная еда. В России почему-то считают, что мы едим их каждый день. Это не так. Суши – это праздничное блюдо. И потом. те суши, которые подают здесь, – совсем не японские. Поэтому я и не хожу здесь в японские рестораны.

− А как вы одевались в Японии? Стиль одежды здесь не поменяли?
− Нет. Я всегда одевалась так, как сейчас. Только здесь нужна более теплая одежда. У меня тренировки – мне нельзя болеть, поэтому я слежу за здоровьем.

− Как?
− Соблюдаю режим... Например, не хожу в клубы.

− А танцевать любите?
− Да. В детстве я хотела стать балериной. Мне всегда нравилось танцевать. К тому же я еще занималась музыкой. Играла на пианино. Сейчас, конечно, на это нет времени, но музыку все равно люблю.

− Какую музыку слушаете?
− В основном японскую. Хотя мне нравятся и российские исполнители, но я не помню имен.

− Как чаще всего проводите свободное время?
− У меня его почти нет. Хотя я люблю театр, хожу в Мариинский. В Петербурге прекрасный балет. Но чаще просто прихожу с тренировки, готовлю, ем и ложусь спать. А утром опять на тренировку. В выходной занимаюсь уборкой или приглашаю гостей. Еще смотрю телевизор.

− Русские каналы?
− Да. Смотрю новости. Я не все программы понимаю хорошо. Например, фильмы плохо воспринимаю по-русски. То же самое с чтением.  Газеты я читаю на русском, а книги – на японском. Русский вообще трудный, в нем очень много склонений, падежей…

− А что читаете? У нас сейчас много переводной японской литературы. Каких авторов любите сами?
− Я читаю не тех авторов, которые в моде у вас. В Японии есть и более интересные писатели.

− Сейчас у нас очень популярны программы, где известные люди встают на коньки. Приходилось смотреть?
− Да. В Японии тоже популярны такие программы. И здесь я иногда смотрю.

− Как оцениваете уровень участников?
− То, что они делают, – это потрясающе. Я катаюсь с детства и знаю, как нелегко даются многие элементы даже при многолетних тренировках. А там непрофессиональные фигуристы осваивают многое буквально за несколько дней. Это действительно здорово.    

− А сколько у вас уже побед за плечами?
− Мы только начали, какие победы? Пока мы получали только третьи места на этапах Гран-при «Кубка России» 2006 и 2007 годов и «Скейт Канада» 2007-го, потом участвовали в чемпионате мира в Токио и заняли 9-е место…

− Какие планы на будущее?
− Участвовать в Олимпиаде в Ванкувере и завоевать медаль.

− Но ведь осталось уже совсем немного времени. Вы уже готовы?
− Нет. Еще многое предстоит сделать. Нам вдвойне трудно: у нас новая пара, мы катаемся вместе всего полтора года, нас еще не знают. И технику надо подтянуть: в сложных элементах пока нет абсолютной уверенности. Но мы работаем над этим.

− Как много приходится тренироваться?
− Каждый день, кроме воскресенья. По пять часов. Тамара Николаевна ведет весь тренировочный процесс. А финансово нас поддерживает банк «Московский капитал».

− Надеетесь привезти в Россию золото?
− Конечно. Все на это надеются. К тому же я первая иностранка, которая будет выступать за Россию на Олимпиаде. Поэтому чувствую огромную ответственность. Ведь если мы откатаем плохо, зрители скажут: «Зачем она приехала? У нас много своих талантливых фигуристов». И будут правы. Я не могу их подвести.

− Часто у партнеров в парном катании складываются близкие отношения, которые нередко заканчиваются браком. Какие у вас отношения с Александром?
− У нас очень хорошие партнерские отношения. Но я бы не хотела встречаться с фигуристом. Вокруг меня и так одни фигуристы. Мне было бы интересно общаться с человеком из совсем другой области.

− Возможно, чтобы этот человек был из России?
− Я не знаю. Когда я жила в Японии, я хотела познакомиться с иностранцем – высоким, с синими глазами. А сейчас, когда я далеко от дома, мне кажется, что японцы тоже красивые. (Смеется.) Наверное, все-таки мне было бы проще общаться с японцем − хотя бы из-за того же языкового барьера.

− Когда цель будет достигнута и вы получите медаль, планируете остаться в Петербурге? Вообще, что будете делать дальше?
− Я бы хотела заниматься чем-то нужным обществу. Сейчас я только катаюсь, и в основном делаю это для себя, я получаю удовольствие. Но мне хотелось бы быть чем-то полезной другим. Я окончила факультет международных отношений. Могла бы работать в консульстве. Но пока я еще не знаю. Ближайшая цель – Олимпиада.

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.