Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Подарок судьбы

Тамара Сморякова

Мы и не заметили, как в отечественной культуре произошла революция. На смену духовности пришли иные ценности. Талант заменили раскрученные имена. Вершиной успеха для артиста сегодня считается шоу-бизнес. Естественно, что такая ситуация вызывает опасения у профессиональных музыкантов: все то, чем они гордились, постепенно отходит на второй план. И это обидно.

Известная петербургская певица, чье имя в 70-х и 80-х годах не сходило с афиш во многих странах мира, исполнительница всех сопрановых партий в крупной форме, а ныне доцент Академии Театрального Искусства, Тамара Сморякова, к современной эстраде в нынешнем виде отношения не имеет. Совсем другое дело – МУЗЫКА…

– Мне очень повезло,— говорит Тамара Николаевна, — судьба сводила меня с такими выдающимися людьми, что о себе и говорить-то не прилично. В моей жизни была целая плеяда выдающихся имен, чьи произведения я почти всегда исполняла первая: Борис Тищенко, Борис Арапов, Георгий Свиридов, Эдиссон Денисов, Владислав Успенский, Пярт, Губайдулина. Почти во всех афишах стояло «ПЕРВОЕ ИСПОЛНЕНИЕ». Настоящего музыканта из меня делали дирижеры. Великий Арвид Янсонс не побоялся взять в симфонии Малера и реквиемы Моцарта и Верди; Геннадий Рождественский очень помог в работе с оркестром. Каждое имя – целая эпоха: Лилье, Коган, Полянский, Колобов, Серов, Мартынов. А пианисты? Софья Вакман, Татьяна Воронина, Нинель Ярмоленко. Если бы не они, то я, как исполнительница, вряд ли бы состоялась! И это, несмотря на то, что в советское время отдельные произведения запрещали исполнять: к примеру, музыка Альфреда Шнитке находилась под запретом. Помню, мы как-то выступали в клубе «Прожектор» в начале восьмидесятых. Так милиция при входе переписывала всех, кто пришел, проверяла паспорта.

– То есть музыка считалась чем-то сродни диссидентству?

– Сейчас, наверное, это сложно представить. А тогда… Времена-то были какие страшные. Все, что шло вразрез с государственной идеологией, либо запрещалось, либо подавлялось. Разумеется, появлялись композиторы, чья музыка была непохожей на советские нормы, была настолько самобытной и талантливой, что власть это только настораживало. Про себя я называла такие произведения «музыкой ХХI века». Знаете, и это действительно так. Слушая сегодня Шнитке и Сильвестрова, Успенского или Тищенко, понимаешь – их музыка не устареет никогда.

– Однако для массового слушателя элитарная музыка может стать серьезным испытанием. Нам подавай чего-нибудь попроще…

– Это целый пласт российской культуры. И воспринимать ее надо как духовное явление. Да, она элитарна, у нее узкий круг почитателей. Надо, наверное, с детства воспитывать вкус у слушателей, умение слышать и слушать... А начинать с более простого и понятного. В 1986 году я спела все «Ave Maria» в Капелле, с тех пор по всей стране началось победное шествие « Ave Maria».

– Как преподаватель Театральной академии, дайте, пожалуйста, определение: современная эстрада — это…

– Это катастрофа. То, что творится на современной сцене, не поддается никакому описанию. Я выпустила один курс рок-оперы. Сейчас готовлю второй. Мы сознательно избегаем примитивного репертуара. Своих студентов изначально воспитываем на лучших стандартах американской музыки, отбираем для них лучшие классические образцы, лучшие песни советской эстрады, произведения московских и петербургских авторов. Это дает свои плоды. К примеру, пять человек с моего прошлого курса участвовали в престижном конкурсе Бельмана в Швеции. Заняли первые и вторые места. Шведы потом признавались, что такой культуры, как у наших исполнителей больше нигде нет.

– Петербургской культуры?

– Именно петербургской. Моя основная задача как педагога воспитать в своих учениках музыкальный вкус, особое отношение к выбранной профессии.

– Вашим ученикам сложно найти сегодня работу?

– Конечно, определенные сложности имеются. Раньше достаточно было телефонного звонка одного дирижера другому: «Есть певица, которая поет «Аиду». Назавтра она уже пела в театре. Сегодня все иначе. Но все равно устраиваются, правда, в большинстве случаев уезжают за границу.

– Профессию многие меняют?

– Из моих учеников трое. Один торгует сахаром с ближним зарубежьем, другой – нефтью в дальнем. Третий, мой самый любимый ученик, уехал в Израиль и, по слухам, занимается структурной лингвистикой.

– Вам жаль потраченных времени и сил?

– Тех, кто приходит просто за дипломом, нет. Но когда знаешь, что этот человек создан для музыки и отказался от нее, жалко для слез…

– Среди ваших учеников такие блестящие исполнители, как Альберт Ассадулин, Олег Погудин… А кого бы из нынешних исполнителей вы могли бы отметить?

Ученица Т.Сморяковой Настя Яковлева

– Вику Горбакову, Романа Никитина, Анастасию Яковлеву. С Настей вообще случай особый. У нее удивительный голос: чудесный, чистый, высокий, совсем не современный, без всяких потуг на эстраду. Она обладает тонким музыкальным вкусом, а ее голос может заставить человека плакать, и это дорогого стоит! И я подумала, почему бы нам с ней не вернуть ту высокую культуру, которой нам так не хватает? Вспомните: Лидия Клемент, Мария Пахоменко, Анна Герман….

Кстати, недавно проглядывая «Лирическую симфонию» Успенского, я вдруг подумала, какая изумительная могла бы выйти песня, с душой, с удивительной мелодикой! Нашла и стихи… Хочу, чтобы Настя это спела. Для меня, как для педагога, она – подарок судьбы!

Яна Романова

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.