Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Андрей Максимков: Мой лучший друг — моя жена

Андрей МаксимковДалеко не каждому удается за одну жизнь сменить несколько ипостасей. Андрею Максимкову удалось. Сначала популярный дуэт шоуменов в паре с Андреем Ургантом, затем он становится руководителем телекомпании «Золотой телец» (будучи параллельно и телеведущим, и режиссером). Вот уже несколько месяцев он является продюсером питерского телеканала СТО.

 

 


– Ваша телекомпания «Золотой телец» была вполне успешной — за 10 лет работы снято несколько телесериалов, всего около 300 серий, более 100 «Вечеров в Политехническом», множество разнообразных передач. Но вы «взвалили» на себя еще и «СТО»…
– Несколько лет назад у нашей команды возникло ощущение, что у Питера нет своего полноценного телеканала. Была разработана концепция. Мы с нею не победили на конкурсе, но она запомнилась. Поэтому когда появилась частота, но не было команды, вспомнили про нас. Тем более, что мы экстремалы и «скорая помощь»: если надо успеть что-то сделать в сжатые сроки, то это к нам.
– Как вы относитесь к поговорке «Старый друг лучше новых двух»?
– У меня эта поговорка не подтверждалась практически никогда. Я не делю друзей на старых и новых. И это неверно, что с годами у нас друзей не прибавляется — прибавляется! Если вести активный образ жизни, много общаться с интересными людьми, то какая-то их часть становится твоими друзьями. Кроме того, что я не делю друзей на старых и новых, все мои друзья общаются между собой. Самый близкий друг — это моя жена. Затем идут команды, с которыми я вместе работаю и на канале СТО и в «Золотом тельце». Это Анатолий Юрьевич Равикович с Ирой Мазуркевич, это Ирена Стефановна Лесневская с Митей Лесневским — руководители REN TV, как ни странно.
– А вашей дружбе с вашей супругой Викторий Корхиной не мешает то, что вы ее генеральный продюсер, а она ваш генеральный директор? Вы же вместе 24 часа в сутки!
– И это прекрасно! Для нас это идеально. Мы вообще по жизни никогда не расставались больше чем на 120 минут.
– Неужели никогда не ругаетесь?!
– За все годы совместной жизни у нас не было ни одного бытового конфликта. Конфликты могут быть только творческие, следовательно, не тупиковые, так как они предполагают решение какой-то конкретной задачи. Можно ругаться вусмерть, но все равно ищешь выход из этой ситуаци. А вот бытовые конфликты — тупиковые.
– Как приводите в норму свое настроение?
– Незаметно для окружающих. Аутотренингом.
– Ну, не можете же вы посреди рабочего дня лечь и сказать: «Я спокоен, я совершенно спокоен»…
– Нет, но есть масса других штучек-дрючек. Я очень серьезно занимаюсь собственной психикой, поэтому знаю все ее клавиши.
– А как вы занимаетесь собственной психикой?
– Я ее изучаю. Интересно же, что происходит у тебя в голове. В целом, могу сказать, что у меня очень сложные отношения со своим мозгом. То есть в этом смысле существует четкое раздвоение не личности, а меня и моего мозга. Я могу давать ему какие-то задания, назначать сроки их выполнения.
– «Тихо сам с собою я веду беседу…»
– Между прочим, очень полезная вещь. Так как я работаю в разговорном жанре, постоянный диалог приучает к ясности мышления. А кто ясно мыслит, тот и ясно излагает.
– Вы случайно по гороскопу не знак «Близнецы»?
– Совершенно верно! Я «Близнец», причем ярко выраженный и образцово-показательный.
– У каждого из нас есть друзья, но есть и те, с кем возникают непримиримые противоречия…
– Если у меня и возникают с кем-то разногласия, то я очень быстро проезжаю эту ситуацию, так как считаю, что конфликты — пустая трата времени. Хотя признаться, много лет работал «жилеткой» для друзей, знакомых и даже малознакомых людей, которые знали, что ко мне можно прийти в любое время.
– Что, и ночью?
– И ночью.
– А сейчас можно ночью? Вы же так заняты.
– Можно. Вот на это время я найду.
Зато жена, наверное, будет «в восторге»…
– Она спокойно к этому относилась и относится. Потому что, как и я, понимает, что душевное спокойствие важнее, чем сон. Вот некоторые говорят, что художник для того, чтобы полноценно творить, должен быть несчастным, голодным, неустроенным. И довольно многие художники действительно получают от этого своеобразное удовольствие…
– Но это же добровольный мазохизм!
– Правильно, и я так считаю. В результате получается, может быть, и очень талантливое искусство, но больное. А я придерживаюсь той точки зрения, что искусство должно быть здоровым, нести положительные эмоции людям. 15 лет назад, когда в России только начало развиваться телевидение, у него было два пути: показывать людей талантливых, умных, добрых, щедрых, чтобы человек смотрел и говорил: «как жаль, что я еше не такой, и стремился бы стать таким. Второй путь — показывать «чмо», чтобы зритель думал: «какое счастье, что я еще не такой»… Наше телевидение пошло вторым путем, потому что это проще. Хотя оттого, что зритель радуется, что он не урод, он уже урод. А я за первый путь развития, причем принципиально.
Почему вы в свое время расстались с вашим многолетним партнером по сцене Андреем Ургантом?

 

 

– Как и в жизни, «развод» произошел из-за понимания абсолютной бессмысленности дальнейшего творческого союза. Конечно же, человеческие разногласия там тоже имели место. Но больше творческие. Творчество ведь такая тонкая вещь — ради него можно терпеть очень многое: сколько существует дуэтов, которые страшно ругаются, но когда они выходят на сцену, никто этого не замечает. Потому что зрителю важен результат. А у нас именно с результатом возникли проблемы. Не хотелось опускать планку.

Анна Майская,
фото Владимира Бертова

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.