Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Я, Дмитрий Пучков (Гоблин): —Акула капитализма!

Дмитрий Пучков (прогрессивной общественности более известный как Гоблин) — создатель переводческой артели «полный Пэ». Бывший оперуполномоченный. Переводами кинофильмов занимается уже шесть лет.
Настоящая популярность пришла к нему после озвучания фильма «Властелин колец. Братство Кольца» (в версии, созданной Пучковым, фильм называется «Братва и кольцо»). Его озвучание и пародийный «перевод» раскрыли перед киноманами новые грани вполне знакомых голливудских экшн-фильмов.
Продавцы видеокассет уверяют, что наличие на видеокассете надписи «перевод Гоблина» гарантирует увеличение продаж как минимум вдвое.

 

– Ты сейчас весьма популярный человек. О тебе часто пишут СМИ и регулярно берут интервью.
– СМИ больше интересно про «Властелина колец», где всем смешно. Забавные, так сказать, переводы. Они их переводами почему-то называют… Остальные фильмы они не смотрят, поэтому всех постигает тяжелейший шок, когда видят все остальное. Контраст настолько велик! В общем, вопросы обычно задают про «Братву и кольцо».
– Ну, это ж новый жанр как-никак! Кто-нибудь раньше такое делал?
– Ничего нового тут нет. Я не сам это придумал. Наши товарищи переводчики, когда переводят, всегда чего-то не понимают. Раньше как переводили? Наушники надел — и вперед. Желательно с первого раза. Смотришь и тут же переводишь, то есть не надо ничего изобретать. Фильмы потупее, типа «Блэйдов», «Хищников» или «Коммандо», естественно, можно так перевести, если у тебя есть соответствующие навыки. Что-нибудь поумнее, типа всяких «Апокалипсис нау», уже сложно.
– А ты как делаешь?
– Текст. Только текст. Переводчик никогда не трудится один — при нем есть специальный редактор, который за ним фразы приводит в соответствие с русским языком. Потому что редактору с незамыленным взором все видно гораздо лучше. Редактор правит, и только после этого получается приемлемый текст. А вот бакланить на «ура» синхронно — это из области: «Шо ты говоришь: Карузо, Карузо? Я послушал — ничего особенного. А где ты слышал? А мне Васька напел!» Вот из этого пародийный «перевод» и получился — я ничего не придумывал. Постоянно велись дикие споры: может или не может переводчик пошутить по ходу фильма? Большинство кричит: «Пусть пошутит, фильм становится лучше!». Я визжал: «Как же так! Искажать авторский замысел?». Мне было сказано: «То хорошие переводчики, которые шутят, а в тебе божьей искры нет — ты шутить не можешь».
– Это и явилось основанием проекта студии «Божья искра»?
– В общем, да.
– Что-нибудь в детстве говорило о том, что ты станешь переводчиком кино?
– Я способный к языкам. Я в интернате учился, и у нас была такая суровая педагогиня по немецкому языку…. Настолько серьезная и педагогически одаренная дама, что даже самые конченные дауны, закончив восемь классов у нее, после этого успешно побеждали на всяких олимпиадах и в институтах учились, не открывая учебников. Я в девятом-десятом классе вообще ничего не учил. И тем не менее, четыре балла по немецкому имел.
– Так это же немецкий язык был?
– Ну вот, навыки привили. Научили чего и как. Папашка у меня в Германии служил. Я с ним год жил там. Десятый класс доучивался. Там военные поселения очаги советского милитаризма, немцев туда не сильно пускали. Телевизор местный смотрел…
– С английским как получилось?
– Выучил. Тогда же железный занавес был. Вся правильная информация про любимых Led Zeppelin — она только на английском языке была. У нас же всю музыку журнал «Ровесник» излагал с точки зрения ЦК КПСС.
– Как ты относишься к переводам Леонида Володарского?
– Те, которые были на видео «с прищепкой на носу», были самые отвратные переводы из всех виденных на видео. Это совсем разные вещи: знание языка и способность переводить синхронно. Настоящих синхронных переводчиков очень мало. Мало везде. Получают они серьезные деньги, по 500-600 баксов за час своей очень непростой работы. Правда, получают не у нас, а у врагов. Работают по полчаса, потому что это исключительно напряженная разновидность умственной деятельности. Здесь надо обладать как интеллектуальными качествами, так и физиологическими — быстро говорить, четко выговаривать, формулировать мысли стремительно. Не каждый это умеет. Можно знать шесть языков, прекрасно переводить на бумажке, а говорить не мочь. Вот Леонид Володарский тексты переводит очень даже ничего, а синхронно переводит неважно.
– Я вот боюсь, как бы с тобой не случилась такая история, как с создателем Масяни Олегом Куваевым, у которого увели студию «Мульт. Ру»
– Олег Куваев — он художник. Человек по определению чуждый всякой коммерции, суеты с деньгами и прочим. При нем нужен нормальный коммерсант, который понимает, что из товарища Куваева можно извлечь огромные суммы денег. И на Куваева, и на коммерсанта, и на всех денег хватит. А тут оказалось все не так. Я считаю, ему просто не повезло. (Сейчас Олег Куваев вернул себе права на сайт «Мульт.ру» — прим. автора)
– У тебя есть такие изворотливые люди?
– Я сам такой. Я — акула русского капитализма!
– Кто помогает тебе в работе?
– Нормальные фильмы я сам перевожу. Встречаются отдельные моменты, которых я не понимаю и не знаю. У меня познания в языке однобокие, в основном — работа с текстами. Читаю, хорошо понимаю на слух. Однако сам говорю неважнецки. Примерно как пьяный узбек по-русски. Это во-первых. Во-вторых, я никогда за кордоном не был, в странах англоговорящих. А это очень важно, пожить там годик-другой, общаясь только с местными, набирая разговорный опыт. Поэтому общаюсь с тамошними аборигенами посредством интернета. У меня есть сайт www.oper.ru, на сайт ходит до пятнадцати тысяч человек в день. Вот через него все непонятное и выясняю.
– С чего начинается твой день и когда он заканчивается? Говорят, ты работаешь дома.
– Дома работать очень плохо. Это все время угнетает — когда с палкой за спиной никто не стоит, никаких дисциплинарных ограничений нет, то себя очень тяжело загонять в правильные рамки. Года три дурака валял, работал когда хотел, целыми днями ничего не делал. Потом уже принялся себя пинать. Теперь стараюсь как в казарме, по правильному — подъем в восемь часов утра, и далее по распорядку.
– Где бы ты хотел жить в идеале?
– Да тут, в Питере. Мне здесь хорошо. Если бы хотел уехать — давно бы уже уехал, теперь-то это никакая не проблема. Работал я кем попало, никакой работы не боюсь. Что дерьмо лопатой бросать, что по компьютерным клавишам стучать — мне без разницы. Нигде бы не пропал, более чем уверен. Однако в прошлом году промчался по Европе, посмотрел на все, и увидел — скучно у них там. В каком-нибудь Стокгольме вечером ни тебе дискотек, никаких очагов разврата, вообще ничего нет. Что они там делают и как живут — непонятно.
– Можно сказать, что ты занимаешься только тем, чем хочешь?
— Так точно. Работаю самим собой. И это круто.

 Алексей Петров

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.