Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Елена Ваенга

Елена ВаенгаЕлену Ваенгу не показывают по центральным каналам, но она собирает полные залы. С ней не работают московские продюсеры, но поклонники поют ее песни наизусть. Певица, поэтесса, композитор, актриса и красивая женщина, Елена покоряет все больше сердец, и не только в Петербурге.

- Елена, Ваенга – это псевдоним?
- Да, Ваенга – это название реки, на которой стоял мой дом. Я родилась на Верхней Ваенге. Фамилия у меня была самая обычная, и я не собиралась ее менять. Но так случилось: возникла ситуация, когда под своей фамилией я не имела права работать – контракт не позволял. Поэтому мне пришлось взять псевдоним – меня мама так назвала. Сейчас я уже с ним сжилась.

- В 16 лет вы приехали в Петербург. Собирались здесь учиться?
- Да, я приехала поступать в музыкальное училище имени Н.А. Римского-Корсакова. Я родилась в Североморске, в нашем поселке была только музыкальная школа. Надо было продолжать обучение, и я поехала в большой город учиться на пианистку.

- А почему не в Москву?
- Слава Богу, что не в Москву. Да простит меня Москва.

- Помните свой первый концерт?
- Я не помню даже как начинала петь, потому что пела я всегда. Сколько себя помню, я пела, танцевала, выступала. Сначала на табуретке на кухне, потом на всевозможных мероприятиях. В любой компании меня просили петь. Мне сложно выделить именно официальное выступление. Было такое количество концертов, встреч… По ощущениям, первый серьезный концерт – наверное, это был театр «Буфф».

- Свой первый альбом вы записали все-таки в Москве. Какова его судьба?
- Он там до сих пор лежит. У них все права. Знаете, как гриб, который растет, но никто не имеет права его срезать. Допустим, сейчас он стоит десять рублей, завтра уже двадцать, когда тридцать будет - тогда и срежут… Вот, наверное. и ждут. Представляете, будет потом раритет такой – первый альбом Елены Ваенги. Причем альбом хорошо записанный – на студии «Союз».

- А почему тогда не остались в столице? Ведь не секрет, что в Москве возможностей куда больше.
- Москва меня съела. Я умею признавать свои слабости. Там надо выживать. Укусят тебя один раз - ответишь, второй раз – тоже… А потом я решила, что мне и в Питере хорошо. Я не люблю, когда меня кусают: вытирают об меня ноги, клевещут. Меня пытались грязно домогаться, причем очень известные люди… Ну хоть бы делали это красиво, а то – напрямую. Неинтересно. Скучно.
По крайней мере, я могу смело заявлять: я ни с кем не переспала в своей жизни для того, чтобы заниматься музыкой. И дело не в том, что я хорошая, нет. Слава Богу, у меня была возможность делать то, что я люблю, потому что многим женщинам не повезло, им приходилось идти на компромисс. Я сейчас не говорю, плохо это или хорошо. Но я так не могу. Я такая.
Теперь все вопросы с Москвой решают мои продюсеры. Они мужики – им положено ругаться, воевать. Это не мое дело.

- Вы наиболее известны как исполнительница шансона. В нашей стране такая музыка часто ассоциируется с блатными песнями. А как вы сами определяете этот жанр? Что для вас шансон?
- Во-первых, понятие о шансоне у каждого свое. Для меня шансон – это то, что мне нравится. Я сейчас назову несколько фамилий – это не значит, что мне не нравится то, что поют другие: я не могу сейчас озвучивать бесконечный список. Для меня шансон – это Митяев, Розенбаум, Трофим, Саша Звинцов.

- А не было желания выступать в более легких жанрах? Спеть что-нибудь про цветочки, первый поцелуй?
- А у меня есть песни и про цветочки, и про поцелуй. Просто это не попса. Есть хорошие женские песни. Вот, например, что за стиль у Тамары Гвердцители? Ведь никто не назовет его попсой. Никогда. А попса имеет свои законы. И когда ее исполняют молоденькие девчонки, это нормально. Мне тяжело об этом судить, это не мое дело. Люди на этом зарабатывают. Мне легче говорить о том, что мне нравится, что я могу назвать искусством.

- Но вы ведь писали для поп-звезд, например, вашу песню исполняет группа «Стрелки»…
- Нет, у этой песни другая история. Я ничего не сочиняла специально для «Стрелок». Однажды поспорила, что смогу написать песню за 4 минуты. Вот и написала. Даже не собиралась ее никому отдавать. А потом по телевизору услышала.

- В своих интервью вы часто рассказываете, что ваши песни нередко оказываются пророческими…
- Да. Хотя чаще я пишу постскриптум, но бывает и такое, что о чем-то споешь - и это начинает происходить.

- И ведь пророчества не всегда приятные. Не возникало желания писать только о хорошем, попытаться с помощью музыки сконструировать свою жизнь, сделать ее идеальной?
- Не пишется. Все, что я пишу, приходит само по себе, независимо от меня. Это как у художника: его волнует какая-то тема, он начинает писать, а в процессе это трансформируется во что-то другое. Я не говорю, что я медиум, я не больной психически человек. Просто у меня появляется  мысль и складывается в стихи. С одной стороны, мысли мои, но в то же время это что-то свыше. Здесь есть Бог, и это неоспоримый факт: кого-то он наделяет умением так жарить котлеты, как этого не делает никто, или делать стрижки… Понятно, что человек учится, но учатся все, а мастером становится один. Это дар. Вот у меня дар поэтический.

- Вы рассказывали, что однажды ваша песня спасла человека от самоубийства. А вообще чувствуете ответственность за своих слушателей?
- Да, конечно. У меня был хороший педагог по литературе, который объяснил, что слово – это сила. И мама всегда учила: надо соображать, что говоришь. Если ты становишься публичным человеком, то должен понимать, что твое слово идет в массы. Это касается и журналистики, и литературы. Искусство ведь может быть как врачевательно, так и опасно губительно. А если ты не берешь на себя ответственность, значит, сиди дома, читай книги, работай на своей работе и приноси пользу обществу.

- Елена, у вас же еще и актерское образование, были театральные роли… Хочется вернуться в театр?
- Нет. Сейчас поясню. Я не хочу служить в театре, быть в труппе. У меня нет на это времени, потому что быть в театре означает быть там 24 часа в сутки и служить. По-другому невозможно. Есть актрисы, которым удается совмещать это с семьей: если есть только дом и театр. Но музыки уже не будет. В сутках 24 часа, а не 48.
И потом, театры в наше время – не все, но 90% точно – это школа выживания, причем моральная, где еще теряешь свой человеческий облик. Это борьба за место под солнцем. Я даже не говорю о балете: бедные балерины – там же вообще каждая третья талантливая, а как стать одной примой? И начинаются человеческие аспекты… в драматическом театре то же самое. Постоянная борьба. Я бы просто не перенесла этого морально.

Елена Ваенга- Хорошо, а антрепризные спектакли?
- Конечно. Я играю в антрепризных спектаклях. Но я не берусь за любую роль. Я четко разделяю комеди и театр. Поймите, я и от комеди могу получить удовольствие: я молодая, я понимаю этот юмор. Но когда я иду в театр, скажем в БДТ, мне не нужны шутки ниже пояса. Поэтому я презрительно отношусь к юмористическим спектаклям, фарсам, комедиям. Потому что очень часто их ставят бездарные режиссеры – именно к ним я и предъявляю претензии. А талантливый режиссер умеет сделать так, чтобы не надо было называть части тела ниже пояса, чтобы люди засмеялись.

- А кто ставил ваш спектакль?
- Екатерина Шимилева. Она – педагог и, как и многие талантливые люди, очень многогранна. Она мим, клоун, причем школы Марселя Марсо (основоположника пантомимического жанра).

- Не хотели попробовать себя в качестве режиссера?
- Зачем? Каждый должен заниматься своим делом. Не надо лезть туда, где ты не талантлив. Я умею играть, значит, я буду играть.

- Насколько для вас важна карьера?
- Сейчас, наверное, уже важна. Иначе зачем я получала два высших образования, много работала? Я потратила свою молодость, у меня нет детей. Видимо, надо уже хотя бы карьерой доказать самой себе, что все было не зря.

- Хотите детей?
- Да, очень. И это моя проблема. Знаете, почему у меня нет детей? Мне их некогда сделать. Потому что я занимаюсь музыкой. При этом я здоровый человек, проблем у меня нет. Моя судьба – это моя воля и моя мука.
У меня болит голова за что угодно, только не за себя саму. Я всегда тратила очень много времени на других людей. Сейчас я начинаю переживать за себя. Я очень разочаровываюсь во многих вещах. В людях разочаровываюсь. Особенно в дружбе.

- ???
- Зачем нужна эта дружба? Мне всегда мама говорила: друзей не может быть много, я не верила. Оказалось, так и есть. Знаете, чем люди проверяются? Очень часто деньгами. Это как раз и есть та монета с очень острым ребром. Говорят, хочешь потерять друга - дай в долг: настоящий друг вернет. А еще болезнями. Если человек серьезно заболевает, он оказывается никому не нужным, кроме мамы, папы, близкого человека и хорошо если двух-трех друзей. И где же тогда все остальные?
Конечно, хочется верить в дружбу. Я сама положила на друзей столько здоровья, времени, сил и любви, что почти забыла о маме и сестре. Всем говорила: подождите, у меня там Света, Оля, Галя… надо съездить, все обижаются. А вот когда я действительно заболела, пришли три человека. Классно, да? Хорошо хоть что не в 50 лет я это поняла.
Сложность состоит в том, чтобы распознать, кто тебя действительно любит. Проверять нужно. Такая вот селекция.

- Мужа проверяете?
- Нет. А что его проверять-то? Скорее меня нужно проверять.

- То есть верите безоговорочно? Как вообще все случилось?
Есть такой писатель – Ибсен. Он сказал гениальную фразу: «Молодость – это возмездие». У нас 20 лет разницы. Мне было 18, ему 38. Каждый человек заслуживает то, что он получает. Конечно, бывают случаи несправедливости, но чаще всего все проблемы кроются в самом человеке. Никогда не бывает, чтобы человек что-то делал зря. Любой труд вознаграждается. Надо лишь понимать, что вознаграждение бывает не только финансовым. Человек может до 30 лет работать за три тысячи рублей, не купаясь в успехах, а потом неожиданно жениться на потрясающей женщине. Это и есть баланс.  

- Вы сказали, что не верите в дружбу. А в любовь верите?
- Нет, я верю в дружбу. Просто не может быть много друзей. Особенно с женской дружбой у меня проблемы. Сейчас приведу пример, я называю это «синдром котлеты». Представьте, приходит к вам очень хорошая подружка и начинает рассказывать: «Знаешь, у меня такая скотина муж, такой гад. Я ненавижу этого человека». Звонит телефон. Подруга извиняется и говорит в трубку: «Да, милый, котлеты на сковородке».
У меня было много незамужних подруг, каждая со своими проблемами, я общалась со всеми. Но как только у них появлялись мужчины, они сразу про меня забывали.
Поэтому вокруг меня мужчины. И я психологически стала перестраиваться. Мне с ними удобнее. Жаль только, что в баню с ними не могу ходить. Мне не с кем ходить в баню: женщины не ходят, поэтому я хожу одна, а «подруги» сидят дома и жарят котлеты. Я, правда, тоже их успеваю жарить, но я и другое успеваю. Просто не надо тогда говорить, что ты дружишь. У вас просто приятельские отношения.

- А дружба с мужчиной возможна?
- Да. Хотя, конечно, правда заключается в том, что дружба между мужчиной и женщиной существует до определенного момента. Потом все равно возникает проблема противоположности полов. Здесь важно вовремя расставить все точки над i. Когда люди вступают в интимные отношения, дружба пропадает. Либо все заканчивается свадьбой и рождением ребенка, либо вы расходитесь. Если ваши отношения с другом грозят перерасти во что-то большее, надо это постараться перебороть: спокойно сесть, поговорить, понять, что же дороже ?????или целая жизнь? Чаще выбирают целую жизнь и остаются друзьями.

- То есть если все же что-то между вами произошло, то дружба уже невозможна?
- Возможна – на протяжении года, двух, трех. Пусть десятка лет. Но потом все равно все закончится одним. И пусть мне кто-нибудь скажет, что это не так.
Поэтому я всегда говорю: бойтесь бывших подружек своего мужчины. Это мой опыт, я его никому не навязываю. Но уверена, если к вашему молодому человеку пришла бывшая подружка – чайку попить, – будьте настороже. Ибо покопайтесь в себе и подумайте, что вы тоже чья-то бывшая подружка. Вспомните, при встрече с бывшим мы все равно подсознательно поправляем волосы.

- В судьбу верите?
- Нет. Какая судьба? Человек, как сказал Задорнов, кузнечик своего счастья. Судьбу свою он строит сам. Логика здесь очень проста. Знаете, что такое выбор? Каждый день Бог ставит вас перед выбором – вправо или влево, выбрали вправо, а на следующий день вам опять – вправо или влево… И так всю жизнь… В зависимости от вашего выбора у вас и складывается ваша судьба.

- И как вы собираетесь выстраивать свою судьбу? Есть творческие планы?
- Я сама один большой творческий план. Хочу очень многое. Хочу, чтобы этот год разделился на три, чтобы я все успела. Чтобы у меня родилось одновременно трое детей, и муж раздвоился на две половинки – один был все время дома, а другой работал…
Хочу дописать альбомы. Меня очень вышибают болезни. Я, к сожалению, страдаю страшным грехом – унынием. Как только я узнаю, что больна, я ухожу в себя: мне ничего не надо, ничто меня не радует. Я ложусь лицом к стене и начинаю умирать. Пока просто не приходит надежда, пока кто-то не скажет, что все будет хорошо и меня вылечат.

- Что вам дает надежду?
- Здоровье. Я всегда желаю людям только это, потому что если нет здоровья - нет ничего. Больной человек никому не нужен. Больной человек не может работать. Заболело горло – все, песен нет. А зачем тогда вообще жить, если я не могу петь? А помимо того, что это моя жизнь, это еще и мой хлеб. Я желаю всем здоровья, здоровья, здоровья, здоровья… Это самое главное.

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.