Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

"Не забудь плетку!" - Луиза Саломе и Фридрих Ницще

Луиза Саломе и Фридрих НицщеПо современным меркам фройлен Лу Саломе совсем не была красавицей. Грубоватые черты лица, тяжелый волевой подбородок и чересчур высокий рост. Тем не менее, среди европейской интеллектуальной элиты конца девятнадцатого века вряд ли нашелся бы мужчина, способный устоять перед таинственным обаянием этой женщины.

Как двадцатилетняя, пусть даже очень деятельная и умная, барышня умудрялась заставлять зрелых мыслителей, философов и поэтов жить по своим правилам? Влиять на их мысли, философию и поэзию? После расставания с ней Фридрих Ницше напишет свое знаменитое: «Идешь к женщинам? Не забудь плетку!». Не будь Саломе – горячо любимое всеми ницшеанство выглядело бы совсем по-другому. А значет, по-другому бы выглядила и вся современная европейская культура, и мы – как полномочные ее представители.

Между тем, Ольга (Леля, Луиза, Лу) Саломе была родом из Санкт-Петербурга. В двадцать лет из-за болезни легких она покинула Россию и уехала в Цюрих. Там Ольга изучала теологию у Бидермана и, полагая себя начинающим поэтом, работала с самим Готфридом Кинкелем. Ее естественной манерой общения, изысканным интеллектом и шокирующей откровенностью были покорены самые блестящие умы Европы. Возможно, для девятнадцатого века ее поведение было вызывающим, но в этом-то и заключалось непередаваемое очарованье. Она была способна совершенно спокойно выдержать пристальный мужской взгляд, легко и без напыщенности говорила о плотских отношениях и очень чутко улавливала собеседника, а, стало быть, знала, о чем и с кем нужно разговаривать.

В одном из литературных салонов города она встретила Поля Ре – в течение первой же беседы молодой симпатичный философ превращается в ее горячего поклонника. Тогда существовало понятие «внезапно вспыхнувшая дружба». Да, именно дружба. Лу Саломе долгое время презирала более близкие отношения, как, впрочем, и институт супружества. «Я никогда не принесу себя в жертву на алтарь брака», – заявляла Лу особо пылким обожателям. Полю Ре пришлось принять эти правила игры, поскольку общаться с этой женщиной было для него истинным удовольствием. Ей удалось внушить мыслителю, что совершенные отношения – это страстное, интеллектуальное взаимное обожание, истинная глубокая дружба, разумеется, не предполагающая ни брака, ни секса. Ольга Саломе имела яркое воображение.

Поль Ре посещал лекции Фридриха Ницше в Базеле, восхищался им и настойчиво уговаривал Ольгу с ним познакомиться. Он был уверен, что именно Ницше сможет стать настоящим наставником для начинающей поэтессы. Их первая встреча (Ре-Саломе-Ницше) состоялась в Базилике Святого Петра. Всем троим сразу стало понятно, что они потрясающе интеллектуально схожи, что разговоры и чтения вслух приносят им колоссальное удовольствие. Они говорили ночи напролет.

Вскоре Лу предлагает им… поселиться втроем под одной крышей. Сожительство двух мужчин и женщины, пусть и не имеющих (тем более, не имеющих!) никакой романтической связи, вещь редкая и в наше время. Новую мораль, которую соорудила эта «дьявольская троица», (им нравилось так себя называть), вряд ли оценило бы современное им общество, поэтому Ницше предложил держать эти отношения в тайне: подобная ситуация могла скомпрометировать Ольгу, разрушить ей жизнь. А затем, якобы для того, чтобы все выглядело прилично, Фридрих Ницше предлагает Ольге выйти за него замуж.

«Я была удивлена и разочарована! Какие его смелые речи и вольнодумные прокламации могли ввести меня в заблуждение…». Лу переоценила душевные силы своих друзей-сожителей и, сама того не желая, очутилась в обществе двух воздыхателей. Вскоре на взаимности начал настаивать и Поль Ре. Нужно ли говорить о том, что дружба Ре и Ницше начали постепенно сходить на нет: каждый писал Ольге слишком нежные письма, поливая в них грязью соперника. Ницше приглашает Лу провести лето с ним и его сестрой Элизабет в терингской деревне Таутенберге, где философу нужно было отдохнуть и немного поправить здоровье.

Известно, что Ницше был очень больным человеком, его мучила адскиая мигрень, от которой он терял сознание, не ел по нескольку дней и постепенно слеп. Философ был вынужден постоянно путешествовать в поисках места, климат которого смог бы немного облегчить его круглосуточные страдания. И, конечно, морфий. Много морфия. «Что не убивает меня, делает меня сильнее», – Ницше очень хорошо знал, о чем говорил. Когда состояние здоровья позволяло ему несколько часов кряду гулять и беседовать с фройлен Саломе, они вели потрясающе откровенные беседы, размышляли о религии, морали, добре и зле. Однако именно там и тогда Ольга обретает своего главного и, пожалуй, единственного врага на всю жизнь. Как-то сестра философа Элизабет увидела фотографию, на которой была изображена вся троица в крайне необычном виде: мужчины были запряжены в повозку, которой кнутом якобы управляла Ольга. Снимок привел Элизабет в ярость, ей сразу пришло в голову, что инициатором этой затеи была Саломе. Хотя это было вовсе не так, Элизабет видела Ольг
у в роли эдакой хищницы, роковой женщины, заставляющей страдать ее брата. Это притом, что в Ольге не было ни капли кокетства, или какой бы то ни было развращенности.
«Элизабет… это воплощение зла. Она называла меня проституткой, лгала Ницше, она говорила ему, что я всем показываю эту фотографию и похваляюсь тем, как он любит попробовать мой хлыст. Она постоянно лжет! Эта женщина опасна. Запомните мои слова: придет день, когда она принесет Ницше огромное зло!». Ольга оказалась права – в конце концов философ сам напишет о том, что всепоглощающая, не знающая терпимости и деликатности сестринская любовь не принесла ему ничего, кроме вреда.

Затем, после поездки в Таутенберг, распадается и тройственный союз Саломе-Ре-Ницше. Распадается не столько под влиянием сестры и матери Ницше, сколько из-за человеческого фактора: на почве элементарной ревности Фридрих и Поль стали заклятыми врагами.

Луиза Саломе и Фридрих НицщеПосле того как Лу объявила Ницше (да, она, как обычно, решает все самостоятельно) о том, что «дьявольская троица» изжила себя, философ засыпает ее гневными, скажем прямо, инфантильными письмами с угрозами суицида. «… и, если я однажды в состоянии аффекта наложу на себя руки, переживать будет не о чем. Что для вас мои фантазии! Я смог трезво взглянуть на вещи, приняв … огромную дозу опиума…». Лу не стала возвращаться к Ницше, она нашла ему врача, доктора Брейера, единственного на тот момент мирового специалиста, который занимался не только физическим излечением, но и духовным. Она разыскала его в Венеции, затем встретилась с ним в Вене и, обескуражив своей историей, дерзостью и спокойной откровенностью, буквально выбила из него согласие помочь. Более того, она взяла с него слово, что Ницше никогда не узнает об их встрече, и обратится к доктору по рекомендации своих друзей. Брейер никогда бы не согласился пойти на подобную интригу, если бы не личное обаяние Ольги Саломе. Ее мистическая власть над любым мужчиной-интеллектуалом бросается в глаза, действительно загадочное явление, особенно учитывая патологическое целомудрие Лу.

Итак, Ницше был спасен, так и не узнав, кто ему помог. У великого философа были свои взгляды на «силу» и «слабость», и, не сохрани Ольга все в тайне – лечение закончилось бы, не начавшись. Трудно представить, что десяти последующих лет жизни Ницше, тех лет, в которые написаны самые его гениальные вещи, могло бы просто не быть, если бы не уроженка Петербурга, дочь русского генерала Ольга Саломе.

Приключения духа – о ее жизни можно сказать и так. Профессор Бидерман, с которым Саломе начинала занятия теологией, писал о ней: «Несмотря на детскую чистоту и искренность, у нее одновременно недетская почти лишенная женских черт зрелость духа и самостоятельность воли».

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.