Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Человек-торпеда

После шестнадцатилетнего перерыва Анатолий Кашпировский снова лечит в России. Каждый месяц легендарный психотерапевт приезжает в Петербург, чтобы порадовать своими выступлениями самых любознательных и внушаемых граждан нашего города.           
В свои 66 лет Анатолий Михайлович Кашпировский выглядит как сорокалетний мужчина. Отсутствие морщин, «накачанный» торс и горящий взгляд доктора заставляют задуматься: может быть, он и в самом деле волшебник?

– Анатолий Михайлович, вас не смущает, что ваше имя стоит в одном ряду вместе с именами экстрасенсов-обманщиков – Чумака, например?

– Чумак никакой не целитель. Я его создал своим умом. В 1989 году, уходя из программы «Взгляд», я сказал редакторам, что на мое место теперь можно сажать кого и что угодно, хоть пакет из-под кефира, и люди в него поверят.

Они приняли мои слова всерьез, посадили в телевизор «энергию выделяющего» Чумака и сделали на этом бизнес. Вся остальная шваль появилась после моих телевизионных передач. Люди в стране разделились на два лагеря – одни хотят лечиться, другие – лечить. Нет магов, целителей и, тем более, экстрасенсов, а есть лишь дельцы, которые, пытаясь заработать деньги, вешают на себя ярлыки и легенды. Для этого они выдумывают себе сверх-обстоятельство, которое якобы наделило их даром лечить – например, удар током или молнией. Я проработал двадцать пять лет в психиатрической больнице, где часто лечили током. Больному-шизофренику давали двадцать-тридцать шоков, прикладывая к вискам двадцать вольт. Больной бился в конвульсиях и со временем доходил до полного слабоумия, но не становился целителем.

– На чем основан ваш метод?

– На создании мощной ситуации, которая заставляет происходить телесные процессы. Предположим, человеку страшно прыгать с вышки в воду, но если рядом с ним находится симпатичная девушка, он это сделает. Человек может на спор запретить себе курить и материться. Но заставить вырасти новый зуб он не может! Кришна умер от рака горла, Есенин не мог избавиться от алкоголизма. Ницше всю жизнь страдал от заболевания кишечника. Другими словами: дух можно победить, тело – нет!

Я подошел к теме коррекции ткани иными способами. Я создал условия для ткани, в которых она начнет себя вести так, как от нее требую я. Простой пример – если в комнате понизить температуру до –50-60С, обложить ее внутри ватой и простынями и посадить туда зайчика, то через сутки он станет белым.

Его заставит природа. Я поступаю так же, создавая сильную, мощную ситуацию для лечения.

– Но вы слишком грубы с пациентами!

– Я обязан быть таким, чтобы не делать ошибок! Если мы с вами идем по узкой тропе, и вы стали падать в яму, я вас резко схвачу за руку и вытащу, иначе вы погибнете. Я как торпеда, которую выпустили и она пошла, все сметая на своем пути. Больше всего я ненавижу добреньких, потому что они начинают сюсюкать, а не работать.

– Тем не менее, именно вашу деятельность запретил Ельцин. Почему?

– Ельцин не тот человек, который может ко мне свою руку приложить. Вот я к нему – могу. Когда Ельцин находился в состоянии алкогольного опьянения, ему подсунули бумагу на подпись мои завистники, и он подписал не читая. Наложил запрет на проведение «массовых сеансов». Теперь я хочу возбудить процесс против его неправильного указа.

Если за шесть часов эфирного времени 10 миллионов человек излечено, на это решены в России дуэли, я бы влепил ему пулю в лоб – за вранье! Никакого мусорного завода у меня нет, а есть идея построить его в Петербурге. Этот завод абсолютно чист и не выпускает в атмосферу диоксин, страшный яд. Мусор сгорает при температуре две тысячи градусов, превращается в цемент высочайшей пробы, в асфальт, тепло и электроэнергию. Поначалу я предложил подобную идею Виктору Януковичу, в ту пору кандидату в президенты Украины.

К сожалению, в разговоре со мной он больше акцентировал внимание на собственной биографии, чем на заводе. Я ему тогда сказал: «Займись заводом, и народ к тебе потянется, иначе полетит булава твоя гетманская». Он пообещал помочь и прислать человека. Но не прислал. Украинский народ до сих пор задыхается от мусора.

– Откуда такие переживания за народ?

– Еще во время своей работы в психиатрической больнице я ходил и выбивал для своих пациентов квартиры, чтобы они выписывались в нормальную среду. Врача должно все беспокоить. Знаете сколько мусора в России? Девяносто миллиардов тонн! Если взять весь мусор и погрузить в железнодорожный состав, то получится поезд, равный 110 расстояниям до Луны. Одна из причин высокой смертности населения – мусор, объедки, тампоны из больниц. Все это разлагается и идет в почву, потом в воду, а вместе с водой поступает в наш организм.

– Как родственники относятся к вашей деятельности?

– Когда между семьями расстояние, то изменяются и отношения. Моя внучка живет в Канаде. Она давно пропиталась канадским духом. А я все время на аэродроме, в самолете, в гостинице. Она трехкратная чемпионка США по карате среди девушек. А когда стала подрастать, я заметил, что она обещает быть настоящей красавицей. Пришлось запретить спорт. Теперь у нее на уме одни танцы. Что касается сына, то его воспитанием я занимался очень серьезно. Хотел вырастить из него спортсмена – учил рукопашному бою, боксу. Он настоящая пантера.

– Наверное, вы хороший отец.

– До крайности! Вообще, страдаю такой дуростью как альтруизм. Ничего своего нет, все отдаю детям. Верите, у меня в кармане не наберется и тысячи рублей, чтобы оплатить тренировку.

– Говорят, вы сами – отличный спортсмен!

– Когда-то я пришел в школу маленьким бледненьким мальчиком. По сравнению со мной одноклассники казались великанами. Но они знали, что трогать меня опасно, потому что моим оружием могло стать все, что есть под рукой. Потом даже афоризм на эту тему придумал – «кто не боится смерти и потери свободы, противников не имеет». Это я еще в детстве усвоил.

А потом все-таки решил спортом заняться. В 1956 году я попал в Винницу. Еду в трамвае и вижу дяденьку с огромными бицепсами. Я сразу влюбился в его руку и рванул за ним, в спортзал! «Я хочу быть таким же, как вы! Дайте мне подойти к штанге». А на ней сто кило! Раз – и поднял. «О,– говорит,– молодец. Через год будешь иметь второй разряд». Через год я был мастером спорта и поднимал 165 килограммов. Стал ездить на соревнования, призы получать.

– Почему вы не остались в спорте?

– Решил пойти по стопам мамы – окончил институт и стал работать в психиатрической больнице. Семь лет не прикасался к штанге! А потом попробовал снаряд дернуть – и у меня голова как разболелась!

Сосуды, видно, известью обрастать стали. Ну, думаю, нет – надо расшатывать эту скорлупу. Потихоньку начал заниматься, и теперь, где бы ни был, обязательно хожу в зал. Я сейчас имею неплохие результаты даже для 25-летнего, а для моего возраста и вовсе. Мне никогда не стыдно раздеться, если надо.

– Наверняка, у вас существует фирменный рецепт молодости?


– Надо знать, как питаться; но чтобы соблюдать все правила, надо иметь большую силу воли. Я пытаюсь себя «блюсти», но это не всегда получается. Сейчас мой вес 95 килограмм, а совсем недавно я весил 100, но по мне этого никогда не скажешь. И все потому, что я избегаю мучного, сладкого, конфет.

– Вы сами себе готовите?

– Вообще-то, я не терплю, когда мужчина может подойти к плите и приготовить ужин на всю семью. Пусть лучше зарабатывает деньги или занимается наукой. Я – мастер готовить кипяток и разогревать полуфабрикаты.

– Как вы боретесь со стрессами?

– Я стараюсь не принимать ничего близко к сердцу. Броня у меня внутри, в которой застревают любые стрелы. Конечно, многие вещи трогают, но я научился скрывать чувства. Даже афоризм такой придумал: «тот, кто плачет, не имеет сердца, а кто не плачет – имеет его в избытке».

– Вы помните, как впервые помогли человеку?

– Первого раза никогда не было. Было понятие о том, какие условия необходимо создать, чтобы повлиять на болезнь или ситуацию. Был у меня показательный случай в Украине во времена работы в психиатрической больнице. Помню, зашла ко мне молодая особа из санэпидемстанции. Вечером я пошел ее провожать. Ножки у нее бутылочками, туфельки на каблучках, по асфальту цок-цок.

А на улице человек сто пятьдесят – все в кожанках, на мотоциклах. Девушка испугалась и говорит: «Рванем обратно!». «Нет, – говорю. – Нельзя! Только вперед!». Снова каблучки цок-цок. И вдруг, кто-то из них брякнул грязное ругательство. Резко развернувшись, я двинулся на матерщинника. «Ты слишком громко разговариваешь!» – говорю. Все замерли и притихли. Оказалось, хулиганы попросту испугались и уступили дорогу.

– Ходят слухи, что вы большой любитель американских женщин.

– Вот что я скажу – самые лучшие женщины – русские! Американкам до наших далеко. Таковы факты.       

автор, татьяна ромашенкова
фото, замир усманов

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.