Женский Петербург
Мода
Звезды
Красота и здоровье
Любовь и секс
Психология
Карьера
Дом и интерьер
Рецепты
Семья и дети
Отдых
Смотреть
Новости
Рио 3D

Карта сайта

Культура

Терем-квартет: Михаил Дзюдзе и Инга Кутянская

Терем-квартетМихаил Дзюдзе, один из участников и основателей знаменитого петербургского «Терем-квартета», и директор группы Инга Кутянская уже много лет работают и живут под одной крышей. Порой дается им это не легко, а как иначе. Дома и на работе приходиться меняться ролями: играющий на тяжеловесной балалайке-контрабасе Михаил в жизни человек довольно мягкий, зато неуемная энергия Инги, серого кардинала квартета, заставляет вертеться весь дом. «Мы все сидим на одном суку, и пилить его не собираемся!» – говорят они.

ЗДРАВСТВУЙТЕ, Я ВАМ НУЖНА

М: Если говорить про «Терем-квартет», то началось все на первом курсе консерватории. Это был 1982 год, мы учились на разных факультетах – я на классическом оркестровом, а ребята на народных инструментах. Фактически мы не пересекались, но неожиданно на первом курсе, после выхода сответстующего указа, нас всех призвали в армию. Игорь Пономаренко, Андрей Константинов и я попали в одну учебку, не зная толком друг друга. Тот факт, что мы все из консерватории сплотил нас, собственно с этого момента и начал формироваться основной костяк «Терем-квартета».
И: Ну, знаешь, ты так до вечера говорить будешь. (Смеется и наливает супругу кофе). Я оказалась в коллективе значительно позже. Я переехала в Петербург из Вильнюса, где родилась и прожила все свое детство. Приехала с маленьким ребенком на руках к своему первому мужу, у него была здесь квартира. Хотя квартира это хорошо сказано – классическая питерская коммуналка с тараканами и краном из стены. Я понимала, что с этим нужно что-то делать. Закончила музыкальное училище, потом училась здесь в Университете культуры на режиссуре, а до этого даже успела
поставить семь полнометражных спектаклей в Вильнюсе, и вообщем-то было ясно, что нужно заниматься музыкой или чем-то с этим связанным. Мне мой первый муж как-то сказал: «Ты можешь с неба звездочку достать, поэтому ты должна кому-то в чем-то помогать». Помогать я стала профессионально: организовывала концерты и гастроли различных коллективов, даже в рок-клуб пыталась устроиться. Но вот один раз Артур Савин, с которым меня тогда познакомили, рассказал мне про «Терем-квартет» и сказал, что у группы нет директора и в принципе место вакантно. Я случайно попала на их концерт и как только их услышала, поняла: все, конец, и с боку бантик. Любовь с первого взгляда и навсегда. Я подошла к ним после выступления и сказала: «Ребята я вам нужна. Я вам сделаю все!». Ребята согласились, и мы начали работать вместе.

ИСТОРИЯ ОДНОГО РОМАНА

И: Как я всегда говорю, в нашем случае было бы странным, если бы с кем-то не завелся роман. Мы все тогда были молодыми и красивыми. Гастроли, гостиницы, свобода, братство, гулянья, тогда еще алкоголь. Было бы просто абсурдно, если не сложилось бы личных отношений. В наших отношениях с Мишей самым сложным было скрывать чувства от всего коллектива, но может быть, это как раз и подогревало наш роман. Конечно, ребята обо всем догадывались, но никаких открытых взаимоотношений мы себе не позволяли очень длительное время. Плюс ко всему мы оба были семейными людьми и каждого из нас уже были дети, у меня сын, а у Миши маленькая дочь. Но потом, в силу моей молодости и, на тот момент, неопытности, случилось страшное. Какое-то время я упорно пыталась работать, но потом расслабилась. Я принимала информацию, ее перерабатывала, но сама не производила никаких идей, а ведь именно в этом, как я сегодня уже понимаю, и заключается профессия менеджера. У меня в голове был только роман и личная жизнь. Тут-то все и кончилось – меня
уволили. Сейчас я даже не могу передать, какая это была трагедия. Мало того, что я понимала, что я больше не смогу заниматься любимым делом, я еще и не смогу видеть часто любимого человека.

М: Но потом все сложилось благополучно. Меня устраивало, что Инга ушла из коллектива, потому что наши отношения можно было легализовать. Она больше не директор, значит никаких претензий со стороны «своих» быть не могло.

И: В то же время мы решили разорвать отношения с нашими супругами. Правда, я еще семь лет после этого была замужем: мы никак не могли развестись с моим первым мужем, просто потому что у нас обоих не было на это времени.

М: Позже Инга вернулась в «Терем-квартет». Это произошло совершенно органично и естественно. Она пришла уже изменившаяся, с наработанным опытом и совершенно другим профессиональным уровнем.

И: Я не работала с ребятами шесть лет. С 1992 по 98-й годы я занималась другой деятельностью: открыла свое концертное агентство, организовывала выступления и гастроли других коллективов. Сейчас я понимаю, что в то время все, что я делала, было для того, чтобы доказать себе и всем, что я достойна «Терем-квартета».

И В ГОРЕ, И В РАДОСТИ

М: Во второй раз Инга пришла в очень тяжелый момент.

И: Да, это был один из самых кризисных этапов существования группы, из «Терема» ушел Игорь Пономаренко. Очень многие концертные агентства и бывшие партнеры испугались, как публика воспримет этот факт, и отменили запланированные выступления. Гонорары упали до минимума – 8 рублей 50 копеек за концерт. По три выступления в разных концах города в день. В ПТУ, в военном госпитале или детской колонии. И все это, с балалайкой-контрабасом, – на метро. Это сейчас у нас пять машин на группу, и каждый день решаешь, на чем поедем, а тогда все было совсем по-другому. Я даже помню случай, как мы пошли и заложили выигранный в «Блеф-клубе» комбайн. Да простит меня Сережа Прохоров.

М: Было очень и очень тяжело, но нам не стыдно в этом признаться. Как бы долго не длился этот кризисный период, что бы там не произошло, мы без сомнений продолжали заниматься тем, чем занимались. Даже в то время у нас никогда не возникало мысли о том, чтобы разойтись. Я уверен, мы все равно нашли бы выход из этой ситуации. Слава Богу, что сейчас все сложилось наилучшим образом.

И: Есть золотое правило: везет тому, кто везет. Не существуют невезучих людей. Просто иногда нужно уметь правильно себя слушать и понимать. Если ты занимаешься тем, что тебе не дано, нужно бросить это дело. Люди меняют профессию в 70 лет. Моему дяде, Виктору Степановичу, 67 лет, а он сейчас после двух высших образований пошел на юридический факультет на адвокатуру. Преподаватели в университете закрывают свои книжки и просят его самого им лекции прочесть. И поверьте, мысль о том, чтобы иметь от него ребенка не кажется безумной. Но даже если ты уверен в том, что делаешь, все равно необходим внутренний рост. Это тренировка собственной воли, нужно постоянно заниматься собой, иначе ты просто вылетишь на обочину. Даже на бытовом уровне: тогда в 1997 году мы зажигали очень сильно. Думаю, не для кого не секрет, что артистическая жизнь это всегда гулянки, пьянки, бары и рестораны. Наливают везде всюду. В какой-то момент мы поняли, что дальше будет только хуже, и совсем отказались от алкоголя. Теперь радостные моменты отмечаем чаем разных сортов. Вон смотрите, сколько у нас всяческих красивых баночек с ним стоит. (с гордостью показывает на одну из кухонных полок, уставленную стеклянными и жестяными коробочками с чаем).

М: Отношения с алкоголем завязали не только мы, многие к этому со временем приходят. Вчера мы вместе с Юрием Шевчуком записывали на его студии совместную программу. И вот запись закончилась, все страшно довольны. Юра говорит: «Эх, жаль, что не пьем, а то бы сейчас». А потом подумали, и решили, что и хорошо, что не пьем.

БОЛЬШАЯ СЕМЬЯ «ТЕРЕМА»

И: Конечно же, сложно жить и работать вместе. Наши отношения положены на плаху «Терем-квартета». Несмотря на то, что мы с ребятами одно целое, у каждого из них есть свои, закрытые миры – личная и семейная жизнь. У нас личное также связано с «Теремом». Хотя, безусловно, все, и ребята и я с Мишей, подчинены одному – мы сидим на одном суку.

М: И пилить его не собираемся. Наша семья, она в «тереме».

И: Все же я не верю, что семья может существовать без женско‑мужских отношений, без интима определенного. Безусловно, поддерживать это состояние трепета нам тяжелее всего. Хотя и здесь есть свои плюсы, вот сейчас группа уезжает во Францию на три месяца, а я останусь здесь, успею отдохнуть и соскучиться. Признаться, я иногда у Миши так тихонечко спрашиваю: «Ну, что как там гастроли, девушки симпатичные были?». Он отвечает: «Боже мой, какие девушки, ты же ведь концертный график строишь так, что мы даже не ночуем ни в одном городе!»

М: Вот и сейчас, когда французские организаторы тура согласились специально оплачивать гостиницу и проживание, чтобы мы не летали лишний раз в перерыве между концертами, Инга все равно умудрилась запихнуть туда концерт в России!

И: Ничего не умудрилась! (смеется) Там просто отказаться было нельзя!

М: Парадокс заключается в том, что я, являясь мужем директора группы, знаю о наших делах и планах меньше всех. Если я что-то прослушал или отвлекся, и переспрошу об этом дома, Инга скажет, что хочет отдохнуть от этой информации и не может больше думать о работе. Так и получается, что я часто узнаю все самым последним.

И: Миша вообще человек творческий, витающий. Иронизировать на эту тему можно долго, но, как только я вижу Михаил Юрьевича на сцене с инструментом, я понимаю, что живу с гением.

ПРО ИМЯ И ГОРОД

М: Сейчас я понимаю, что у «Терема-квартета» есть имя. Но имена бывают разные, вот Ксения Собчак, или выпускники «Фабрики звезд», это тоже громкие имена. Разница в том, что «Терем» никогда не работал на брэнд, как это принято сейчас говорить.

И: В Саратове организаторы одного из наших концертов рассказали нам историю: группа «Чайф» вышла на сцену и первое, что они сказали, было: «Что вы здесь делаете? У вас «Терем-квартет» через два дня!». А мы ведь даже не знакомы с ними. Значит «Терем», вне зависимости от личных связей, это уже знак качества. Мы петербургский коллектив, но, что интересно, официальная, чиновничья часть города нас не любит. Мы для них просто не существуем: нас не приглашают ни на одно официальное мероприятие. Можно сказать, что мы в друг друге не нуждаемся: им ничего не нужно от нас, а мы и без них собираем два аншлага подряд. Обратный эффект в Москве, когда «Терем» приезжает в столицу, вывешиваются флаги. Нас любят в администрации президента, минкультуре и т. д. Дело в том, что Петербург город очень странный. Он любит серость. Когда я смотрю на современных местных героев, мне становится грустно. Хотя мы никогда не думали о том, чтобы переехать в Москву.

М: Здесь наш дом, наши родные, друзья, словом, наши корни, поэтому не может даже возникнуть мысли о переезде. Что касается самого города, то Петербург у меня ассоциируется с дворянином с богатой родословной, былым лоском, но волею судеб разорившимся. Он корячится, я, мол, культурная столица, но это уже ничем не подкреплено на практике. Сюртучок уже потертый и коленки вытянулись.

И: При этом только в Петербурге рождаются такие великие имена как тот же Юрий Шевчук. Ведь вы нигде больше такого не встретите. В Москве бы Шевчук появиться просто не мог.
 

 
 
чулки как выбрать, с чем носить

Читать
Слушать
Thirty Seconds to Mars - This is War
Мода | Звезды | Красота и здоровье | Любовь и секс | Психология | Карьера | Дом и интерьер | Рецепты | Семья и дети | Отдых
Copyright © 2011   "Женский Петербург".   Все права защищены.